Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Ми-цзун

密宗 «тайная школа». Известна также как ми-цзяо («тайное учение»), чжэньянь-цзун («школа истинных слов [мантр]»). Дальневосточный вариант буддийского тантризма — ваджраяны (кит. цзиньган-чэн). Тантризм проник в Китай в VIII в., его первыми проповедниками были Субхакара (Шан У-вэй), Амогхаваджра (Бу-кун) и Ваджрабодхи (Цзинь Ган-чжи). Первоначально встреченный благосклонно имп. двором дин. Тан (618–907), тантризм вскоре начинает подвергаться гонениям и после XII–XIII вв. почти полностью исчезает в Китае. Вместе с тем элементы тантрической практики, напр. использование мандал (кит. маньчало, маньтало) — изображений вселенского круговорота, а также мантр (чжэнь янь) — молитв, формул, и дхарани (толони) — отд. литургич. звукосочетаний, сохранились в различных школах китайского буддизма. Непопулярность этого направления объясняется тем, что во многом аналогич. формы религ. практики уже использовались даосизмом как основа методов «обретения бессмертия» (сянь-сюэ), а также отрицательным отношением офиц. идеологии к тантрической сексуальной символике. Кроме того, назв. школы вызывало к ней подозрительное отношение со стороны правительств. кругов, принимавших ми-цзун за тайную секту мятежников.
 
Ми-цзун предлагает развитую систему психофизич. упражнений йоги для достижения просветления (см. Сань мэй). Последователи ми-цзун утверждают, что их учение представляет собой кратчайший путь к «достижению состояния будды». Центр. место в их религ. практике занимает произнесение мантр и дхарани, к-рые могут воздействовать на психосоматич. состояние верующего, и созерцание мандал и санскр. букв, окрашенных в имеющие символич. значение цвета, и т.п. Религ. практика ми-цзун включает также созерцание и мысленное воспроизведение (визуализацию) изображений божеств, каждая деталь облика к-рых имеет символич. смысл. Ми-цзун использует и сексуальную символику; изображения сочетающихся божеств означают единение буддийских принципов: праджни (божэ; см. Божэ-сюэ) — «мудрости» (женское начало) и упаи (фан бянь) — «искусных средств», «сострадания» (мужское начало). Созерцание, по ми-цзун, предполагает «взаимодействие тела, речи и ума»: определенные позы (санскр. асана, кит. цзо фа), особые жесты (мудра, чжи фа), произнесение мантр, размышление о сущности тантрич. учения и его символах. Для адептов ми-цзун характерна вера в достижение в процессе религ. практики сверхъестеств. способностей.
 
Космологич. учение ми-цзун считает универсум космич. «телом» вселенского «первоначала», источника психич. и физич. жизни — будды Вайрочаны (кит. Дажи). Человек рассматривается как уменьшенная копия этого универсума. На более низком уровне существования космич. будда проявляется в виде «пяти будд созерцания», «победителей», или «татхагат» («так приходящий», кит. жу лай), служащих важным объектом религ. созерцания. Каждый из «пяти будд» занимает определенное место в медитативной классификац. схеме: ему соответствуют определенные цвет, сторона света, стихия, орган восприятия, добродетель и т.д. Цель верующего — осознать свое сущностное единство с мировым первоначалом и достичь просветления и нирваны (см. Непань).
 
В X в. ми-цзун стала распространяться в Японии, положив начало влиятельной буддийской школе сингон-сю. Ми-цзун оказала сильное влияние на развитие буддийской иконографии в Китае.
 
Источники:
Wieger L. A History of Religious Beliefs and Philosophical Opinions in China from the Beginning to the Present Time. Hsien-hsien, 1927, p. 535–537; Bhattacaryya В. An Introduction to Buddhist Esoterism. Bombay, 1932; Guenther H.V. Yuganaddha, the Tantric View of Life. Benares, 1952.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 351-352.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.