Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Лин цинь

陵寢 – термин, обозначающий царские и имп. усыпальницы. Он утвердился в кит. языке в сер. эпохи Чжань-го (V–III вв. до н.э.). Введение в него слова лин («курган») указывает на господство в древнекитайской погребальной обрядности могильных курганов. Цинь («спать») в данном случае имеет специфич. значение — место обитание души хунь (см. также Душа, дух и духи) правителя, обозначаемой как лин хунь («божественная душа»).
 
Считается, что формирование царской погребальной обрядности, послужившей затем основанием для имп. усыпальниц, начала складываться в царстве Цинь, впоследствии ставшем объединителем Китая (империя Цинь, 221–207 гг. до н.э.). По свидетельству археологич. материалов, в этом царстве с самого начала (VIII в. до н.э.) бытовали своеобразные погребальные обычаи, частично повторявшие царскую и аристократич. обрядность древнейшего кит. государства Шан-Инь (XVII–XI вв. до н.э.) (см. Иньсюй). В самых ранних циньских погребениях (южная часть пров. Ганьсу, VIII в. до н.э., находки 1998 г.) находились скелеты сопогребенных людей и собак. Усопшие (видимо, представители местной аристократии) покоились в деревянных гробах. Рядом располагалось специфич. ритуальное захоронение чэ ма кэн («яма с колесницей и лошадьми»). След. археологич. памятник — супружеская усыпальница князя Сян-гуна (777–766 до н.э.), обнаруженная в 1992–1994) на юго-вост. окраине пров. Ганьсу, где находился начальный ареал царства Цинь. Примечательна ее композиция: погребальная камера и два длинных (общ. длина 88 м) прохода-коридора, тянущихся строго по оси «восток–запад». Она отчасти (наличие проходов) повторяет устройство иньских царских усыпальниц. Еще 33 княжеские усыпальницы были открыты (1977) рядом с руинами столицы (677–424 до н.э.) царства Цинь — г. Юн (в 90 км к сев.-западу от совр. г. Сиань, пров. Шэньси). Все — величественные сооружения с богатым инвентарем. Судя по этим памятникам, правящий дом царства Цинь изначально обладал повышенными политическим амбициями, претендуя на роль преемника дин. Шан-Инь.
 
Погребальная обрядность империи Цинь представлена могильным ансамблем ее основателя — Цинь Ши-хуан-ди (правил 221–210 до н.э.). Он находится в 35 км к востоку от г. Сиань и, занимая (результаты раскопок) площадь в 56,25 кв. км, состоит из трех осн. архитектурно-художеств. компонентов: надземной части, собственно усыпальницы (до сих пор не вскрыта) и т.н. погребального эскорта («терракотовая армия Цинь Ши-хуан-ди», открыта в 1974). Надземная часть образована, как выяснилось, не только курганной насыпью. Под нею обнаружилось сложное архитектурно-инженерное сооружение: глинобитная конструкция в форме усеченной пирамиды (высота 47,5 м), обнесенной двойной стеной. Протяженность внутр. стены составляет 3870 м, внеш. — 6200 м. В ней четыре прохода, ориентированных строго по четырем частям света, по четырем углам возвышаются дозорные башни. Очевидная имитация крепости или укрепленного дворца. Такое оформление надземной части усыпальницы не имеет аналогов в погребальной обрядности древнего Китая. Исключение составляет погребальная обрядность царства Чжуншань (VI в. — 295 г до н.э., в пров. Хэбэй), основанного некитайской народностью «белые ди» (бай ди). Могильный комплекс правителей этого царства (местность Пиншань, находки 1974–1978). Включал в себя надземный архитектурный ансамбль, состоявший (по результатам его реконструкции) из пяти строений различной высоты, воздвигнутых на монолитной глинобитной платформе. Он занимал площадь в форме правильного прямоугольника и был обнесен двойной стеной с центр. воротами, обращенными строго на юг. Не исключено, что создатели надземной части усыпальницы императора Цинь ориентировались на религиозно-строительный опыт именно этого царства.
 
Погребальный эскорт Цинь Ши-хуан-ди состоит из восьми с лишним тысяч глиняных скульптур воинов и лошадей и моделей колесниц, размещенных в трех специально приготовленных для этого полуподземных помещениях-котлованах, к-рые располагаются прямо друг за другом к востоку от усыпальницы. Первый (по его близости к усыпальнице и лишь недавно вскрытый) котлован имеет П-образную форму и занимает площадь в 500 кв. м. Его стены имитируют гор. или дворцовую стену с гл. воротами. Пол выложен каменными плитами. Вдоль двух боковых проходов стояли 60 фигур воинов, изображавших, судя по всему, личную охрану императора. Прямо у входа находилась колесница с четверной упряжью и тремя возницами, словно бы готовые тронуться в путь, как только из ворот выйдет их повелитель. Второй котлован имеет Г-образную форму и занимает площадь в 12 тыс. 152 кв. м. В нем находились более 900 фигур воинов, 365 лошадей и 89 моделей колесниц. Третий котлован имеет форму правильного прямоугольника и занимает площадь в 14 тыс. 260 кв. м (62 м с севера на юг, 220 м с запада на восток). В нем находилось около 7 тыс. фигур воинов, лошадей и моделей колесниц. Стены этих двух котлованов тоже были обустроены на манер строений гор. или казарменного типа. Фигуры и модели были расположены в шеренги, воспроизводящие войсковые колонны на марше. Они делятся на отряды пехоты с приданными им колесницами, во главе каждого из к-рых стоит фигура офицера. Между войсковыми колоннами проходят глинобитные конструкции, похожие на бруствера. На них, после размещения в котлованы фигур и моделей, были положены доски, затем засыпанные землей, — так глиняная армия оказалась захороненной (впоследствии доски сгнили, и земляной покров обрушился на фигуры). Все скульптуры и модели выполнены в натуральную величину. Высота фигур воинов колеблется от 1,7 до 1,9 м (для личной охраны Цинь Ши-хуан-ди), фигуры лошадей достигают 1,5 м в высоту и 2 м в длину. Семантика этой «армии» и характер породивших ее религ. представлений остаются неясными.
 
О подземной части усыпальницы Цинь Ши-хуан-ди сообщается в его жизнеописании — «Цинь ши-хуан бэнь цзи» («Основные записи [о деяниях] первого императора Цинь») из «Ши цзи» («Исторические записки», цз. 6) Сыма Цянь (145?–86?). Говорится, что она представляет собой наст. подземный дворец, состоящий из множества покоев. Потолок погребальной камеры выложен драгоценными камнями, имитирующими звездное небо. На ее полу сооружен макет ландшафта Китая с руслами рек и морем (видимо, Бохайский залив), заполненными ртутью. Там же сообщается, что все строители (свыше 700 тыс. человек), а также обитательницы гарема императора были убиты и похоронены рядом с усыпальницей. Возможно, современники за массовое захоронение приняли «терракотовую армию», т.к. никаких его следов пока что не обнаружено.
 
Погребальная обрядность Цинь была частично воспринята правящим домом империи Хань. Сохранилось 11 усыпальниц императоров Зап. Хань (206 г. до н.э. — 8 г. н.э.), к-рые сосредоточены в окрестностях столицы Чанъань (совр. г. Сиань). Две — Балин и Дулин (усыпальницы императоров Вэнь-ди, 179–156 до н.э., и Сюань-ди, 73–48 до н.э.) расположены соответственно в ее вост. и южном пригороде. Девять — к северу от нее, образуя подобие кладбищенского комплекса (тянется с запада на восток). Все могильные комплексы являют собой грандиозные ансамбли, также имеющие надземную и подземную части. Усыпальница (на глубине до 40 м под землей) образована несколькими помещениями. Главными надземными сооружениями являются (выяснилось в конце ХХ в.) глинобитные конструкции в форме усеченной пирамиды. Самая большая (высота — 46,5 м, периметр у основания — 240 м) пирамида в могильном комплексе Маолин, императора Хань У-ди (140–86 до н.э.). Внутри пирамид находились помещения, имитирующие парадные и жилые дворцовые покои с соответствующими предметами меблировки, интерьерными украшениями, а также с личными вещами усопшего монарха. Пирамиды окружали постройки, служившие жильем для обслуживающего персонала: помещения внутри пирамиды регулярно убирались, вплоть до смены постельного белья, одежды проветривались. Раз в месяц парадное облачение усопшего монарха доставлялось в столичное святилище, что символизировало его личное присутствие на литургии. В имп. погребальный ансамбль входили также «сопутствующие погребения» — захоронения ближайших родственников государя, его наложниц и придворных, особо отмеченных августейшим фавором.
 
Могильные ансамбли и столица были (археологич. работы 1992–1993) частью гигантского религиозно-ритуального комплекса, строившегося по необычайно длинной архитектурной линии, протяженностью в 74 км. Она начиналась от ущелья Цзыугу (отрог массива Циньцэнь), и, идя затем строго на север, пересекала ровно по середине дворцово-правительственную часть Чанъани. Далее проходила ровно между двумя могильными курганами — усыпальницами основателя Хань (Гао-цзу, 206–195 до н.э. и его супруги Люй-хоу, ум. 180 до н.э.) образующими могильный ансамбль Чанлин, по бокам и на равном расстоянии от которого находятся еще две имп. усыпальницы: Аньлин (императора Хуй-ди, 194–187 до н.э.) и Янлин (императора Цзин-ди, 156–141 гг. до н.э.). След. участок архитектурной линии проходил вдоль излучины р. Цинхэ (приток Вэйхэ), в южной прибрежной зоне к-рой как раз и располагалась Чанъань. И, наконец, она упиралась в комплекс ритуальных строений. Непосредственным ее завершением служила церемониальная постройка, отожествляемая исследователями со святилищем Небу (тянь [1]): котлован (глубиной в 32 м и имеющий в плане форму круга, диаметром у поверхности земли в 260 м), с основанием, вымощенным каменными плитами и обнесенный рвом. В сев.-западном его секторе сохранились остатки ведущей вниз лестницы (ступени в 4 м шириною). К востоку от этого святилища находился алтарь, предположительно, для жертвоприношений имп. предкам, к-рый вместе с вспомогательными элементами образовывал композицию в форме правильного креста. Т.о., при Зап. Хань была предпринята попытка создать ритуально-административное семиотическое пространство, объединявшее столицу (воплощение политич. могущества правящего режима), имп. усыпальницы (символ преемственности верховной власти), церемониальные строения (олицетворение сакральных функций государя) и элементы ландшафта (ущелье и реку), олицетворяющие горы и водную стихию.
 
При империи Вост. Хань (25–220) имп. погребальная обрядность решительно изменилась, следуя за реформами, проведенными в конце I в. до н.э. (см. Куан Хэн). Известны 12 императорских могильных комплексов (в окрестностях совр. г. Лоян). 6 расположены к северо-западу от столицы (Лоян), 6 — к юго-западу. Т.е. прежнее единство имп. кладбищенского ансамбля не соблюдалось. Практика сооружения пирамид и многочисленных ритуальных сооружений, действительно, прекратилась. Зато появился новый элемент композиции надземной части могильного ансамбля — «аллея духов» (шэнь лу). Ее образовывали конструкции (стелы, пилоны, арки), дополненные парными каменными изваяниями (бисе — существа в виде крылатого хищного зверя), изображавшими духов-охранителей могил. Они ставились по бокам центр. прохода, ведущего к усыпальнице. По письменным свидетельствам, впервые так был оформлен могильный ансамбль основателя Вост. Хань — императора Гуан-у-ди (25–57).
 
Аналогичное художественно-семиотическое решение надземной части усыпальниц использовалось в императорской погребальной обрядности южно-китайских династий (после завоевания в начале IV в. районов р. Хуанхэ некитайскими народностями) эпохи Южных и Северных династий (Нань-бэй-чао, 420–589). Обнаружено 31 захоронение императоров и принцев крови (все недалеко от совр. г. Нанкина). Изваяния бисе и прежние типы каменных конструкций дополнены в них новым типом сооружений: колонны в виде сильно вытянутого конуса и с абсолютно гладкой поверхностью, покоящиеся на округлой платформе-базе, выполненной в виде пластического изображения свернувшегося дракона. Символика этих колонн остается неясной.
 
Среди известных 18 имп. могильных ансамблей эпохи Тан (608–906), расположенных (как и при Вост. Хань) в разных местах столичных (Чанъань) окрестностей, лучше всего сохранились Чжаолин (в 75 км к сев.-западу от г. Сиань) и Цяньлин (в 90 км к сев.-западу от Сианя). Это могильные ансамбли императора Тай-цзуна (626–649), и Гао-цзуна (650–684) совместно с его супругой, императрицей У-хоу (У Цзэ-тянь), к-рая нек-рое время (684–704) сама правила страной. Усыпальницы помещены в склоны естеств. скальных массивов (рудимент могильных курганов). Надземные части обоих ансамблей состояли из стен, окружающих собственно могильную часть, каменных ворот, множества отд. построек и «аллей духов». В Цяньлин «аллею духов» (3 км) образуют 34 скульптуры: 10 пар изваяний воинов, 5 пар коней, 4 (в парном комплекте) изваяний фантастич. существ (вместо бисе — тянь ма, «небесные кони», тянь лу, «небесные олени», все — существа с крыльями). Кроме того, около каждых из четырех ворот стены, окружающей могильную часть, находятся парные изваяния львов, дополненные у сев. и запад. ворот соответственно парой и тремя парами изваяний коней. Примечательно включение в надземную часть усыпальниц скульптурного ансамбля, воспроизводящего чужеземных послов/правителей, как бы прибывших на аудиенцию (14 статуй для Чжаолин и 61 — для Цяньлин). Т.о. погребальная скульптура стала (помимо охранительной функции) воплощением вели-чия усопшего государя и всей дин.
 
Для послед. историч. эпох имп. погребальная обрядность практически не прослеживается. Вновь она внятно представлена для эпохи Мин (1368–1644). Сохранились усыпальницы всех минских императоров. Супружеский погребальный ансамбль основателя Мин — Чжу Юань-чжана (минский Тай-цзу, Хунъу, 1368–1399), находится в окрестностях Нанкина (первая столица Мин). Он расположен на горном склоне и включает в себя собственно погребение, замурованное в естеств. холме, одно ритуальное строение (прямоугольная в плане, кирпичная постройка с полусферическим сводом) и «аллею духов». «Аллея духов» состоит из 14 гранитных парных скульптур: воинов, львов, слонов, верблюдов и фантастич. существ, в т.ч. цилиня (се чжи). Впервые присутствуют статуи верблюда и слона. Усыпальницы 13 послед. минских императоров, находятся в окрестностях Пекина, куда столица Мин была перенесена в 1420. Они вновь образуют единый (около 40 км кв.) кладбищенский ансамбль (Шисаньлин). Центр. место в нем занимает Чанлин — могильный комплекс императора Чэн-цзуна (Юн-лэ, 1403–1424). Он открывается дорогой, проходящей через мемориальную арку, выполненную из резного белого мрамора (1540 г.) и ворота из красного камня. Далее дорога превращается в «аллею духов», включающую в себя 36 изваяния, все — из белого мрамора; 12 — скульптуры воинов и гражданских чиновников; 24 — животных, среди к-рых тоже присутствуют изображения как реальных представителей животного мира (львы, слоны, лошади, верблюды), так и фантастич. существ. Дорога завершается еще одними воротами, открывающими проход к могильному кургану (окружностью в 1 км). Перед ним возвышается ритуальное строение, воздвигнутое на величественном (из белого мрамора) трехъярусном пьедестале. О характере самих усыпальниц можно судить по погребению (вскрыто в 1958) императора Шэнь-цзуна (Вань-ли, 1573–1620). Наст. подземный дворец из пяти залов со сводчатыми потолками и стенами, облицованными отполированными каменными плитами. Створки дверей каждого зала сделаны из цельных кусков белого мрамора, их поперечные балки отлиты из меди. В среднем зале находились три мраморных трона — для государя и двух его жен, пред к-рыми стояли все полагающиеся для тронного зала церемониальные предметы: курильницы, подставки для светильников, но выполненные не из металла, а керамики (замена, типичная для древней погребальной обрядности). В заднем зале, служившем погребальной камерой, располагались три гроба, каждый на каменном постаменте (высота 35 см). В среднем из них покоилось тело императора, в боковых — его жен. В погребальной камере и в гробах находилось внушительное число изделий. Рядом с усопшими находились предметы одеяний и церемониальные головные уборы (мужская и женские короны). Остальной погребальный инвентарь был размещен в 23 ящиках и состоял из столовой твари, туалетных принадлежностей, украшений и т.д., выполненных в основном из золота и нефрита. Погребальная обрядность империи Цин (1644–1911) полностью копирует минскую: создание могильных ансамблей, включающих в себя усыпальницу, ритуальные строения и «аллею духов».
 
Несмотря на определенные новации, имп. погребальная оказывается одной из наиболее консервативных религиозно-ритуальных традиций, к-рая отмечена постоянной тенденцией к использованию различных предшествующих погребальных обрядов.
 
Источники:
Сыма Цянь. Ши цзи (Исторические записки) // Эр ши у ши (25 династийных историй). Т. 1. Шанхай, 1988; Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 2 / Пер. с кит. и коммент. Р.В. Вяткина и В.С. Таскина. М., 1975, с. 87.
 
Литература:
Виноградова Н.А. Искусство Китая, Альбом. М., 1988; Кравцова М.Е. История искусства Китая. СПб., 2004; Li Xueqin. Eastern Zhou and Qin Civilizations. New-Heaven — L., 1985; Ганьсу Лисянь де Юаньдиншань мусянь. Фац-зюе цзяньбао (Погребальный комплекс, [обнаруженный у] горы Юаньдиншань [на территории] уезда Лисянь [провинции] Ганьсу. Краткий отчет об археологических работах // Вэньу (Культурное наследие), 2000, № 2; Ло Цзун-чжэнь, Шао Вэнь-лян. Вэй Цзинь Наньбэй-чао вэньхуа (Культура периодов Вэй, Цзинь и Южных и Северных династий). Шанхай, 2000; Лю-чао ишу (Искусство эпо-хи Шести династий). Пекин. 1981; Цинь Ши-хуан лин бин ма юн (Воины и лошади из погребения Цинь-ши-хуана). Пекин, 1998; Шэньси фасянь и Хань Чанъань чэн вэй чжунсинь де Си Хань нань бэй сянчжао чан цзяньчжу мусянь (Обнаруженный в Шэнь-си протяженный архитектурно-погребальный комплекс, построенный [по оси] север-юг [и относящийся к эпохе] Западная Хань, [в котором] Чанъань [столица] Хань была его центром) // Вэньу (Культурное наследие). 1995, № 3; Luo Zhewen. China’s Imperial Tombs and Mausoleums. Beijing, 1993; Mysteries of Ancient China. New Discoveries from the Early Dynasties / Ed. by J. Rawson. L., 1996; Treasures from the Tombs of Zhong Shan Guo Kings. Catalogue of an Exibition Held at Tokyo National Museum. March 17 — May 5. Tokyo, 1981; Xi’an — Legacies of Ancient Chinese Civilization. Beijing, 1992.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. - 2007. - 869 с. С. 493-496.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.