Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Кунцюэ дун нань фэй

孔雀東南飛 «Павлины летят на юго-восток» (по первой строке текста) (др. назв. «Цзяо Чжун-цин ци» — «Жена Цзяо Чжун-цина», «Стихи о жене Цзяо Чжун-цина»). Самое крупное (355 строк, 1765 иероглифов) про­изведение среди нар. песен балладного типа (юэфу миньгэ). Написано четким пятисловным (5 иероглифов в строке) размером. Впервые воспроизведено в антологии VI в. «Юй тай синь юн» («Новые напевы Нефритовой башни», цз. 1) под назв. «Гу ши у мин жэнь вэй Цзяо Чжун-цин ци цзо» («Древнее стихотво­рение, созданное неизвестным автором, о жене Цзяо Чжун-цина»). Точную жанровую принадлежность его определить невозможно. Согласно названной антологии, это произведение представляет собой стихотв. текст (ши), что от­вечает особенностям его формы. К традиции нар. песни впервые было отне­сено в «Юэфу ши цзи» («Собрание юэфу», цз. 73) Го Мао-цяня (1050?—1126), где включено в разд. «Цза цюй гэ цы» («Песни на разные мелодии»). В предисл. к тексту сказано, что это анонимное произведение, повествующее о со­бытиях конца эпохи Хань, т.е. рубежа II—III вв. Подавляющим большинством совр. исследователей оно признается образцом песенного фольклора. Пред­лагаемые в науч. лит-ре датировки варьируют от сер. III до нач. VI в. Произведение отличается сложностью композиции и сюжетной линии; рас­падается на неск. (исследователи выделяют от 3 до 12) относительно самостоят. смысловых фрагментов, построение к-рых отдаленно напоминает структуру драматургич. произведения. «Кунцюэ дун нань фэй» — история трагич. любви молодого чиновника Цзяо Чжун-цина и его жены Лю Лань-чжи.
 
Произведение открывается монологом (1-й фрагмент, 20 строк) лирич. герои­ни, рассказывающей о своих талантах, достоинствах и добродетелях, про­явившихся еще в девичестве: «В тринадцать лет я ткала лучший шелк, / В че­тырнадцать уже кроить умела. / <...> / В шестнадцать я читала наизусть / Предания, поэмы и каноны» («Жена Цзяо Чжун-цина» / здесь и ниже пер. Б.Б. Вахтина). Далее она сетует на неурядицы семейной жизни: занятость мужа работой, а самое главное — придирки и понукания свекрови. Монолог за­вершается словами о желании покинуть дом мужа.
 
2-й фрагмент (32 строки) — диалог между Чжун-цином и его матерью, обви­няющей невестку в гордыне, вспыльчивости, неумении себя вести. Она сове­тует сыну поскорее отпустить жену к родителям, а самому жениться на другой девушке — умнице и красавице (сравнивается с Ло-фу, лит. героиней «Мо шан сан» — «Туты на меже»), родители к-рой уже дали согласие на брак.
 
В 3-м (38 строк) и 4-м (32 строки) фрагментах происходят бурные диалоги меж­ду супругами. Лань-чжи укоряет мужа в безволии и неспособности защитить их семейное счастье от матери. Он упрекает ее в нежелании угождать свекро­ви. Собрав свое приданое (подробно перечисляются все вещи) и надев празд­ничный наряд (тоже дается детальное описание), Лань-чжи покидает дом мужа.
 
Кунцюэ дун нань фэйКунцюэ дун нань фэй5-й фрагмент (25 строк) посвящен переживаниям супругов по пути в отчий дом Лань-чжи. Забыв о недавних взаимных упреках и предвидя новые испы­тания, они клянутся друг другу в вечной любви и верности: «В повозку го­рестно садится муж, / К жене склонился, на ухо ей шепчет: / „Клянусь остаться верным навсегда, / Домой ты отправляешься на время. / <...>/ Так поклянемся вместе перед небом / Друг другу никогда не изменять! “ / Чи­новнику жена его сказала: / „...Брат заменил отца в моем семействе, / Он грозен в гневе, как небесный гром. / Боюсь, со мной не станет он считаться / И замуж выйти будет принуждать“».
 
6-8-й фрагменты (15, 23, 62 строки соответственно) — описание приезда Лань-чжи в родительский дом и ее пребывания там. Мать воспринимает поступок дочери как нарушение всех норм и устоев, корит ее как опозорившую себя и их семью. Но красота и добродетели Лань-чжи настолько всем известны, что один за другим приезжают сваты. Предлагаются все более и более выгод­ные партии. Мать, втайне сочувствуя дочери, отказывает сватам под пред­логом, что та не достойна быть парой столь видных особ. Вмешивается брат Лань-чжи, настаивающий на ее повторном замужестве: «Не будь в своих решеньях безрассудной, / Чиновником незнатным был твой муж, / А этот — сын высокого вельможи: / Вслед за дурной — хорошая судьба. / <...> / Ты упускаешь знатного супруга, / Скажи, чего же ждешь и хочешь ты?» Лань- чжи не выдерживает и дает согласие на новый брак. Начинаются приготов­ления к свадьбе, из дома жениха доставляются богатые дары.
 
Всю ночь перед свадьбой (9-й фрагмент, 54 строки) она проводит, готовя сва­дебный наряд. Неожиданно приезжает Чжун-цин, узнавший о скорой свадь­бе. Он обвиняет бывшую жену в измене, нарушении данной ими обоими клятвы, с нескрываемым сарказмом желает ей счастливого брака и объявляет, что единств. для него самого выход — покончить с собой: «Честь высока — я поздравляю вас! / <...>/ Вы высшее займете положенье — / Я к Желтым во­дам удалюсь один». Лань-чжи выражает готовность последовать его примеру: «Чиновнику жена тогда сказала: / „Нет смысла вам об этом говорить! / Меня и вас — обоих принуждают, / Вы также подневольны, как и я, / У Желтых вод свиданье наше будет“».
 
Действие (10-й фрагмент, 26 строк) вновь переносится в дом Чжун-цина. Он сообщает матери о намерении покончить с собой. Но она лишь высмеивает его влюбленность в Лань-чжи и опять принимается уговаривать его жениться на выбранной ею невесте. Поняв бессмысленность дальнейших разговоров и увещеваний, Чжун-цин удаляется: «К себе вернулся, и в пустых покоях / Печально и тоскливо он вздыхал, / Обдумывая тайное решенье / И вспоминая грустно мать свою, / Что сыну причинила столько горя».
 
Приготовления Лань-чжи к свадьбе (11-й фрагмент, 12 строк) были лишь ви­димостью. Воспользовавшись тем, что домочадцы оставили ее одну для шитья свадебного наряда, она тайком вышла из дома и бросилась в озеро. Узнав о смерти любимой, Чжун-цин повесился.
 
12-й фрагмент (12 строк) — эпилог. Супругов похоронили вместе, и на их мо­гиле растут деревья с переплетенными, будто в любовном объятии, ветвями, ставшими пристанищем для пары птиц: «Перемешались и листва и хвоя, / Шатром зеленым ветви там сплелись, / Среди ветвей две птицы поселились, / Две неразлучных птицы юаньян. / <...> / Потомкам чаще пойте эту песнь: / Пускай им служит предостереженьем!»
 
Экранизация Кунцюэ дун нань фэйЭкранизация Кунцюэ дун нань фэйУдивительно напоминающая историю любви Ромео и Джульетты, «Кунцю дун нань фэй» резко выделяется среди нар. песен своими худ. достоинствами: ма­стерским построением сюжета, тонким выписыванием портретов персо­нажей, достоверностью и психологич. точностью передачи их настроений и чувств. Это произведение справедливо относится к числу шедевров кит. лит-ры. Только за период 1900—1949 кит. учеными было опубликовано более 20 статей о нем. И по сей день оно остается в центре внимания кит. литера­туроведов. Обсуждаются, в частности, прототипы лирич. героев, вопросы вре­мени создания произведения, его жанровой принадлежности, худ. своеобра­зия, влияния на последующую поэзию. Отд. направление составляют текстолого-филол. исследования, посвященные установлению близости этого про­изведения к поэтике песенного фольклора. Высказывается предположение о его типологич. сходстве с европ. (франц., исп.) балладами.
 
Источники:
См. в Библиогр. II: Дин Фу-бао 1964 (т. 1, с. 81—84) и Лу Цинь-ли (т. 1, с. 283—286); Юй тай синь юн, цз. 1 / Т 1; Юэфу ши цзи, цз. 73 / Т 3, с. 1715—1721; Жена Цзяо Чжун-цина (пер. Б.Б. Вахтина) // Юэфу: Из древних китайских песен, с. 67—79; Павлины летят (пер. Ю.К. Щуц- кого) // Китайская литература: Хрестоматия. Т. 1, с. 200—209; Стихи о жене Цзяо Чжун-цина (пер. Ю.К. Щуцкого) // Антология китайской поэзии. Т. 1; A Peacock Southeast Flew // New Songs from a Jade Terrace..., p. 53—63.
 
Литература:
Щуцкий Ю.К. Стихи о жене Цзяо Чжун-цина, с. 31—50; Сянь Цинь лян Хань вэньсюэ яньцзю, с. 429—439; Тань Пи-мо. Чжунго вэньсюэ ши ган. Т. 1, с. 211—214; Чжунго вэньсюэ ши. Т. 1, с. 169—173; Юэфу ши сюань, с. 62—75; Юэфу ши яньцзю луньвэнь цзи, с. 138—199; Frankel H.H. The Formulaic Language of the Chinese Ballad «Southeast Fly the Peacocks»; он же. The Chinese Ballad «Southeast Fly the Peacocks».
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 3. Литература. Язык и письменность / ред. М.Л.Титаренко и др. – 2008. – 855 с. С. 317-319.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.