Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Негосударственные организации КНР

ростки демократии: история и тенденции

Аннотация: Китайское экономическое чудо, как следствие государственной политики «четырех модернизаций», способствовало  социальным переменам в КНР и проявлению элементов гражданского общества в виде системы неправительственных общественных организаций, которые могут составить основу общественного самоуправления и быть мостом между властью и обществом. Их становление, как нового для страны самостоятельного социального института, актуализировало вопрос проведения «пятой модернизации» – реформы политической системы. Темпы, методы и результаты демократизации и политических преобразований в КНР во многом уникальны и существенно отличаются от привычных для западных демократий подходов.

В основе китайского экономического чуда – стремительного роста экономики КНР с конца 1970-х гг. лежит государственная политика «четырёх модернизаций» (промышленная, сельскохозяйственная, военная и научно-техническая). Неизбежными спутниками экономического прогресса становятся социальные трансформации, ценностные изменения. Современная политическая ситуация в КНР характеризуется формированием в стране специфичных элементов гражданского сознания, что актуализирует вопрос «пятой модернизации» –  реформе политической системы, вопрос о необходимости демократизации общественного строя.
 
Понятия демократии и гражданского общества, как сложноструктурированной плюралистической саморазвивающейся и самоуправляемой системы, сформулированные в философии западного типа, основанные на индивидуализме, не коррелируются с обществом восточного типа, отдающим приоритет коллективному над личным и гармонии над самоутверждением.[22] Согласно концепции азиатских ценностей,[24]  культура  восточных обществ  и сегодня во многом основана на следующих принципах: иерархичный коллективизм – лояльность группе лидеров, патерналистская меритократия – благотворное правление моральной элиты, межличностное взаимодействие и приспособляемость – избегание конфликтов, коллективные интересы и гармония – готовность пожертвовать личными интересами ради общих, приоритет семьи – семья ставится выше собственного «я».
 
Современные исследователи[22] констатируют, что под влиянием процессов модернизации традиционные ценности ослабевают, когда люди переезжают из сельской местности в города, становятся грамотными, получают формальное образование, работают в современных компаниях и подвергаются воздействию современных СМИ. Под влиянием бурного развития элементов рыночной экономики, повышения жизненного уровня населения стимулируется формирование в КНР новых социальных групп и слоев общества.[3, c.8] Набирает силу процесс их объединения в негосударственные (неправительственные) организации (НГО), растёт роль последних в решении общегосударственных задач. Создаются объективно благоприятные условия для формирования в стране основ гражданского общества с китайской спецификой – чжунчань цзецзи вэй цзичудэ шэхуэй, т.е. «общество  на  базе  среднего  класса».[8] Доминирующая роль в процессе институционализации и легитимизации  основ гражданского общества в Китае традиционно полностью принадлежит государству.
 
Объем работы позволяет лишь тезисно затронуть историю становления НГО  в Китае. Как известно, на протяжении всей истории Китая личность подавлялась государством. В процессе эволюции китайского государства этатизация китайского общества, с одной стороны, сформировала социально-экономическую систему, предоставившую некоторую социальную защиту гражданам, но взамен образовался дефицит гражданской свободы.
 
Переломным моментом стали Синьхайская революция 1911 г., упразднившая монархическое правление в Китае, и принятие Конституции 1912 г, декларировавшей равноправие всех граждан «независимо от расы, класса и религии», право частной собственности и свободу предпринимательства, основные демократические свободы (неприкосновенность личности и жилища, свободу слова и печати, свободу организаций), право «сдавать экзамены для замещения чиновничьей должности» для всех граждан. Но традиционализм ещё долго преобладал в массовом сознании. Послесиньхайский социально-политический переворот привел к глубокому идеологическому кризису китайского общества. В дальнейшие смутные годы гражданских и мировых войн складываются объективные условия для постепенного самоопределения новых социальных сил, формирования различные общественных объединений.[7]
 
После образования в 1949 г. КНР, Коммунистическая партии Китая (КПК) стала руководящей и направляющей силой китайского народа. В экономической сфере была сформирована социалистическая общественная собственность и плановая экономика, а в политической – реализовывалась высокоцентрализованная система с партийным ядром. НГО, возникшие в период до 1949 г., почти полностью прекратили своё существование. В начале 1950-х гг. осталось лишь 9 массовых организаций: Всекитайская Федерация профсоюзов, Коммунистический союз молодежи Китая, Всекитайская федерация женщин, Всекитайское научно-техническое общество, Всекитайская ассоциация промышленников и торговцев и т.д. Такая ситуация стала меняться только в конце 1970-х гг. Вплоть до начала периода «реформ и открытости» КПК и правительство КНР в целом придерживались негативного отношения к общественным организациям, полагая, что в социалистическом Китае невозможно формирование относительно независимого гражданского общества.
 
После 1978 г., благодаря реализации курса «реформ и открытости» под руководством Дэн Сяо-пина, в Китае произошли перемены в экономической, политической, законодательной и культурной сфере, что впервые в истории современного Китая привело к появлению большого числа относительно независимых НГО, как нового для страны самостоятельного социального института. Основой для зарождения в Китае системы гражданского общества стали различные организации местного самоуправления (на селе и в городе).  
 
Политика и идеология также адаптировались к новым экономическим реалиям и социальным переменам: многие не соответствующие времени политико-идеологические ценности и положения постепенно начинают замещаться новыми, появился новый взгляд и отношение людей к «обществу горожан» или «гражданскому обществу», как системы НГО, составляющих основу общественного самоуправления.[23,c.12] История становления гражданского общества в Китае – это процесс постепенного ухода всемогущего государства из сферы рыночных и социальных отношений, появление и развитие такого важнейшего компонента гражданского общества, как гражданско-социальные организации.[19, c.148-153] В июне 1998 г. министерство гражданского управления официально изменило название «департамента по общественным организациям» на «управление по делам негосударственных организаций». Это означало, что НГО получили официальное признание властей.
 
Руководство КНР полагает (во многих случаях это мнение базируется на рекомендациях учёных-обществоведов и политологов), что важная роль в преодолении негативных явлений, всё ещё коренящихся в повседневной жизни общества, принадлежит именно общественным организациям. Такой прагматичный подход к гармонизации взаимоотношений между властью и обществом в значительной степени основывается на некоторых положениях теории Ю. Хабермаса об оздоровлении социального организма путём развития автономных и неполитизированных социальных организмов в современных государствах. С одной стороны, государство должно минимизировать своё участие в экономике и общественной жизни, сосредоточив усилия на продвижении вперед идеи модернизации. С другой стороны, общественным акторам следует проникнуться ответственностью за проведение реформ, создание НГО и возглавить процесс строительства гражданского общества «снизу».[4]
 
Общественные организации – важная составная часть политической жизни современного Китая.[13] В стране имеется около 2000 общественных организаций, из них 200 числятся в системе административных или деловых структур, ассигнуемых за счёт госбюджета. Крупными общенациональными общественными организациями являются Всекитайская федерация профсоюзов, Коммунистический союз молодежи Китая, Всекитайская федерация женщин, Всекитайская федерация промышленников и торговцев, Всекитайская федерация молодежи, Всекитайская федерация студентов. В стране действуют 8 религиозных организаций общенационального значения — Китайская ассоциация буддистов, Китайская исламская ассоциация, Ассоциация китайских католиков-патриотов и др., 164 религиозных организации провинциального значения и более 2 тыс. уездных религиозных организаций и др.
 
Важная особенность НГО в Китае – партийные и государственные органы осуществляют строгий контроль оборотных средств и учреждают партийные ячейки в структуре НГО. На сегодня НГО различных типов имеют в целом три источника финансирования: 1. полное правительственное; 2. правительственное и самообеспечение в равных долях (сельские объединения и кооперативы, профессиональные союзы и др.); 3. полностью самостоятельное финансирование (гражданские школы, гражданские госпитали, службы социальной помощи, центры услуг гражданских общин, центры профессионального обучения, общественные исследовательские институты, публичные библиотеки, различные спортивные общества, земляческие корпорации, деловые ассоциации, различные благотворительные фонды, союзы ученых, исследователей, адвокатов, общества дружбы и др.).[14]
 
При такой системе управления большинство НГО подчиняется руководству партийных и правительственных органов, сохраняя относительную самостоятельность.
 
Помимо подчинения и самостоятельности, важной формой взаимодействия между НГО и государственными органами является стремление первых оказать влияние на партийную и правительственную политику. Сюда входит стремление оказывать влияние на партию и правительство для корректирования действующего курса или выработку нового курса в области тактических решений. Кроме того, всё больше НГО, особенно тех, что объединили представителей интеллигенции, стремятся оказывать влияние на стратегический курс партии и правительства, на характер политических и экономических реформ, внешнеполитических отношений. Примером могут служить такие негосударственные организации как институт экономики Тяньцзэ (Unirule Institute of Economic Research), общество «друзья природы» (Friends of Nature), книжный магазин «Саньвэй» (Sanwei Bookstore) и др.[14]
 
Необходимо отметить следующие особенности Китайских НГО:
  • созданы правительством или принимают правительственное руководство;
  • находятся на стадии становления: самостоятельность, добровольность, независимость от правительства в процессе формирования;
  • большинство негосударственных организаций зародились лишь в 80х гг. и находятся в процессе изменения и развития;
  • развиваются неравномерно, велика разница в статусе и степени общественного, экономического, политического влияния между различными негосударственными организациями;
  • сталкиваются с проблемой чрезмерной зависимости от партийных и правительственных органов власти;
  • существенное различие между декларируемыми и фактическими функциями многих негосударственных организаций;[14]
  • действующие правила регистрации НГО требуют наличия в этих организациях двухуровневой системы управления: госучреждение-поручитель также должно осуществлять повседневный контроль и оценку деятельности своего «дочернего» НГО;
  • регистрация  НГО  ставится в тесную зависимость от органов власти, что, с одной стороны, значительно облегчает государственный контроль и управление деятельностью НГО, а с другой – сдерживает развитие  негосударственного  сектора  Китая;[6]
  • сохраняется нелегальная деятельность некоторых НГО в обход существующих правил;
  • правовая система, регламентирующая функционирование НГО, отстаёт от объективных требований современной обстановки
Говоря о ростках демократии и гражданского общества в КНР нельзя обойти вниманием одно из современных СМИ – Интернет, позволяющий гражданам неформально ставить перед властью и обществом такие вопросы, которые в ином формате просто невозможно было бы озвучить. Возможности Вэйбо и других социальных сетей могут быть использованы, например, для борьбы с злоупотреблениями властью, коррупцией и нарушениями прав граждан.[5] Интернет способствовал активизации деятельности уже существующих общественных организаций, одновременно порождая новые формы объединения граждан – виртуальные сообщества. Ряд законов КНР регулируют деятельность отечественных и зарубежных провайдеров на внутреннем рынке медиа-услуг, введена система цензуры всей размещаемой в сети информации.[4,c.84] При этом в материалах 18 съезда КПК в качестве примера демократизации партийной жизни было названо широкое использование интернета при подготовке к съезду. В журнале Сюэси шибао (печатный орган Центральной партшколы КПК) пишут, что власти не поспевают за быстрой трансформацией общества, которая происходит благодаря бурному экономическому развитию и распространению современных телекоммуникационных технологий.[15]
 
Современные западные и российские исследователи достаточно подробно анализируют все плюсы и минусы системы НГО в КНР. По мнению автора статьи, особо интересен взгляд на проблематику исследования «изнутри» – в частности, мнения китайских учёных. С начала 1990-х гг. в научных кругах КНР началось обсуждение этой тематики. Одним из результатов дискуссии стало признание в научных кругах концепции и факта существования гражданского общества, как системы НГО, составляющих основу общественного самоуправления.[23, c.15] В частности, учёные КНР отмечают необходимость новой практики применения концепции разделения власти в китайском обществе и политической системе, а также важную роль пока ещё молодых НГО и признаки роста гражданского сознания в современном Китае.[18, c.141] Исследователи подчеркивают, что история становления гражданского общества в Китае – это процесс постепенного ухода всемогущего государства из сферы рыночных и социальных отношений, появление и развитие такого важнейшего компонента гражданского общества, как гражданско-социальные организации.[19, c.148] При изучении проблемы становления гражданского общества, «третьего сектора» и гражданской культуры в КНР китайские политологи и социологи особо подчеркивают отсутствие в китайской культуре традиций гражданского общества. «В будущем политическом развитии Китая пробуждение у граждан гражданского сознания и выработка гражданской культуры станут краеугольным камнем реформы политической системы и развития демократии.[21] Известный китайский учёный Ван Ин подробно рассматривает в своих работах процесс «культивирования» структур гражданского общества в городе. Он отмечает большие возможности и перспективы развития гражданского общества в китайских городах на основе городских общественных организаций, существующих в микрорайонах. Именно на такие организации китайские эксперты возлагают большие надежды при создании основ демократического самоуправления.
 
Доктор Хэ Цзэн-кэ обратил внимание на то, что в последние годы именно в структуре политического управления КНР происходят серьёзные перемены.[25] В связи с тем, что частный сектор и НГО становятся всё более значимыми в политической жизни китайского общества, государство внесло серьёзные изменения в целый ряд основных позиций политического управления. Например, вводится порядок демократических альтернативных выборов партийных и правительственных руководителей в провинциях и уездах КНР. Создаются методы обратной связи на разных уровнях управления китайским государством. При этом, однако, особое внимание уделяется поддержанию общей политической стабильности в государстве.
 
В том же русле ведёт исследовательскую работу и Ли Хуэй-бинь, уделяющий особое внимание формированию новой роли КПК в процессе трансформации политической системы Китая.[9] КПК взяла курс на совершенствование института собраний народных представителей, модернизацию института многопартийного сотрудничества, поощрение межпартийной конкуренции на выборах. Кроме того, КПК уделяет большое внимание собственному внутрипартийному реформированию, повышая свою популярность в обществе.
 
Одна из проблем, с которыми непосредственно сталкивается китайское общество на пути реформирования экономики и модернизации экономической системы – проблема бедности, поскольку создание материальной базы для проявления гражданской инициативы, экономической основы гражданского общества, является одной из главных задач для трансформирующегося общества в КНР. В докладе Сюй Сян-мэй на пекинской конференции «Сопоставительный анализ проблем социально-экономического развития России и Китая: рыночная экономика и гражданское общество»[16, c.141] отмечается, что борьба с бедностью является важнейшей задачей на пути социальной трансформации в Китае. По мнению Сюй Сян-мэй, отличием социальной дифференциации в Китае являются, прежде всего, особые причины резкого разрыва в доходах между различными социальными группами. Первой причиной является различие между городом и деревней в уровне жизни, сложившееся в результате развития т.н. бинарной, урбано-аграрной структуры экономики. Ещё одной причиной являются межрегиональные различия (восток и запад Китая). В-третьих, важной причиной являются отраслевые отличия в доходах. Доходы в отраслях, где действуют крупные монополии, гораздо выше, чем в иных. Четвертая причина – внутригородская дифференциация, связанная с формированием нового слоя «городской бедноты». В разряд «городской бедноты» в КНР попали безработные – рабочие и служащие полностью или частично остановленных и реорганизующихся государственных предприятий. Однако основной проблемой бедности в Китае является присущая и другим развивающимся странам проблема застойной бедности. Китайские социологи обращают внимание руководства страны на то, что большой разрыв в доходах между богатыми и бедными становится серьёзной угрозой для социальной стабильности в Китае. Но эта проблема пока не приковывает к себе в КНР достаточного внимания, хотя, по мнению Сюй Сян-мэй, должна стать важнейшим элементом в выработке стратегии экономической безопасности государства.
 
Изучению процесса разгосударствления в КНР и развитию местного самоуправления посвятил свою работу Сюй Юн. По его мнению, основой для зарождения в Китае системы гражданского общества стали различные организации местного самоуправления (на селе и в городе). В целом процесс становления гражданского общества в Китае представляется Сюй Юну как, прежде всего, процесс разгосударствления (в широком смысле этого слова, а не только в смысле приватизации госпредприятий) социальной жизни и постепенного формирования демократических структур, относящихся к гражданскому обществу, которое ряд китайских специалистов понимают как систему независимых от государства институтов гражданского самоуправления. По мнению Сюй Юна, особая роль в реализации концепции построения гражданского общества в КНР принадлежит структурам местного самоуправления, существующим и в сельских регионах (сельские общины), и в городах (кооперативы горожан). Конечно, важным аспектом становления гражданского общества является трансформация системы государственного управления. Ведь без изменений в политике государства движение в сторону демократизации жизни общества будет невозможно. Но Китай пока находится в начале этого сложного пути. И проблемы на пути становления гражданского общества в КНР неизбежны.[17]
 
Как в КНР, так и за её пределами имеется некоторое число интеллектуалов, призывающих к немедленной демократизации, введению всеобщих выборов и многопартийности. Но менее радикально настроенные профессионалы, как правило, отвергают такую возможность, ссылаясь как на негативный опыт слишком поспешных политических преобразований в конце XX в. в СССР и странах Восточной Европы, так и на собственный китайский опыт реформ столетием раньше. Они полагают, что резкий уход КПК с командных высот в различных сферах общественной жизни, которые она занимает многие десятилетия, создал бы такой колоссальный вакуум власти, заполнение которого потребовало бы не только очень много времени и усилий, но и вообще чревато непредсказуемыми последствиями. Кроме того, далеко не очевидно, что в результате всех этих потрясений мог бы установиться режим, отличающийся от существующего в лучшую сторону. Таким образом, в большинстве случаев китайские политические теоретики ведут речь о поступательном процессе, ведущем в идеале к формированию гражданского общества, которое будет способно в обозримой перспективе стать партнером и оппонентом авторитарной власти. Важной составной частью этого процесса служит постепенное перераспределение властных ресурсов между элитой и обществом, в пользу последнего.[1] Говоря о современном состоянии гражданских организаций, китайские ученые отмечают, что НГО:
  • становятся связующим звеном между властью и обществом, помогают власти в подготовке проектов законов, правил, в выработке политики; обеспечивают осуществление и правильную реализацию законов, правил и политики; содействуют построению демократической правовой системы
  • поддерживают усилия правительства в развитии рыночной экономики: при помощи инновационных механизмов, потенциала промышленных и деловых ассоциаций
  • осуществляют передаваемые им государством хозяйственные управленческие функции на микроуровне
  • координируют деятельность торговых организаций
  • работают в сфере планирования и контроля за производством, обеспечения справедливой конкуренции, совершенствуя систему рыночной экономики
  • способствуют развитию традиционных качеств китайской нации в результате разнообразной благотворительной деятельности
В официальной литературе Китая подчёркивается, что без порядка нельзя осуществить программу реформ. Известные студенческие выступления и негативный опыт ряда постсоциалистических стран привели руководство КНР к идее постепенного и поэтапного проведения политической реформы, не допуская при этом ослабления руководящей роли КПК и её монопольного пребывания у власти. КПК рассматривается как гарант стабильности, а поддержание стабильности – как одна из важнейших задач государства и общества.
 
«В случае какой-либо смуты или бедствия право людей на существование неизбежно будет поставлено под угрозу. Поэтому необходимо обеспечивать стабильность в стране, продолжать следовать линии, зарекомендовавшей себя как эффективная».[11]
 
Китайские СМИ указывают на «слабое продвижение политической  реформы и демократизации, далеко отстающих от надежд граждан на возврат прав народу. В течение десяти лет Ху Цзинь-тао и Вэнь Цзя-бао подчёркивали важность  демократии , свободы, законности, реформы политической  системы, однако фактическое их воплощение было ограниченным. Как показывают опыт модернизации ряда стран и собственная ситуация в Китае, сразу провести последовательную политическую реформу и демократизацию невозможно. Это процесс, требующий осторожности. Однако нужно, по меньшей мере, дать людям надежду, конкретными действиями показать искренность намерений правящей партии».[15]
 
Из всего вышесказанного можно сделать краткий вывод: темпы, методы и результаты демократизации и политических преобразований  в КНР специфичны, во многом уникальны и существенно отличаются от привычных для западных демократий подходов. Учитывая специфику  китайского общества, любое форсирование проведения политических реформ может разбалансировать существующую систему, что приведёт к неблагоприятным последствиям не только в КНР, но и в мире. «Демократическое» и «модернизированное социалистическое государство» будет окончательно сформировано к 2049 г. (100-летие КНР).[12] При отсутствии внешних и внутренних форс-мажорных обстоятельств есть определенная уверенность, что китайское правительство к указанному сроку поставленную задачу в основном  выполнит.
 
Литература
  1. Бергер Я.М. Перспективы политической реформы в современном Китае.
  2. Ван Ин. Культивирование гражданского общество // Гражданское общество и рыночная экономика в России и Китае/ Под ред. Н.Г. Скворцова, Ю Кепина. СПб., 2004. С.43-46
  3. Ганшин В.Г. Китай и его соседи на пути к гражданскому обществу. (Особенности и закономерности формирования основ гражданского общества в Китае и некоторых странах АТР) / Отв. ред. Ф.Б. Белелюбский. ИДВ РАН: М. 2004. C.8
  4. Ганшин В.Г. Роль интернета в процессе формирования гражданского общества в КНР// Проблемы Дальнего Востока, №4, М.2010. С.84-87
  5. Денисов И. Ху Цзиньтао: «Бряцание оружием - не то, что сделает мир прекрасным».
  6. Законодательные и экономические условия деятельности частно-государственных партнерств в Китае.
  7. История Китая / ред. А.В. Меликсетов; Л.С. Васильев; З.Г. Лапина; А.А. Писарев.
  8. Какие они — китайские НГО. Гражданское общество / Китай на пути к гражданскому обществу - Мнение экспертов.
  9. Ли Хуэйбинь. Гражданское общество, партстроительство и политическая стабильность // Гражданское общество и рыночная экономика в России и Китае / Под ред. Н.Г. Скворцова, Ю Кепина. СПб., 2004
  10. Ли Цзинхэй. Система многопартийного сотрудничества в Китае. Трансформация общества и партийно-политической системы России и Китая в 21 в.: сравнительный анализ / Под ред. Н.Г. Скворцова, Ю Кепина. СПб., 2007. С.25-29
  11. Общественные организации в КНР.
  12. Павлов В. Китай делает ставку на ускорение экономических реформ, но не демократии.
  13. Политические партии и общественные организации.
  14. Рахманов А. И. Гражданское общество в Китае. Развитие. Проблемы.
  15. Си Цзиньпин - генеральный секретарь 18-го съезда КПК.
  16. Сюй   Сянмэй. Проблемы разрыва между богатством и бедностью в период трансформации Китая и России/  Трансформация общества и партийно-политической системы России и Китая в XXI веке: сравнительный анализ (Сборник статей) / Под ред. Н. Г. Скворцова, Ю Кепина - СПб.: Астерион, 2007. С.141.
  17. Сюй Юн. Из доклада на Конференции  «Сопоставительный анализ проблем социально-экономического развития России и Китая: рыночная экономика и гражданское общество», Пекин, 24-26.11.2003.
  18. Сян Голань. От «вассальной» культуры к «гражданской «культуре»: проблемы становления гражданского самосознания Китая // Гражданское общество и рыночная экономика в России и Китае/ Под ред. Н.Г.Скворцова, Ю Кепина. СПб., 2004С.141-148
  19. Хэ Цзэнке. Управление, умение управлять и политическое развитие Китая // Гражданское общество и рыночная экономика в России и Китае/ Под ред. Н.Г. Скворцова, Ю Кепина. СПб., 2004. С.148-153
  20. Цзя Сицзинь. Развитие гражданского общества  и политическая реформа в Китае // Гражданское общество и рыночная экономика в России и Китае/ Под ред. Н.Г. Скворцова, Ю Кепина. СПб., 2004. С.33-36
  21. Цзя Сицзинь. Из доклада на Конференции  «Сопоставительный анализ проблем социально-экономического развития России и Китая: рыночная экономика и гражданское общество», Пекин, 24-26.11.2003.
  22. Эндрю Натан. Конфуций и избирательные урны.
  23. Ю Кепин. Рыночная экономика и развитие гражданского общества в Китае // Гражданское общество и рыночная экономика в России и Китае/ Под ред. Н.Г. Скворцова, Ю Кепина. СПб., 2004. С.12-29.
  24. Doh Chull Shin. Confucianism and Democratization in East Asia. Cambridge University Press, 2012.
  25. Хэ Цзэнкэ. Миньчжухуа: чжэнчжи фачжань ды Чжунго моши юй даолу (Демократизация: китайская модель и путь политического развития). Чжунгун Нинбо шивэй дансяо сюэбао. 2004, №2.
 
Ст. опубл.: Синьхайская революция и республиканский Китай: век революций, эволюции и модернизации. Сборник статей. – М.: Институт востоковедения РАН. – 312 с. С. 209-222.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.