Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Костюм

История китайского костюма (и-фу 衣服) относительно внятно прослеживается со второй половины эпохи существования древнейшего китайского государства Шан-Инь 商殷 (XVII–XI вв. до н.э.), благодаря исполнению элементов одеяния в декоре статуэток (в первую очередь, нефритовых), обнаруженных в погребении Фу-хао 婦好, супруги иньского царя У-дина 武丁(1250–1192 до н.э.). Персонажи облачены в похожее на халат верхнее платье, доходящее до колен и запахнутое направо. Узкие рукава, плотно облегающие руку, закрывают запястья. Ворот, подол и края рукавов одежды украшены широкой узорной каймой, имитирующей вышивку или полосы полихромной ткани, самостоятельную отделку имеет и пояс. Сохранился также фрагмент статуэтки, в котором можно различить сплошь покрытое узором одеянье.
 
Парчовый халат пао с фигурами птиц в медальонах. Эпоха сунПарчовый халат пао с фигурами птиц в медальонах. Эпоха сунСледовательно, правомерно предположить существование, по крайней мере, двух вариантов расположения орнаментов в одеяниях этой эпохи. Головной убор, присутствующий во всех статуэтках и указывающий на его исходную обязательность для китайского костюма, имеет вид маленькой круглой шапочки, внешне напоминающей тюбетейку. Учитывая, что эти статуэтки, согласно общепринятой в науке точке зрения, изображали слуг, не исключено, что костюм иньской знати мог иметь какие-то другие особенности, выражающиеся, например, в характере кроя наплечной одежды (длине подола, ширине рукава), наличии специфических головных уборов и ансамбля украшений.
 
В значительно более полном виде древнекитайский костюм известен, начиная со второй половины I тыс. до н.э., а именно с периода Сражающихся царств (Чжань-го 戰國, 475–221), завершающего эпоху Чжоу (XI–III вв. до н.э.). Тогда разрозненные сведения о национальной одежде, содержащиеся в письменных памятниках (в т.ч. поэтических произведениях), дополнились скульптурными (т.наз. погребальная пластика) и графическими (древнейшие картины на шелке, см. Чу-го дэ ишу) изображениями людей, а также подлинными предметами одеяний (халаты, кофты, юбки), в которые было принято облачать усопших (см. Шелк).
 
 Одежда, погребальная пластика, в рисунке или рельефном орнаменте адекватно воспроизводящая мельчайшие детали костюма, предметы декоративно-прикладного искусства, украшенные жанровыми сценами и собственно художественные (рельефные, стенописные) изображения настойчиво присутствуют в захоронениях последующих исторических эпох. Так, воинский костюм III в. до н.э. в нюансах представлен в глиняных (терракотовых) скульптурах (высота 1,7–1,9 м.) воинов из знаменитого «погребального эскорта» первого китайского императора, основателя империи Цинь (221–207 до н.э.) — Цинь Ши-хуана 秦始皇 (246–210 до н.э.), в изображениях которых переданы кожаные доспехи с металлическими креплениями, шейные шарфы, пояса, знаки различий, головные уборы высших командных чинов, офицеров и солдат.
 
Одежда II–I вв. до н.э. полностью воспроизведена в шелковых платьях на деревянных куклах, игравших роль погребальной пластики (см. Мавандуй). Из предметов утвари отдельного упоминания заслуживает лаковая крышка плетеной коробки, датируемая II–I вв. до н.э., на которой тонко выписаны фигуры десяти сидящих мужчин, облаченных в длинные халаты, отделанные по вороту, подолу и краям рукава узорчатой каймой.
 
С IV–V вв. еще одним важнейшим визуальным источником по истории китайского костюма стала станковая живопись. Первостепенное место в ней сразу же заняли произведения в жанре жэнь-у (хуа) 人物 (畫), «живопись/изображения фигур», — портрет (официальный, исторический), картины на религиозные и бытовые темы (например, работы Гу Кай-чжи, Чжоу Фана, Чжан Сюаня, Янь Ли-бэня), неизменно характеризующиеся повышенным вниманием авторов  к внешности персонажей.
 
Со II в. н.э. в силу вступила практика создания специальных сочинений, посвященных костюму. Самые ранние из них — трактаты «Ду дуань» 獨端 («Единственно верное») известного ученого и литератора того времени Цай Юна 蔡邕 (132–192), и «Юй фу чжи» 輿服志 («Трактат о колесницах и одеяниях», «Описание колесниц и одежды») Дун Ба 董巴 (III в.). С IV в. в официальные историографические сочинения (т.наз. династийные истории) стали вводить разделы этнографического характера, имеющие, как правило, название «Юй фу» 輿服 («Колесницы и одежда»). Впервые такой раздел появился в Фань Е 范曄 (398–446). Приблизительно с Х в. своды комментариев к древним памятникам стали сопровождать иллюстрациями, переросшими несколько позже в книжные гравюры. Первым из таких изданий, содержащих информацию о древних формах костюма, считается иллюстрированный свод комментариев к каноническим конфуцианским (жу-цзяо; см. Конфуцианство) книгам «И ли» 儀禮 («Образцовые церемонии и [правила] благопристойности»), «Ли цзи» 禮記 («Записи ритуалов/Записки о [правилах] благопристойности») и «Чжоу ли» 周禮 («Чжоуские ритуалы/[Правила] благопристойности [эпохи] Чжоу»). Получивший название «Сань ли ту» 三禮圖 («Рисунки к Трем [каноническим книгам по] ритуалу»), этот труд, неоднократно переиздавался впоследствии в Китае (в том числе издания 1676 г., начала ХХ в.) и в Японии (1761 г.). В дальнейшем создавались еще более значительные энциклопедические иллюстрированные издания, относящиеся к истории китайского костюма, наибольшей известностью из которых пользуется фундаментальный труд «Сань цай тухуй» 三彩圖會 («Собрание иллюстраций, изображающих [Великую] триаду [Небо, Землю и Человека]»), созданный в XV–XVI вв.
 
В эпоху Цин (1644–1911), время владычества в Китае маньчжурского правящего дома, состоялась унификация и регламентация костюма. В 1759 г. были изданы законы, устанавливающие формы мужской и женской одежды, которые охватывали как гражданский, так и военный костюм. В 1766 г. законодательный свод был дополнен иллюстрациями, составившими многотомное издание, которое дает исчерпывающую информацию об установленных пяти формах костюма. К этим формам были отнесены, во-первых, парадно-ритуальное одеяние, «придворный костюм» чао-фу 朝服, служивший облачением при исполнении официальных жертвоприношений и самых торжественных придворных церемониях. Во-вторых, «праздничный костюм» цзи-фу 吉服, бытовавший при дворе во время официальных мероприятий, менее торжественного характера.
 
В-третьих, «повседневный костюм» чан-фу 常服, предназначенный для ношения в частной жизни. Названные формы костюма распространялись на императора, императрицу, императорских родственников и наложниц, аристократов и чиновников высших девяти рангов.
 
Четвертая форма — «дорожный костюм» син-фу 行服, являлась в основном аналогичной чан-фу. Перечень установленных типов одежды завершает пятая форма — «дождевое платье» юй-и 雨衣, представляющая собой плащ-накидку или длинную пелерину из шерстяной ткани и даже птичьего пуха (для знати) или бамбуковой стружки, сломы и травы (для простолюдинов). Такие плащи бытовали в Китае задолго до их законодательного признания, используясь повсеместно всеми слоями населения.
 
Типологическими особенностями китайского костюма, как в эпоху Цин, так и на всем протяжении видимой истории его развития, являются  консервативность, ограниченность комплектации, а также нечеткость дифференциации по половому признаку, что сказалось в использовании одних и тех же элементов, как и в мужской, так и женской одежде. Все перечисленные формы костюма, за исключением юй-и, как и предшествующие им типы платья, составлены почти одинаковым набором элементов.
 
Главным элементом китайского костюма во все времена (начиная, по меньшей мере, с иньской эпохи) выступает верхняя наплечная одежда, представленная халатом-пао 袍, полностью окутывающим фигуру и, в зависимости от длины подола, опускающимся до щиколотки или до земли. Конструктивными вариантами халата являются кофта (фу ), отличающаяся от пао только своей длиной (доходит обычно лишь до уровня бедер), а также безрукавка (бэйсинь 背心, каньцзяньэр 坎肩兒) и шуба (цю , пиао 皮襖). Пао и фу бывают только распашные и кроятся по единой схеме из трех кусков ткани: две длинные полосы, предназначенные для двух сторон одежды, включая перед и спинку, вырезаются и перегибаются пополам, перегиб соответствует плечевому шву. Каждая половина сшивается так, чтобы шов шел по внутренней стороне рукава и вдоль бока. Правая и левая половины скрепляются швом на спине. Спереди к левой половине пришивается третий, короткий и фигурно вырезанный вверху кусок ткани, предназначенный функционировать в качестве запахивающейся полы. Левая пола при запахе должна покрывать правую (хотя на протяжении истории Китая отмечены случаи использования правого запаха). Пао существуют в летнем и зимнем вариантах. В первом случае их шили на легкой подкладке, нередко из ткани другого цвета, во втором — халаты делали на ватной подкладке или подбивали мехом.
 
По фасону халаты и кофты распадаются на однобортные (дуй цзинь 對襟) и двубортные (се цзинь 斜襟). Однобортные халаты и кофты обычно имеют спереди одну завязку. Двубортные халаты подразделяются на «открытые» и «закрытые». В первом случае края бортов перекрещиваются на груди. Такая манера их ношения, производящая впечатление платья с декольте, была прията, например, в женском костюме эпохи Тан (618–906).
 
С XVII в. данный фасон использовался только в одеяниях даоского духовенства. Закрытые двубортные халаты появились в Китае в подражание военной одежде северных народностей. Они обычно имели завязку или застежку (в виде пуговицы) на правом плече у шеи и иногда дополнялись сверху круглым воротником. В эпоху Цин преобладал их фасон, в котором застежки располагались на уровне яремной впадинки, правой ключицы и на правом боку, а закрытые двубортные халаты могли иметь разрезы по бокам.
 
Конструктивное единообразие верхней наплечной одежды не мешало появлению различных стилистических ее вариантов, которые согласовывались с модами разных эпох и реализовывались в отдельных деталях пао и фу. Так, в эпоху Чжоу были приняты широкие (в поясе приблизительно равные 90 см, по подолу — ок. 1,8 м) и длинные, закрывающие ноги, пао, с довольно широким рукавом (до 30 см).
 
Эпоха Хань (III в. до н.э. — III в н.э.) и особенно эпоха Шести династий (Лю-чао 六朝, III–VI вв.) ознаменовались расцветом в костюме «романтического» стиля. Как показывают сохранившиеся пластические и живописные изображения, для женской одежды того времени типичны халаты из легких, развевающихся тканей. Их нижняя часть нередко перехватывалась в нескольких местах тонким матерчатым поясом с длинными концами, благодаря чему ткань укладывалась в мягкие рельефные складки. На плечах халат мог быть присборен на манер шали или накидки. Рукава делались настолько длинными и широкими, что при сложенных на уровне груди руках их отвороты свисали почти до колен. Сходные тенденции отразились и в мужском костюме.
 
Мода на широкие рукава впоследствии неоднократно возобновлялась, достигнув апогея в эпоху Северной Сун (Бэй Сун 北宋, 960–1127). Рукава халатов того времени кроились таким образом, что края их манжет свисали от линии плеч до середины голени.
 
В эпоху Мин (1368–1644) такой крой рукавов использовался только в ритуальном облачении. В цинском костюме, примечательна, напротив, укороченность и обуженность манжет, имеющих форму копыта, при этом подол халата расширен только в нижней части.
  
Безрукавка стала популярным элементом китайского женского костюма в эпоху Шести династий. Как и кофта, она надевалась поверх халата, что впоследствии было утверждено законом для форм парадно-ритуального и «праздничного» костюма. Шубы, кроившиеся также, как халаты, вошли в обиход, видимо, в чжоускую эпоху. Из письменных источников известно, что их шили как из дорогих — лисьего, песцового и соболиного — мехов, так и из козьих, обезьяньих и собачьих шкур, и носили в качестве ранговых одеяний, причем, в комплекте с надеваемым сверху шелковым пао: правителю полагались песцовая шуба и халат из полихромного шелка, сановникам в зависимости от их рангов — шуба из темно-бурой лисы с халатом из гладкого шелка темных цветов и шуба из лисы-огневки с халатом из желтого шелка. Дальнейшая история шубы, касающаяся степени ее популярности, правил ношения и ранговых функций, прослеживается с трудом. Известно лишь, что в разные века шуба служила дорогой одеждой и предметом роскоши: есть письменные свидетельства, что начиная с эпохи Шести династий изготавливались шубы, украшенные вышивками из жемчужного низанья и аппликациями из золотой и серебряной фольги, прикрепленной к меху с помощью лака.
 
Поскольку халат, как правило, не имел застежек и никогда не подгонялся по фигуре, его обязательной принадлежностью был пояс (дай ). Древнейший тип китайского пояса представляет собой отрез ткани, обернутый вокруг талии и завязанный сзади узлом или большим бантом, как показано на одной из иньских нефритовых статуэток.
 
В эпоху Чжоу в обиход вошли пояса, скреплявшиеся пряжкой, которые стали специфической принадлежностью мужского костюма. В эпоху Хань появились пояса из кожи и ткани, украшенные накладными пластинами, сделанными из ювелирных материалов, а в эпоху Шести династий — пояса, полностью составленные из металлических пластин. С тех пор и до конца эпохи Цин, пояса-дай служили важнейшими мужскими украшениями и знаками различий.
  
Использование пояса было различным в одежде той или иной эпохи. Так, в эпоху Мин пояс с накладками превратился в чисто декоративную деталь костюма: вместо того чтобы плотно стягивать халат, он свободно держался на петлях, пришитых под рукавом, опускаясь до уровня бедер. В цинском костюме, напротив, пояс, туго стягивал талию, но при этом оставался скрытым кофтой или безрукавкой. В женском костюме разных эпох преобладали похожие на ленты тканые пояса с длинными концами.
 
Наиболее важными специфическими деталями императорского парадно-ритуального облачения и официального чиновничьего костюма являлись орнаментальные элементы, имевшие символический или ранговый характер. Начиная с I в. главным декоративно-символическим элементом императорского облачения служил набор из двенадцати эмблем т.наз. шиэр чжан 十二 章 («двенадцать эмблем-чжан), который, скорее всего, имеет гораздо более древние истоки. В него входили символы солнца и луны — в виде помещенных в круг фигур «трехногого ворона» (сань цзу у 三足烏, древнейший солярный символ), петуха или просто птицы, и «лунного зайца» (юэ ту 月兔), стилизованные изображения гор, растений, языков пламени, а также геометризованный узор фу-фу 黼黻. Состоящий из пары симметричных комбинаций треугольника и меандра и символизирующий правосудие, этот узор восходит, видимо, к графическому рисунку древних церемониальных предметов. Имея собственные значения, «двенадцать эмблем» все вместе передавали космическую природу верховной власти и личности императора, являвшегося по существу «столпом» мироздания. Наиболее показательным выглядит размещение знаков солнца и луны в ритуальном костюме разных эпох на плечах пао.
 
С эпохи Мин особое место в орнаментике императорского одеяния стали занимать изображения дракона (лун ), окончательно превратившегося в главный символ верховной власти. Известно несколько стандартных вариантов таких орнаментальных композиций: «свернувшийся дракон» (туань-лун 團龍) со свитым в кольцо туловищем, вписанным в круг, знаменует гармонию мира и совершенство правящего режима. «Идущий дракон» (син-лун 行龍) — профильное изображение дракона, символизирующее динамичность мировых процессов. «Возносящийся дракон» (шэн-лун 升龍), показанный в полете, направленном вверх, олицетворяет усопшего монарха, а «низвергающийся дракон» (цзян-лун 降龍), в полете сверху вниз, воплощает приход к власти нового государя. Последние две композиции соседствуют в пределах одного элемента костюма, либо изображаются на его парных частях, например, рукавах,  обозначая понятие о непрерывности верховной власти.
 
Число изображений драконов и принципы их расположения, как правило, строго регламентировались. При династии Мин по всей поверхности императорского одеяния были распределены двенадцать изображений «свернувшегося дракона».
 
При династии Цин изображения драконов помещались на оплечье, груди и подоле верхней кофты-фу и халата.
 
Ранговые нашивки бу-фан с фигурами животных. Шелк, парча, вышивка. Эпоха МинРанговые нашивки бу-фан с фигурами животных. Шелк, парча, вышивка. Эпоха МинСистема опознавательных эмблем официального чиновничьего костюма установилась в эпоху Мин и была окончательно унифицирована при Цин. Такими эмблемами служили «нашивные квадраты» (бу-фан 補方) — вышитые или тканые картины с изображениями животных и птиц, которые нашивались на кофту в области лопаток и на груди. Они исполняли функцию знаков различия девяти высших рангов гражданских и военных чиновников. Так, «нашивные квадраты» с изображениями золотистого фазана (цзинь-цзи 錦雞) и серебристого фазана (бай-сянь 白鷴) указывали соответственно второй и пятый ранг гражданских чиновников. Изображение льва (ши-цзы 獅子) служило эмблемой военных чиновников первого ранга.
 
Наряду с наплечной одеждой ансамбль китайского костюма образуют три предмета поясной одежды: плахта (шан ), юбка (цюнь ) и штаны (ку ). Китайская плахта (распашная юбка без боковых швов) представляет собой кусок ткани, которым обертывали нижнюю часть туловища, закрепляя ее завязками на талии. Бытовавшая приблизительно с середины I тыс. до н.э. в мужском и женском костюме, она в отдельные исторические периоды входила в состав ритуально-парадного одеяния. В таких случаях, сшиваемая из прямоугольных кусков ткани, плахта шан символизировала идею «правильности» и «прямоты». В других формах костюма ее выполняли из трапециевидных суживающихся кверху клиньев.
 
Китайские юбки во многом подобны аналогичной европейской сшивной одежде. В этом своем виде они наиболее характерны для женской моды эпохи Тан. Вверху по бокам цюн имели треугольные вырезы, в которых виднелась заправленная внутрь кофта. Штаны вошли в ансамбль китайского костюма в эпоху Чжоу, скорее всего, под влиянием одежды соседних народностей, имевших кочевое происхождение. Бывшие принадлежностью как мужского, так и женского облачения, они несколько различались в покрое, что особенно заметно в цинском костюме. Женские штаны не имели спереди вертикального шва, что согласуется с поверьем, будто шов на животе открывает доступ нечистой силе, способной нанести вред женскому лону и носимому в нем ребенку. В целом покрой штанов отличался еще большей консервативностью, чем конструкция наплечной одежды. В течение многих веков бытовал один и тот же тип широких, глухих, без прорехи штанов-ку со штанинами, расположенными под углом, иногда превышающим девяносто градусов, и соединяющихся низко, приблизительно на уровне колен. Поскольку представители высших сословий считали штаны сугубо интимным предметом одежды, в одеяниях знати они обычно полностью скрывались халатом или плахтой. Тогда как простолюдины носили их в качестве рабочей и повседневной верхней одежды. Известно, что штаны шились из конопляных, хлопковых и даже шелковых тканей, а в их зимнем варианте делались стеганными на вате.
 
Кроме штанов в качестве исподней одежды применяли специальные халаты и кофты, сшитые из более тонких тканей, в основном белого цвета. Соотношение верхней и исподней одежды было иным по сравнению с европейским костюмом. Исподняя одежда нередко превышала размеры верхней, благодаря чему ее ворот, рукава и подол выступали из-под основного платья, контрастируя с ним по цвету и фактуре тканей.
 
Головной убор, обозначаемый как гуань («шапка»), изначально, судя по археологическим и письменным свидетельствам, являлся обязательным элементом китайского мужского костюма, который использовался в присутственных местах, при участии в официальных церемониях, пиршественных трапезах и даже в домашней обстановке. В процессе развития китайского костюма сменилось несколько типов гуань, многие из которых сохраняли следы первоначального происхождения мужской «шапки» от головных повязок. Древнейший известный сейчас тип головного убора — цзиньсянь-гуань 進賢冠 («шапка [человека], следующего древним мудрецам»), к примеру, образовался в результате совмещения специфического древнекитайского украшения над узлом волос и повязки, превратившейся со временем в околыш. В эпохи Чжоу и Хань названный головной убор входил в костюм сановников, чиновников и ученых.
 
В эпоху Шести династий цзиньсянь-гуань заменился шапкой-мао帽, делавшейся из ткани и меха и отличавшейся разнообразием форм.
 
В VIII–XIII вв. особое значение приобрел головной убор путоу с ключом цзинь 巾頭, ведущий происхождение от платка, которым повязывали голову таким образом, что его концы свободно спадали на спину. Со временем ткань платка стали пропитывать лаком, а завязки натягивать на проволочный каркас, чтобы они торчали в стороны, служа своеобразным головным украшением, что мы видим в костюме эпохи Северная Сун.
 
В эпоху Юань (1271–1368), когда Китай оказался под властью монгольского правящего дома, установилось две новых разновидности уборов. Убор «монгольского типа» представляет собой широкополую шляпу, отдаленно похожую на европейский пробковый шлем или музыкальную металлическую тарелку, сзади к внутренней поверхности был прикреплен кусок ткани, спадавший почти до плеч. Убор «китайского типа» имел вид небольшой шапочки с круглым верхом.
 
В эпоху Мин в качестве официального мужского убора была взята за образец сунская шапка-путоу, которая обрела круглое очертание, повторяющее контуры головы. Поскольку в качестве материала использовался черный шелк, убор получил название уша-мао 烏紗帽 («шапка из шелка [цвета] ворона»). Для повседневного ношения была введена шапочка, сшитая из шести клиньев наподобие тюбетейки. Эта шапочка сохранилась в китайском мужском костюме не только эпохи Цин, но и XX в. Она остается в обиходе и сегодня, преимущественно среди крестьянского населения и людей старших возрастных групп. В костюме китайцев-эмигрантов шапка-мао превратилась в своеобразное свидетельство их верности национальным традициям.
 
В эпоху Цин официальный головной убор чиновников в очередной раз претерпел радикальные изменения: были установлены два его совершенно новых варианта — летний и зимний. Летний головной убор представлял собой шапку с широкими полями, которая сплеталась из тростника или бамбуковой стружки и украшалась красной кистью, покрывавшей почти всю ее поверхность. Зимним убором выступала круглая шапка с круто загнутыми вверх полями, подбитая черным бархатом, мехом дымчатого соболя, черно-бурой лисицы или каракулем. Оба варианта уборов гражданских чиновников включали в себя навершия в виде шариков, выполненные из ювелирных материалов (золота, коралла, драгоценных камней, подробно см. статью «Китайские ювелирные украшения») и служившие ранговыми знаками. В уборах военных чиновников вместо шариков присутствовали павлиньи перья, число глазков которых, понижаясь от трех до одного, указывало на определенный ранг.
  
Отдельную страницу в истории китайского костюма занимают монаршие головные уборы. Древнейшим из них письменные источники называют корону, сделанную из разноцветных перьев, которую, по преданию, носили божества и легендарные государи глубокой древности. Изображения «перьевой короны», в целом совпадающей с ее литературными описаниями, действительно, были недавно обнаружены в композициях на нефритовых изделиях, относящихся к неолитической культуре Лянчжу 良渚 (Лянчжу-вэньхуа 良渚文化, 3200–2200 до н.э.).
 
С эпохой Чжоу связывается возникновение специфического церемониального головного убора, называемого короной-мянь . Входивший вначале в парадно-ритуальное облачение не только государя (ван , «царь»), но и наиболее высокопоставленных сановников, этот убор, начиная с эпохи Хань, превратился в принадлежность императора. Мянь состоит из цилиндрической тульи, которая прикрепляется к волосам специальной шпилькой в форме большого гвоздя с концами, выступающими по обеим сторонам тульи. Тулью венчает плоский, в виде дощечки, «навес» (янь ), могущий иметь форму прямоугольника или геометрической фигуры, сочетающей прямоугольник и овал. В этом случае передняя часть янь образует дугу надо лбом императора и, благодаря ассоциации круга с небом и солнцем, символизирует покровительство Неба и место правителя в мировом пространстве (лицом — на юг, спиной — к северу).
  
Спереди и сзади с навеса свисает ряд шелковых нитей с нанизанными на них нефритовыми шариками, которые прикрывают лицо и затылок государя, защищая  его от влияния злых сил. По бокам мянь, на уровне ушей, свешиваются два шнура, прикрепленных к концам шпильки, на которых подвешено по одному нефритовому шарику или пластине с каждой из сторон. Корона-мянь, удержавшаяся в императорском костюме до эпохи Северная Сун, осталась в сознании китайцев символом имперской власти. Видимо, поэтому она является принятым атрибутом в изображениях божеств, почитающихся правителями всего мира или отдельных его частей, например Нефритового императора (Юй-хуан 玉皇; см. Юй-ди).
 
В эпоху Северная Сун на смену мянь пришел новый вид церемониального убора, имевший размеры, равные приблизительно высоте головы от подбородка до темени. Состоявший из высокого околыша и загнутого по направлению к ушам колпака, такой убор делался из ткани, натянутой на металлические прутья. На верхней грани укреплялись 24 крупные жемчужины круглой формы (по числу т.наз. климатических периодов, выделенных в китайском календаре); на линии лба помещалось золотое украшение в виде символизирующей долголетие бабочки (де ), или 12 (по числу месяцев) стилизованных фигур цикад (чань ), олицетворяющих бессмертие. Околыш расшивался жемчугом и каменьями.
 
В эпоху Мин императорская корона, выполнявшаяся из золота, повторяла по форме шапку-путоу. Подлинный образец минских корон — вещь, сплетенная из тончайшей рифленой проволоки, на которую напаяны изображения двух драконов, выполненные из золотого листа, был найден в усыпальнице императора Шэнь-цзуна 神宗 (Вань-ли 萬歷, 1573–1620).
 
В эпоху Цин императорский церемониальный убор представлял собой круглую шапочку, подбитую бархатом или, в ее зимнем варианте, мехом. Шапочка заканчивалась трехъярусным навершием из фигурок золотых драконов и пятнадцати крупных жемчужин, оправленных в золото, которое венчала огромная, вертикально поставленная жемчужиной чжэнь-чжу 真珠 («совершенная жемчужина»). Спереди головной убор был дополнен золотой пластиной в виде фигуры сидящего Будды (Фо), обрамленной тоже пятнадцатью жемчужинами, сзади — золотой кокардой (шэ-линь 舍林), украшенной семью жемчужинами. Аналогичные церемониальные головные уборы, различаясь в некоторых деталях, входили в официальный костюм наследного принца и принцев крови. У императорского наследника навершие, увенчанное «совершенной жемчужиной», украшалось меньшим числом жемчужин (13), на изображении Будды и тыльной кокарде помещали соответственно тринадцать и шесть жемчужин. Головные уборы принцев крови имели навершия с рубиновыми шариками, включавшие в себя десять жемчужин; спереди на уборах красовались кокарды с пятью жемчужинами, сзади — розетки из четырех жемчужин.
 
Кроме специальных головных уборов, в императорском костюме предусматривались специфические украшения. Первоначально таким украшением служил «нагрудный/жертвенный знак» (фансинь-цюйлин 方心曲領, «квадратное сердечко, окружающее ворот»), представляющий собой ювелирное изделие в виде шейного обруча. В эпоху Юань появилось специальное ожерелье — чао-чжу 朝珠, состоящее из бусин и системы подвесок, выполненных из различных материалов (например, жемчуг, коралл, янтарь лазурит, бирюза), которое осталось в парадно-ритуальном облачении эпох Мин и Цин, хотя число бусин в нем и используемые материалы могли варьировать в разные исторические периоды.
 
Обувь, дополнявшая ансамбль китайского костюма, также не отличалась особым разнообразием. Вплоть до IX–X вв., когда утвердился обычай бинтовать ступни ног у женщин, не существовало принципиальных различий между мужской и женской обувью. Древнейший известный ее вид — матерчатые туфли на деревянной или мягкой (войлочной, простеганной ткани или кожи) подошве. Туфли надевали непосредственно на босую ногу и, в отличие от головного убора, обязательно снимали при входе в помещение. Матерчатые туфли в различных модификациях использовались во все последующие исторические эпохи и сохранились до сегодняшнего дня в виде так называемых китайских тапочек (бусе 布鞋). Предположительно в IV–III вв. до н.э. в обиход вошли кожаные туфли, которые поначалу не получили особого распространения. В III в. появились деревянные сандалии (цзи ), имевшие подошву в виде скамеечки и держащиеся на ноге при помощи матерчатых или плетеных жгутов (аналогично японским гэта). Такие сандалии, незаменимые в дождливую погоду, носило все население, независимо от пола и социального статуса. Сапоги, ставшие с конца VI – начала VII в. обязательной принадлежностью официального мужского костюма, появились в Китае около IV–III вв. до н.э. в качестве военной обуви. В эпоху Тан замену сапогам из кожи, свидетельствующей об их кочевническом происхождении, составили мягкие, больше похожие на чулки, матерчатые сапожки — вариант такой обуви, преобладавший в китайском костюме до XVII в.  В эпоху Цин в ансамбль парадно-ритуального и «праздничного» костюма вошли сапоги жесткой конструкции из черного шелка или кожи, на очень толстой скошенной подошве и с круглыми — для гражданских чиновников — или квадратными — для военных — носами.
 
Литература:
Кравцова М.Е. История искусства Китая. СПб., 2004; Крюков М.В., Малявин В.В., Софронов М.В. Китайский этнос в средние века. М., 1984; они же. Китайский этнос на пороге средних веков. М., 1979; они же. Этническая история китайцев на рубеже средневекового и нового времени. М., 1987; Крюков М.В., Переломов Л.С., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы в эпоху централизованных империй. М., 1983; Крюков М.В., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы. Проблема этногенеза. М., 1978; Сычев Л.П., Сычев В.Л. Китайский костюм: символика, история, трактовка в литературе и искусстве. М., 1975; Хуа Мэй. Чжунго фучжуан ши (История китайского костюма). Тяньцзинь, 1999; Чжунго фуши у цянь нянь (Китайский костюм за 5000 лет). Гонконг, 1984; Шэнь Цун-вэнь. Чжунго гудай фуши яньцзю (Исследование древнекитайского костюма). Сянган, 1981.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. — М.: Вост. лит., 2006–. Т. 6 (дополнительный). Искусство / ред. М.Л. Титаренко и др. — 2010. — 1031 с. С. 289-296.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.