Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


К вопросу о перспективах молодежного движения в Китае

(по данным германского журнала «Шпигель»)
 
В апреле–июне 1989 г. в Пекине и некоторых других городах Китая произошли волнения и беспорядки, зачинщиками которых стали студенты высших учебных заведений Пекина. Начавшись с демонстрации студентов на пекинской площади Тяньаньмэнь, волнения перекинулись и в другие китайские города, причем студентов поддержали многие рабочие и служащие страны. В начале июня демонстрация студентов в Пекине была жестоко подавлена танками по приказу руководства китайской компартии (КПК). При этом на площади Тяньаньмэнь по самым минимальным подсчетам погибло более 50 тыс. человек, причем среди них были не только студенты, но и оказавшиеся поблизости представители разных слоев гражданского населения.
 
Об этом примере необычайной жестокости, проявленной руководством КПК и особенно ее генеральным секретарем, спустя 12 лет, в январе 2001 г., в двух номерах подробно сообщил германский журнал  «Дер Шпигель». Возникает вопрос, почему «Шпигель» заинтересовался этими событиями лишь 12 лет спустя, а не напечатал репортаж о них «по горячим следам»? На это был дан следующий ответ: до сего времени никакие материалы по этому поводу вообще не публиковались, и лишь 12 лет спустя они наконец были опубликованы в виде протоколов заседаний службы безопасности КНР.
 
Ф.Мейер, один из германских авторов предисловия к публикациям протоколов, даже высказывает известные опасения в подлинности такого рода документов, поскольку даже сегодня китайские архивы недоступны (см. [1, № 4/22, c.125]. Впрочем, Ф.Мейер полагает, что документы, опубликованные в журнале, все-таки подлинные.
 
В начале публикации германские составители пытаются разобраться в причинах и предпосылках, вызвавших такой размах студенческого и отчасти молодежного движения в стране. По мнению германских составителей, их можно разделить как бы на две части.
 
Во-первых, они были связаны с тогдашней внутриполитической обстановкой в Китае. Уже после смерти Мао Цзэдуна в 1967 г. в стране начались реформы, направленные на улучшение внутриполитической обстановки в стране и подъем ее экономики. Однако они шли недостаточно быстро и последовательно. По мнению студентов, вышедших на улицы китайских городов в апреле–июне 1989 г., в их недостаточно быстром проведении в жизнь была виновата в первую очередь Компартия Китая, о чем явно свидетельствовали лозунги демонстрантов, выдвинутые, например, 20 апреля: «Долой Компартию!», «Долой коррупционное правительство!» и даже призывы «атаковать штаб-квартиру партии и поджечь ее» и т.п. (см.[1, № 4/22, c. 127]). Другие лозунги подобного рода, по мнению составителей данного документа, свидетельствовали о недостаточно быстрой ликвидации в стране таких негативных последствий, как недостаток или даже полное отсутствие реальной свободы печати в стране, неумение и неспособность тогдашнего китайского руководства справиться с ситуацией и, наконец, нежелание руководства страны полностью отказаться от культа личности. Об этом свидетельствуют, например, следующие лозунги студентов и демонстрантов от 17 мая: «Курс правительства провалился», «Сколько еще ждать?», «Против культа личности», «Свободу прессе», «Мы говорим правду» и т.п. (см. [1, № 4/22, c. 127, 154]).
 
Во-вторых, причина студенческих волнений заключалась и в сложившейся в тогдашнем мире внешнеполитической ситуации. Китайские студенты не могли не видеть, что в это время не только во многих европейских странах, в том числе и  в ГДР, народы уже пришли к убеждению о полной бесперспективности построения коммунизма, а с началом перестройки в Советском Союзе, бывшем когда-то бастионом коммунизма, большинство населения также уже не хочет заниматься бесполезным «коммунистическим строительством». Студенты искренне считали, что если их страна пойдет по старому и явно бесперспективному пути, то Китай превратится в еще более отсталое не только в политическом, но и в экономическом отношении государство. Именно по такому пути, как считали студенты, и шло тогда китайское правительство. Как справедливо отметил Ф.Мейер, «в апреле 1989 г. демократическое движение спонтанно перекинулось на Дальний Восток хаотичным народным выступлением студентов в Пекине» (см. [1, № 4/22, с. 125]).
 
Авторы немецких публикаций приводят далее действительно интересные документы о том, как китайское руководство реагировало на эти события. Их первая реакция свелась к возможности введения в стране военного положения: по приводимым данным, на одном из секретных заседаний Политбюро ЦК КПК, состоявшемся в конце апреля 1989 г., из его 5 членов 2 проголосовали за введение военного положения, 2 – против, 1 человек воздержался (см.[1, №4/22, с. 125]).
 
Подчеркивается, что первоначально сами студенты пытались решить свои проблемы путем соглашения с правительством. Так, руководитель КПК Чжао Цзиян 22 апреля получил следующие основные требования студентов: 1) Ли Пэн как председатель правительства должен лично вступить в переговоры со студентами; 2) все события должны быть отражены в печати без всяких купюр и вырезок (см. [1, № 4/22, c. 127]).
 
Когда же от правительства не было получено никакого ответа на этот демарш, то один из студентов, пожелавший остаться неизвестным, изложил требования одному из членов госбезопасности страны (кому именно не называется). Они сводились к: 1) обеспечению активного участия студентов в демократическом движении; 2) полному отказу от использования марксистко-ленинской теории; 3) смене существующего правительства, поскольку нынешний его состав не способен собственными силами справиться с разъедающей страну коррупцией (см. [1, № 4/22, с. 130]).
 
Достаточно грозную обстановку тех дней тогдашние руководители страны оценивали по-разному. И если генеральный секретарь ЦК КПК Чжао Цзиян пытался как-то смягчить ситуацию, то глава правительства Ли Пэн стоял за более решительные действия. Вот почему 29 апреля в частной беседе с Чжао Цзияном он сказал следующее: «Их цель ясна: они хотят уничтожить руководство КПК и всю систему социализма». В то же время Чжао Цзиян не склонен был идти на крайние меры и даже на собрании акционеров Азиатского банка развития, состоявшемся 28 апреля 1989 г., признавал, что «ситуация накалилась из-за наших ошибок» (см. [1, №2/8, с. 131]).
 
Когда же 4 июня 1989 г. на площади Тяньаньмэнь появились танки и обильно потекла кровь невинных людей, руководство  страны было настроено самым решительным образом. Так, на заседании правительства от 6 июня Дэн Сяопин прямо заявил: «У нас нет выбора, кроме как воевать». О необходимости «сражаться» говорил тогда же и Ли Пэн, который, явно подтасовав факты, сообщил о якобы убитых солдатах и офицерах китайской армии в количестве «более 2000 человек», в то время как населения вместе со студентами погибло, по его весьма сомнительным данным, «около 200 человек» (см. [1, № 4/22, с. 162]).
 
Авторы представленной публикации делают следующие выводы из вышесказанного: вопрос заключается в возможности или невозможности повторения подобного в будущем. Хотя в принципе они пришли к однозначному выводу: подобная трагедия в будущем в Китае повториться не может, поскольку результатом таких действий может явиться отставка существующего правительств с необратимыми последствиями, не говоря уже о резко негативной реакции общественного мнения страны, которое, по мнению авторов, с каждым годом все больше заставляет китайские правящие круги считаться с ним.
 
В доказательство данного тезиса приводится конкретная судьба каждого из тех лиц, кто был причастен к разыгравшейся 12 лет назад трагедии. Так, Ли Пэн был вскоре смещен со своего поста, а Чжао Цзиян находится в данный момент под домашним арестом (см.[1, № 4/22, с. 162]).
 
Нам представляется, что в современной Германии при оценке возможности повторения в будущем молодежных и, соответственно, студенческих выступлений в Китае, учитывают то, что от реакции на такие выступления в немалой степени будет зависеть и международная обстановка. Так как при повторении подобного нет никакой гарантии, что к Китаю не будут применены какие-либо санкции, например со стороны ООН или других международных организаций. И уж, во всяком случае, повторение подобного наверняка резко ухудшит состояние германо-китайских отношений, поскольку германские средства массовой информации ни в коем случае не поддержат китайское правительство в случае повторения подобных эксцессов.
 
Литература
1. Der Spiegel, № 2/8, 2001; № 4/22, 2001.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XXXII научная конференция / Ин-т востоковедения; Сост. и отв. ред. Н.П. Свистунова. – М.: Вост. лит.,  2002. – 366 с. С. 145-148/
 

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Биография Бо Цзюй-и и её отражение в ста четверостишиях (цзюэ-цзюй) второй половины его жизни
Северная граница тангутского государства Си Ся по данным археологических и письменных источников
Император Китая в хакасской степи
К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения


© Copyright 2009-2020. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.