Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Люй-цзун

律宗 «школа устава» (санскр. виная). Др. названия: наньшаньлюй-[цзун] («школа устава с Южных гор»), наньшань-[цзун] («школа с Южных гор»). Течение в буддизме, считающее гл. путем достижения «просветления» и освобождения от мирской грязи строгое соблюдение дисциплинарных предписаний, к-рые были оформлены в самый разработанный среди буд. школ устав. Практически до X в. под названием люй-цзун фигурировал ряд не связанных между собой сект.
 
Начало апологетике дисциплинарных предписаний было положено в сер. III в. инд. миссионером Дхармакалой, переведшим на кит. яз. трактат «Верность соблюдению обетов для множества монахов» («Сэн ци цзе синь»), толкующий о смысле соблюдения нравств. и гигиенич. норм, дисциплинарных предписаний и обетов веры. В традиции люй-цзун Дхармакале отводится место первопатриарха, хотя в нек-рых ответвлениях школы его предшественником считается инд. монах Дхаруда, чьи труды там использовались. Благодаря Дхармакале и др. инд. миссионеру Дхармашастье широкое хождение в Китае получили трактаты «Десять речений винаи» («Ши тун люй») в пер. Кумарадживы, «Четыре части винаи» («Сы фэнь люй») Дхаруны, «Великое множество монашеских обетов» («Мохэ сэн ци люй»), «Пять разделов винаи» («У бу люй»), составившие в дальнейшем канон люй-цзун — «Четыре [заповеди] винаи» («Сы люй»).
 
В кон. V в. активной проповедью монашеских обетов занимался Фа-сун, а его последователь Дао-шу написал комментарий к основополагающему трактату «Сы фэнь люй». Хуй-гуан (2-я пол. V в.) продолжил традицию кит. комментариев к инд. текстам по винае, а также скомпилировал трактат «Законы кармических обетов» («Цзе мо цзе фа»), к-рый стал собственно кит. базой люй-цзун. В VI в. Чжи-шоу, считающийся 8-м патриархом школы, стал обучать последователей уже по кит. комментариям-шастрам (кит. лунь) к инд. трактатам. Его проповедь монашеских предписаний, осмысленных в русле кит. традиции, оказала значительное влияние на кит. буддизм VI–IX вв.
 
9-й патриарх люй-цзун Дао-сюань (кон. VI — VII в.), ученик Чжи-шоу, крупнейший теоретик школы, завершил ее доктринальное оформление. Ряд его трудов был причислен к канону люй-цзун. Однако нек-рые его постулаты входят в противоречие с классикой винаи, находящейся под инд. влиянием. Приглашение Дао-сюаня ко двору вместе с Сюань-цзаном для перевода инд. буд. сутр фактически означало офиц. призна-ние его патриархом самостоятельной школы, к-рая с того времени нача-ла называться наньшаньлюй, или наньшань. Параллельно существовали др. школы традиции винаи, в частности сянбу-[цзун] («школа проявления», она же сыфэньлюй-[цзун] — «школа четырех частей винаи») патриарха Фа-ли (у к-рого также учился Дао-сюань) и школа его ученика Хуай-су дунта-[цзун] («школа Вост. пагоды»). Между последними двумя школами шла борьба из-за разногласий при комментировании «Сы фэнь люй». Попытка примирения школ сянбу, дунта и наньшань была предпринята в 778, когда в монастыре Аньго-сы собрались 14 их представителей для устранения наиболее явных противоречий. Однако в новом, сводном каноне вновь возобладали тенденции «нового комментария» Хуай-су. Противостояние продолжалось и привело к упадку дунта и сянбу, а канонич. традиция повела прямую линию учения люй-цзун от Дхармакалы через Хуй-гуана к Дао-сюаню, игнорируя разрыв Дао-сюаня с классич. винаей.
 
В дальнейшем наиболее известными представителями люй-цзун были Чжоу-сюй, Вэнь-ган, Да-цы, Цзинь-чжэнь, ученик Вэнь-гана Дао-ань (VII — нач. VIII в.). Современник последнего И-чжэн привез из Индии ряд новых сутр о правилах винаи, но они уже не могли оказать на кит. традицию существ. влияния. Юань-чжао (XI — нач. XII в.), который от учения тяньтай-цзун обратился к люй-цзун, предпринял усилия к совмещению канонов этих двух школ, даже составил комментарий на труды Дао-сюаня для адептов тяньтай.
 
В основе доктрины люй-цзун лежит «учение о запретах» (чжи-цзяо) и «учение о метаморфозах» (хуа-цзяо). Первое постигается через соблюде-ние правил винаи, второе — посредством системы медитации и благочестивых размышлений, разработанной Дао-сюанем. «Учение о метаморфозах» подразделяется на три более частных учения: о «пустотности» (син кун; см. Кун [1]), о «проявлениях пустоты» (сян кун) и о «милосердии и сострадании» (цы энь). «Учение о запретах» также делится на учения: об «истинности дхармы» — о необходимости соблюдать обеты; о «ложности имен/названий» — о безатрибутности «тела обетов»; о «совершенном учении» — об исключительно интериоризированном смысле «тела обетов», понимаемого как момент передачи от учителя к ученику смысла предписаний люй-цзун. Они должны восприниматься как трансцендентная сущность, неотличная от абс. «тела Будды»; эта сущность называлась «неделанное» (у цзо), а в современных школах кит. буд. — «неявленное» (у бяо). На формирование данной концепции большое влияние оказала доктрина школы дхармалакшана (фасян-цзун), гл. обр. тезис о «сознании-сокровищнице» (алайе ши).
 
Характерной чертой люй-цзун стало учение о «предписаниях о том, чего надо избегать» (чжи тэ цзе) и «предписаниях о том, чего следует при-держиваться» (цзо тэ цзе). Оба разряда касаются четырех областей: «предписания о дхарме» — правила, установленные самим Буддой для последователей; «предписания о теле» — внутр. нравств. установки; «предписания о поступках» — основы практич. деятельности монаха; «предписания о проявлениях» — несколько десятков внеш. свидетельств духовного состояния. «Предписания о том, чего надо избегать» означают прежде всего «несовершение злых дел» и реализуются в виде запретов, число к-рых возрастает с каждым этапом послушания — 250, 380 и т.д. «Предписания о том, чего следует придерживаться» предусматривают «спокойную жизнь» и покаяние, а также дают ряд указаний по поводу того, как надо спать, сидеть, какую одежду носить, какие лекарства при-нимать, чем питаться и т.д. Особый упор делается на объяснение смысла основополагающих буд. правил ахимсы — непричинения зла живым существам, ибо все они дети Будды.
 
Люй-цзун оказала большое влияние на кит. буддизм VII–XIII вв. Разра-ботанные в ней монашеские уставы использовались школами тяньтай, хуаянь, цзинту и др. Теоретич. споры между разными направлениями люй-цзун позволили кит. буддизму во многом отойти от инд. традиции и дали толчок к развитию в нем вероучительных положений о внесущности обетов, безатрибутности передачи учения и т.д. В VII в. люй-цзун утвердилась в Корее (школа юльчон), в VIII в. — в Японии (школа риссю).
 
В XX в. люй-цзун — одна из ведущих школ кит. буддизма, ее уставы приняты в крупнейших монастырях Китая. Подразделяется на два гл. направления: одно делает упор на «внеш.» соблюдение дисциплинарных правил, второе — на медитативную практику и постижение через нее «внутр.» предписаний, при этом «внеш.» правила играют второстепен-ную роль.
 
Литература:
Дэ Тянь-минь. Люй-цзун гайлунь (Очерк [учения] люй-цзун). Байхуафань, 1969; Чжунго фо-цзяо (Китайский буддизм). Т. 1. Шанхай, 1980, с. 285–291; Цзяньмин Чжунго фо-цзяо ши (Крат-кая история буддизма в Китае). Шанхай, 1986.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С. 320-322.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.