Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Ли Ло-гун

李骆公, Ли Ли-мин 立民, Хэйша-ло 黑沙骆. 1917, Фучжоу (пров. Фуцзянь), — 1991. Каллиграф, резчик печатей, живописец.
 
Биография Ли Ло-гуна типична для целой плеяды мастеров его поколения, к-рые в молодости начинали с увлечения зап. иск-вом, а завершали свой творч. путь в лоне нац. традиции как ее убежденные адепты. Несмотря на то, что каллиграф был выходцем из крестьянской семьи, он сумел пройти конкурс и поступить в Шанхайский институт изящных искусств (Шанхай мэйшу чжуанькэ сюэсяо 上海美术专科学校), где в 1936–1940 обучался на ф-те западной масляной живописи. Затем Ли Ло-гун, невзирая на военные события, продолжил обучение на худ. отд-нии Токийского ун-та и познакомился там с пост-имрессионистской живописью, в частн. с фавизмом. В Китай вернулся в 1944, обладая приличными знаниями новейшей зап.-европ. живописи. После 1949 Ли Ло-гун преподавал технику зап. живописи в худ. училище и ун-те г. Тяньцзинь (пров. Хэбэй). Одновременно он усиленно изучал каллиграфию и в короткие сроки стал видным мастером печатей. Археологич. раскопки в Аньяне в 1930-х и 1950-х и др. древних городищах открыли для кит. интеллектуалов обширный корпус памятников с образцами каллиграфии II–I тыс. до н.э. Ли Ло-гун понял, что для него, как представителя кит. культуры, путь к первичным худ. интуициям и непосредств. эстетическим эмоциям, к к-рым были устремлены художники-фависты, проходит через изучение древних письмен — иньских гадательных надписей цзягувэнь 甲骨文  и надписей на бронзе цзиньвэнь 金文. В фавизме Ли Ло-гун видел современный ему пример ниспровержения академических стереотипов, но не более того. Он самозабвенно погрузился в изучение древних артефактов и занимался каллиграфией ночи напролет. Однако напряженная работа над формированием собств. стиля была прервана в 1957 кампанией борьбы с «правыми элементами». Он был сослан в деревню. В 1960 ему разрешили вернуться в г. Тяньцзинь и продолжить работу резчика печатей. Во время «культурной революции» (1966–1976) Ли Ло-гун снова подвергся репрессиям: в 1966 был избит хунвэйбинами, учинившими погром в его доме; в 1969 был сослан в небольшой городок на юго-западе пров. Гуанси. Именно в ссылке, невзирая на нищенский быт и казенный труд библиотекаря, его творч. искания завершились рождением яркого, индивидуального стиля. Печати ссыльного каллиграфа были отобраны в 1972 для выставки в Токио, но только в 1978 ему разрешили переселиться в собств. дом в Гуйлине. В 1980-е Ли Ло-гун много публиковался и участвовал в выставках. Он занимал должности декана худ. ф-та Хэбэйского пед. ин-та (Хэбэй шифань сюэ-юань 河北师范学院), зам. пред. Тяньцзиньского, а затем Гуансийского филиалов Союза деятелей иск-ва (Мэйшуцзя сехуй 美术家协会),главы Гуйлиньской академии живописи (Гуйлинь хуа-юань 桂林画院) и пр.
 
В тв-ве Ли Ло-гуна кисть и резец органично дополняют друг друга, сохраняя свою специфику. Естественность и свобода его пластич. решений — результат напряженной работы над каждым элементом композиции. Несмотря на нерегулярное расположение знаков и разнообразие их размеров, его композициям свойственна ясная упорядоченность. Соотношение доминирующих элементов и второстепенных глубоко продумано и разнообразно в своих вариациях. Каллиграф пишет кистью с подстриженным кончиком и окунает ее в тушь не целиком, а только с боков. За счет этого тушь прокрашивает края черт, оставляя посередине просветы фона. Ли Ло-гун часто использует непроквасцованную бумагу, образующую заметные подтеки туши. Богатство колористических эффектов сближает его каллиграфию с живописью, но не растворяет в ней, как то имело место в тв-ве многих кит. художников ХХ в., пробовавших свои силы в каллиграфии. В интерпретации Ли Ло-гуна исчезает само различие между линией и пятном, между движением кисти и собств. разливом туши. Экспериментируя с формами, Ли Ло-гун усиливает изобразительность отдельных элементов текста, что не мешает им быть узнаваемыми в качестве иероглифич. знаков. Ли Ло-гун тяготел к крупным форматам. На протяжении неск. лет он неоднократно прописывал поэму Цао Цао (155–220) «Шэнь гуй» 神龜 («Божественная черепаха»).  Переехав в 1978 в Гуйлинь, Ли Ло-гун выполнил эту поэму в размере 2×6 м. Почерк, к-рым работает мастер, невозможно определить по традиц. почерковой классификации. Ли Ло-гун соединяет шанскую иероглифику с поздненеолитическими пиктограммами и изображениями на ранних неолитич. сосудах. Он ищет единые принципы визуальной символики и концентрируется на праформах кит. пластики.
 
В 80-е Ли Ло-гун вместе с Хуан Мяо-цзы 黄苗子 (род. 1914) и Гу Ганем 古干 (род. 1942) становится основоположником нового направления Сяньдай шуфа  现代书法 («Совр. каллиграфия») и участвует в орг-ции знаменитой выставки 1986 в Пекине, на к-рой модернистские течения в каллиграфии впервые заявили о себе на всю страну. Благодаря деятельности Ли Ло-гуна Гуйлинь стал центром новой каллиграфии, а его творч. достижения дали осн. импульс к развитию экспериментальной каллиграфии кон. ХХ в. В последние годы жизни мастер выступил наставником целой плеяды молодых каллиграфов. Он требовал от них, чтобы любые новации основывались на фундамент. знании традиции. Его напутствие молодежи звучит категорично и строго: «В каллиграфии необходимо всесторонне изучить эстетику прошлых династий, нельзя писать только на озарении. Надо многое прочесть». Ведущий реформатор каллиграфич. традиции в точности выполнил ее гл. требование — движение вперед должно быть движением вспять.
 
Источники:
Сяньдай шуфа: Сяньдай шухуа сюэхуй шуфа шоучжань цзопиньсюань (Современная каллиграфия: каталог выставки произведений каллиграфии, организованной Науч. обществом современной каллиграфии и живописи). Пекин, 1986.
 
Литература:
Чжу Жэнь-фу. Чжунго сяньдай шуфа ши (История современной китайской каллиграфии). Пекин, 1996; Barrass G.S. The Art of Calligraphy in Modern China. L., 2002.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006–. Т. 6 (дополнительный). Искусство / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2010. — 1031 с. С. 610-611.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.