Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Лю Шэн му

劉勝墓 (усыпальница Лю Шэна) — один из важнейших археологич. памятников кит. иск-ва эпохи Ранняя/Западная Хань (206 до н.э. — 8 н.э.), открытый в 1968 в местн. Маньчэн 滿城 (пров. Хэбэй), ок. 100 км к юго-западу от Пекина.
 
В этой гробнице были похоронены принц Лю Шэн 劉勝 (?–113 до н.э., офиц. титул Цзин-ван 景王 — Цзинский принц/князь) — сын имп. Цзин-ди 景帝 (156–141 до н.э.) и, позднее, его супруга — принцесса Доу Вань 竇綰 (?–104 до н.э.). После захоронения принцессы вход в погребение был прочно замурован, что привело к образованию полностью герметичного пространства, способствовавшего сохранности помещений и инвентаря.
 
Относящаяся к классу «скальных гробниц», весьма редких в погребальной обрядности древнего Китая, усыпальница состоит из неск. помещений, вырубленных в скальной породе. Прямо у входа начинается длинный коридор, где были поставлены натуральные колесницы (т. наз. легкие повозки, двухколесные с балдахином в виде зонта гай ) и множество сосудов, наполненных снедью и напитками. От осн. коридора отходят боковые проходы, ведущие в остальные помещения. Кроме погребальных камер супругов, в скальном массиве были сделаны специальные комнаты, имитирующие вид жилых апартаментов: их стены выложены каменными плитами. «Покои» Лю Шэна напоминают пиршественный зал, над к-рым натянут огромный матерчатый тент.

Погребальный инвентарь Лю Шэна насчитывает 1000 разл. предметов, Доу Вань — 1200, среди них — бронзовые сосуды, оружие, бытовая утварь (подсвечники, курильницы), предметы роскоши, украшения, образующие самое полное собр. произведений декоративно-прикладного иск-ва II в. до н.э.. Многие вещи справедливо признаются подлинными шедеврами худ. наследия Китая. Всемирную известность получил, напр., выполненный из позолоченной бронзы светильник (выс. 48 см) из усыпальницы Лю Шэна в виде очаровательной юной служанки, держащей в руке фонарь. Фигура коленопреклоненной девушки, сидящей на пятках, даже в этой неудобной позе сохраняет грацию и естественность модели, тонко уловленную и прекрасно переданную древним мастером. Не меньший интерес с эстетической и культурной точек зрения представляют курильницы, относящиеся к классу Бошань-лу 博山爐 («курильницы [в виде] горы Бошань»). Как следует из названия, они выполнены в виде горной вершины, на поверхности которой показаны деревья и дикие животные. Курильницы снабжены отверстиями, имитирующими пещеры, прячущиеся среди скал, через к-рые курился дымок благовоний. Бронзовая курильница Лю Шэна (выс. 36 см) отделана в технике тонкой золотой инкрустации (см. Золото и серебро), ее корпус в форме вершины горы покоится на ножке-подставке с круглым основанием, украшенным изображением морских волн. Курильница Доу Вань, сделанная из позолоченной бронзы (выс. 32,4 см), имеет более сложное основание, образованное пластич. композицией в виде антропоморфной фигуры, сидящей на спине фантастич. существа.

Курильницы Бошань-лу, первоначально известные в их керамических образцах, привлекли внимание европ. ученых (в т.ч. B. Laufer) еще в нач. прошлого века. Известно, что они постепенно превратились в атрибуты даос.-религ. практик и применялись при т.наз. медитации в чистой комнате, во время к-рой адепты вдыхали дым благовоний с примесью галлюциногенных растений. Как именно использовались такого рода курильницы в эпоху Хань (III в. до н.э. — III в. н.э.), до формирования даос. религиозного направления, не известно, хотя примечателен сам факт их широкого распространения: известно ок. 100 образцов, начиная с курильниц из погребального инвентаря Лю Шэна и Доу Вань. Судя по археологич. находкам, Бошань-лу стали стандартным типом прикладных изделий в годы правления имп. Хань У-ди 武帝 (140–84 до н.э.), искренне верившего в возможность обретения вечной жизни. По его приказу при дворе была впервые в кит. истории создана алхимич. лаборатория для изготовления снадобий бессмертия (препаратов, воздействующих на человеческий организм с целью его т. наз. трансмутации). Т.о., не исключено, что такого рода изделия являются не только выдающимися произведениями иск-ва, но и предметами ритуально-религ. характера, свидетельствующими о том, что верования, связанные с идеей бессмертия (см. Сянь-сюэ), были широко распространены среди элиты кит. об-ва уже в нач. II в. до н.э.

Наиб. примечательными находками из усыпальницы признаны погребальные одеяния, сделанные из нефритовых пластин. «Нефритовый саван» Лю Шэна имеет в длину 188 см, Доу Вань — 142 см и состоит из 2160 пластин. В обоих случаях нефритовые пластины скреплены золотой проволокой и образуют конструкцию, плотно облегающую тело, голову, руки и ноги. В ней предусмотрены спец. накладки для всех отверстий тела — глаз, носа, ушей, рта, половых и «выводящих» органов. О том, что в эпоху Хань использовались нефритовые погребальные одеяния, неоднократно сообщалось в письменных источниках того времени, однако до обнаружения указанных артефактов слово «нефрит» (юй ) толковалось поздними кит. комментаторами и, вслед за ними, европ. учеными как метафорич. обозначение цвета («зеленый») древних погребальных одеяний. Поэтому «нефритовые саваны» также имеют исключительное значение для исследователей дух. жизни Китая, проливая новый свет на историю его погребальной обрядности. Они, кроме того, полностью подтверждают особый статус в кит. культуре нефрита (см. Нефрит).
 
В наст. время обнаружено более 40 образцов ханьских «нефритовых саванов», сохранившихся целиком или во фрагментах. Самый сложный по конструкции — из 4000 пластин — был найден (1984) в усыпальнице принца крови, правившего в сер. II в. до н.э. на юго-востоке страны (совр. пров. Цзянсу). Эти находки подтвердили достоверность письменных сообщений о том, что «нефритовые саваны» исполняли также роль ранговых «одежд», имеющих определенные отличия: в зависимости от социального положения усопшего, нефритовые пластины скреплялись золотой, серебряной или медной проволокой.
 
Литература:
Виноградова Н. Искусство Китая. Альбом. М., 1988; Кравцова М.Е. История искусства Китая. СПб., 2004; Крюков М.В., Переломов Л.С., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы в эпоху централизованных империй. М. 1983; Купер Р., Купер Дж. Шедевры искусства Китая / Пер. с англ. Минск, 1997; Ван Жэнь-бо, Чжань Янь-хао, Ло Чжун-минь, Ли Си-син. Цинь Хань вэньхуа (Культура эпох Цинь и Хань). Шанхай, 2001; Синь чжунго чуту вэньу (Новейшие китайские культурные ценности, извлеченные из земли). Пекин, 1972; Чжунго да байкэ цюаньшу (Энциклопедия китайской археологии). Пекин-Шанхай, 1986–1988; Fontein J., Wu Tung. Unearthing China’s Past. Boston, 1973; From Neolithic Cultures to the T’ang Dynasty. Recent Discoveries // Arts of China. Vol. 1. Tokyo, 1968; Laufer B. Chinese Pottery of the Han Dynasty. Leiden, 1909; Laufer B. Jade. A Study in Chinese Archaeology and Religion. Chic., 1912; New Archeological Finds in China. Peking, 1972; Schloss, E. Art of the Han. N.Y., 1979; Watson W. Art of Dynastic China. N.Y., 1981.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006–. Т. 6 (дополнительный). Искусство / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2010. — 1031 с. С. 647-648.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Россия и Китай: XI международная конференция в Казани
Ян Цзиннянь и современный перевод «Богатства народов» на китайский язык
О первом томе 10-томной «Истории Китая»
История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.