Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Комплекс бронзового оружия из уезда Цзюньсянь и датировка «карасукских» ножей и кинжалов Северного Китая

 
 
Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, грант 03-01-00667а.
 
 Рис. 1. Комплексы бронзовых изделий из Чаодаогоу и Янхэ: 1–8 – комплекс бронз из Чаодаогоу в уезде Цинлун пров. Хэбэй; 9–14 – комплекс бронз из Янхэ в уезде Синчэн пров. Ляонин; 1, 9 – клевцы, 2, 10 – топоры, 3 – кинжал, 4–8, 12–14 – ножи, 11 – крюк. Все – прорисовки с фотографий. Все прорисовки и сведение к одному масштабу выполнены автором Рис. 1. Комплексы бронзовых изделий из Чаодаогоу и Янхэ: 1–8 – комплекс бронз из Чаодаогоу в уезде Цинлун пров. Хэбэй; 9–14 – комплекс бронз из Янхэ в уезде Синчэн пров. Ляонин; 1, 9 – клевцы, 2, 10 – топоры, 3 – кинжал, 4–8, 12–14 – ножи, 11 – крюк. Все – прорисовки с фотографий. Все прорисовки и сведение к одному масштабу выполнены авторомКогда свыше четверти века назад Н.Л. Членова издала монографию о карасукских кинжалах, со всей современной территории Китая ей было известно только два комплекса с подобными изделиями. Один из них – Чаодаогоу (в написании Н.Л. Членовой везде – «Чаодоугоу», но в китайском оригинале стоит именно иероглиф дао – «путь, дорога»), датированный исследовательницей X–VIII вв. до н.э. (см. [21, с. 61]). Эта дата надолго закрепилась в отечественной археологической литературе. Комплекс бронз из Чаодаогоу в уезде Цинлун пров. Хэбэй с пятью «карасукскими» ножами и одним кинжалом был найден местными крестьянами в мае 1961 г. в древней яме овальной формы диаметром не более 1 м и глубиной 50 см при земляных работах (см. [20, с. 644–645]). В его состав входили проушной клевец с очень длинным обухом (рис. 1:1), втульчатый топор с пояском рифленого орнамента по низу втулки и выступом на обушке (рис. 1:2), кинжал с изогнутой ручкой, увенчанной головкой барана (рис. 1:3), нож с головкой козерога (рис. 1:4), нож с навершием в виде круглого прорезного бубенчика и с петелькой под навершием (рис. 1:5) и три ножа с кольцевыми навершиями (рис. 1:6–8), причем один из них увенчан кольцом с тремя выступами (рис. 1:8). Во многом аналогичный по составу комплекс бронз был обнаружен в феврале 1976 г. крестьянами местечка Янхэ в уезде Синчэн пров. Ляонин, при добыче камня (см. [13, с. 387]). Все изделия лежали там очень кучно, сконцентрированные в одном месте. В Янхэ, так же как и в Чаодаогоу, найден проушной клевец с длинным обухом (рис. 1:9), втульчатый топор с выступом на обушке, только без орнамента на втулке, зато с отверстием в бойке и окружающим его орнаментом (рис. 1:10), три ножа с кольцевыми навершиями (рис. 1:12–14 ), причем у одного кольцо с тремя выступами (рис. 1:14), а конец лезвия у самого маленького образца, как и в Чаодаогоу, обломан (ср. рис. 1:7 и рис.1:12). Кроме того, в Янхэ найден крупный металлический крюк (рис. 1:11), но зато нет ножей и кинжалов со звериноголовыми и бубенчиковыми навершиями.
 
Каковы же были доводы Н.Л. Членовой в пользу даты X–VIII вв. до н.э. для Чаодаогоу, если не принимать во внимание сами ножи и кинжалы, хронология которых и должна быть определена? Аналогии проушному клевцу с длинным обухом были ей неизвестны. О боевом топоре (по терми­нологии Н.Л. Членовой, «втульчатой секире») из Чаодаогоу исследовательница писала, что «такие секиры распространены в самом конце эпохи Инь и в эпоху Чжоу (конец XI–VIII в. до н.э.)» (см. [22, с. 45]). «На одной такой секире надпись начала X века до н.э.», – замечает Н.Л. Членова со ссылкой на М. Лера в другой своей работе (см. [21, с. 59]). Речь идет о боевом топоре, входящем в группу из 12 предметов вооружения, приобретенных Фрееровской галереей искусств из Вашингтона и опубликованных в 1946 г. в специальном каталоге (см. [30, p. 91–98]). По сообщению китайского продавца, эти бронзы были найдены в 1931 г. в уезде Цзюньсянь в северной части пров. Хэнань, где позднее исследовался западночжоуский могильник Синьцунь.
 
 Рис. 2. Комплекс бронзового оружия из уезда Цзюньсянь и аналогии его ножевидной алебарде: 1–12 – комплекс оружия из уезда Цзюньсянь пров. Хэнань; 13 – из Наньгоуцунь уезда Шилоу пров. Шаньси; 14 – из Идэцунь уезда Шилоу пров. Шаньси; 15 – из Хоужэньцзягоу уезда Суйдэ пров. Шэньси; 16 – из погребения М1713 на могильнике в западном районе Иньского городища в Аньяне; 17 – из Идухоучэна уезда Шоугуан пров. Шаньдун; 18 – из погребения М2 могильника Байфу уезда Чанпин в Пекинском округе; 1, 2, 4 – 6 – клевцы; 3 – секира; 7, 8, 13–18 – ножевидные алебарды; 9 – секира с кольцевым лезвием; 10 – боевой топор; 11 – чекан; 12 – надпись на ножевидной алебарде. Все – бронза. 3, 5 – со вставным лезвием из метеоритного железа. Все, кроме 12, даны в одном масштабе. 13, 14 – прорисовки с фотографий. Все прорисовки и сведение к одному масштабу выполнены автором Рис. 2. Комплекс бронзового оружия из уезда Цзюньсянь и аналогии его ножевидной алебарде: 1–12 – комплекс оружия из уезда Цзюньсянь пров. Хэнань; 13 – из Наньгоуцунь уезда Шилоу пров. Шаньси; 14 – из Идэцунь уезда Шилоу пров. Шаньси; 15 – из Хоужэньцзягоу уезда Суйдэ пров. Шэньси; 16 – из погребения М1713 на могильнике в западном районе Иньского городища в Аньяне; 17 – из Идухоучэна уезда Шоугуан пров. Шаньдун; 18 – из погребения М2 могильника Байфу уезда Чанпин в Пекинском округе; 1, 2, 4 – 6 – клевцы; 3 – секира; 7, 8, 13–18 – ножевидные алебарды; 9 – секира с кольцевым лезвием; 10 – боевой топор; 11 – чекан; 12 – надпись на ножевидной алебарде. Все – бронза. 3, 5 – со вставным лезвием из метеоритного железа. Все, кроме 12, даны в одном масштабе. 13, 14 – прорисовки с фотографий. Все прорисовки и сведение к одному масштабу выполнены авторомВ состав набора оружия, закупленного Фрееровской галереей искусств, входили черешковый клевец с двумя прорезями в длинной бородке, инкрустированный у основания бойка кольцом из перламутра и с двумя перламутровыми инкрустациями на обушке (рис. 2:1); черешковый изогнутообушный клевец с двумя прорезями в бородке и треугольным острием бойка (рис. 2:2); черешковый клевец с одной прорезью в короткой бородке, шипом внизу обуха и изображением тигриной морды с оскаленной пастью у основания бойка (рис. 2:4); черешковый прямообушный клевец без бородки, но с одной прорезью, круг­лым сквозным отверстием в литом орнаменте у основания бойка и встроенным в боек острием, изготовленным из железа, видимо, метеоритного происхождения (рис. 2:5); аналогичная по конструкции бронзовая черешковая секира с лезвием из метеоритного железа и орнаментом в виде маски тао-те у основания бойка и на обушке (рис. 2:3); клевец с треугольным бойком, плавно переходящим в длинную бородку с тремя прорезями и закрытой зооморфной втулкой, охватывающей вершину древка (рис. 2:6); аналогичная по принципу крепления к древку секира с кольцевым лезвием, тремя прорезями и зооморфной закрытой втулкой (рис. 2:9); ножевидная алебарда со втульчато-проушным креплением к древку и изображением дракона у основания лезвия (рис. 2:8); ножевидная алебарда с длинной закрытой втулкой, антропоморфным орнаментом у основания лезвия и рукоятью на обушке (рис. 2:7); короткий проушной клевец (или чекан) с прямоугольной втулкой (рис. 2:11); еще одно изделие столь плохой сохранности, что оно не было представлено на рисунке или в тексте каталога, и боевой топор с длинной открытой с двух концов втулкой с двумя горизонтальными кольцевыми ребрами в ее нижней части и одним – в верхней, кольцевым орнаментом на бойке близ его основания и плоским прямоугольным шпеньком на обушке (рис. 2:10).
 
На этот топор и ссылалась Н.Л. Членова. Датирующая надпись из двух иероглифов Кан Хоу (рис. 2:12) находится, правда, не на топоре, как считает московская исследовательница, а на ножевидной алебарде с втульчато-проуш­ным креплением (рис. 2:8) из того же оружейного набора. В надписи имеется в виду, скорее всего, вэйский Кан-шу по имени Фэн, младший брат чжоуского У-вана, участвовавший в походе последнего на иньцев, а также в последовавшей после разгрома Чжоу Синя торжественной церемонии, проведенной победителями в иньской столице (см. [16, с. 187]). Однако земельного пожа­лования тогда Кан-шу по молодости еще не получил (см. [17, с. 93]). Через три года, в начале царствования племянника Кан-шу, малолетнего сына У-вана – Чэн-вана, произошел мятеж покоренных иньцев во главе с наследником иньского дома У-гэном (Лу-фу) и надзиравшими за ним братьями У-вана – Гуань-шу и Цай-шу. После подавления мятежа часть оставшихся иньцев вместе с землями была по­жалована Кан-шу, его сделали правителем княжества Вэй в северной части современной пров. Хэнань, где и расположен уезд Цзюньсянь (см. [17, с. 111]). Когда Чэн-ван вырос, он выдвинул Кан-шу, назначив его сыкоу – чиновником, ведающим судебными делами и наказаниями, и поднес ему при этом богатые подарки (см. [17, с. 112]). Хотя оружие в списке этих подарков и не фигурирует, но специалистами-оружиеведами ножевидные алебарды и секиры с кольцевым лезвием единодушно признаются судебно-пенитенциарным или репрезентативно-ранговым оружием, соответствующим профилю профессиональной деятельности Кан-шу. Проблема заключается в том, что в дошедших до нас письменных источниках Кан-шу прямо ни разу не назван Кан-хоу. Пять поколений его потомков, правивших в княжестве Вэй, имели титулы бо. Лишь шестой по счету, Цин-хоу, путем многочисленных подарков чжоускому И-вану II (даты правления, по хронологии Чэнь Мэн-цзя, 887–858 гг. до н.э.) добился более высокого титула хоу (см. [17, с. 112]). Однако сам Кан-шу, в силу родства с ваном, титул хоу, скорее всего, имел, что и отражено в русском переводе «Исторических записок» (см. [17, с. 93]). Поэтому по­явление надписи Кан Хоу на принадлежащем ему оружии было бы вполне закономерно. По короткой западно­чжоуской хронологии, разработанной Чэнь Мэн-цзя и стыкующейся с его же исправленной аньянской хронологией, принятой в трудах Н.Л. Членовой (см. [22, с. 9]), Чэн-ван, при котором жил и действовал Кан-шу, вступил на престол в 1024 г. до н.э. и правил до 1005 г. до н.э., т.е. в последней четверти XI в. до н.э., а не в начале X в. до н.э., как ошибочно считает Н.Л. Членова. Эпиграфически обоснованная дата находки из уезда Цзюньсянь в 70–80-х годах XX в. получила и типологическое подтверждение. Для этого необходимо рассмотреть аналогии оружию из уезда Цзюньсянь.
 
Ножевидные алебарды в древнем Китае появились еще в иньское время, но в целом их немного. Видимо, наиболее ранние экземпляры происходят из небольшого района на стыке провинций Шэньси и Шаньси. Одна алебарда длиной 36 см, с прямоугольным обухом, спиральным орнаментом и прямоугольной прорезью на каждом из концов лезвия и рядом из 15 кнопок вдоль его основания (рис. 2:13), была найдена рядом с человеческими костями при обработке земли в деревне Наньгоуцунь уезда Шилоу пров. Шаньси в 1970 г. (см. [29, с. 94]). Годом ранее в деревне Идэ того же уезда и тоже при обработке земли нашли ножевидную алебарду длиной 28,5 см с проушным принципом крепления к древку, тоже украшенную вдоль основания лезвия 15 выпуклыми кнопками (рис. 2:14). Вместе с ней помимо человеческих костей было обнаружено еще 12 бронзовых изделий, благодаря которым (в основном бронзовым сосудам с надписями) находку удалось датировать позднеиньским временем (см. [2, с. 29–30]). Аналогичная алебарда длиной 27 см, тоже с тремя проухами и с 16 кнопками вдоль основания лезвия (рис. 2:15) была найдена в 1974 г. в деревне Хоужэньцзягоу уезда Суйдэ соседней пров. Шэньси (см. [32, p. 54]). Находили такие изделия в уезде Шилоу и ранее (см. [1, с. 36]). Ножевидные алебарды из уездов Шилоу и Суйдэ, видимо, представляют собой какую-то локальную линию развития. Хотя их лезвия примерно такой же длины, как и у алебарды из уезда Цзюньсянь (рис. 2:8), но зато почти вдвое уже, чем у нее. Для сопоставления важен сам проушной принцип крепления к древку и наличие именно трех проухов.
 
Сочетание проушного и втульчатого принципов крепления, когда глухая втулка охватывает верх древка, появляется у ножевидной алебарды из Идухоучэна, уезд Шоугуан, пров. Шаньдун, датируемой концом шанской эпохи (см. [19, с. 11]). У нее два проуха и втулка, неорнаментированное лезвие имеет длину 41,3 см при ширине 5,8 см (рис. 2:17). Более близкая к цзюньсяньской по размерам ножевидная алебарда с втульчато-проушным креплением к древку есть в погребении М2 западночжоуского могильника Байфу, исследованного в окрестностях Пекина (см. [3, с. 251–252]). В отличие от цзюньсяньской (рис. 2:8) у нее не три, а два проуха, а основание лезвия украшено не изображением дракона, а 15 круглыми выпуклыми кнопками, имитирующими шляпки заклепок (рис. 2:18). Однако наилучшее соответствие по форме и размеру ножевидная алебарда из уезда Цзюньсянь со втульчато-проушным креплением древка (рис. 2:8), как раз и подписанная иероглифами Кан Хоу (рис. 2:12), находит в позднеиньском погребении М1713 на могильнике в западном районе Иньского городища в Аньяне (рис. 2:16) (см. [28, с. 708–709]). Ножевидная алебарда из М1713 в Аньяне тоже с двумя проухами, как и оружие из М2 в Байфу, а по основанию лезвия она украшена и десятью выпуклыми круглыми кнопками, и четырьмя изображениями драконов. Можно предположить, что от аньянской алебарды пошли две линии развития: одна к украшенному изображением дракона экземпляру алебарды из уезда Цзюньсянь, а другая – к образцу алебарды из Байфу с выпуклыми круглыми кнопками на лезвии. Кроме того, верх лезвия у цзюньсяньской и аньянской алебард подпрямоугольный, а не заостренный, как у оружия из Идухочэна, и не закругленный, как в Байфу.
 
Только иньские параллели имеются у секиры и клевца из уезда Цзюньсянь со вставными железными лезвиями. Бронзовые секиры со вставными лезвиями из метеоритного железа встречены в погребениях шанских могильников Тайси в уезде Гаочэн пров. Хэбэй (см. [25, с. 132–133]), в деревне Цзинцзецунь уезда Линши пров. Шаньси (см. [18, с. 1–18]) и в уезде Пингу Пекинского округа (см. [26, с. 1–8]). Украшение и обуха, и бойка маской тао-те также характерно для иньского времени. Биметаллическое оружие с бронзовой несущей частью и рабочей частью, изготовленной не из метеоритного, а из металлургического железа, появляется только в самом конце эпохи Западного Чжоу. И это оружие не секиры или клевцы, а кинжалы (см. [10, с. 67–68; 11, с. 1–5]). Изогнутые и тем более фигурные обухи у черешковых клевцов, вроде того, что наблюдается у оружия из уезда Цзюньсянь (рис. 2:2), также характерны для иньского, а не для чжоуского времени, хотя надо отметить, что подобные цзюньсяньским боек и бородка типичны для позднего Западного Чжоу – раннего Чуньцю.
 
 Рис.3. Бронзовые клевцы и секиры из уезда Цзюньсянь и их аналогии: 1, 5, 10 – из уезда Цзюньсянь пров. Хэнань; 2 – из погребения М2 могильника Байфу уезда Чанпин Пекинского округа; 3, 6, 8, 9, 11 – из могильника Байцаопо уезда Линтай пров. Ганьсу (3, 8, 9 – из погребения М2; 6, 11 – из погребения М1); 4 – из Шанхайского музея; 7, 15–17 – из могильника Чжанцзяпо уезда Чанъань пров. Шэньси (7 – из погребения М170, 15 – из погребения К12, 16 – из погребения М110, 17 – из погребения М37); 12 – подъемные сборы на могильнике Сиань уезда Цзяосянь пров. Шаньдун; 13 – из погребения BZM19 могильника Чжуюаньгоу уезда Баоцзи пров. Шэньси; 14 – из погребения М42 могильника Синьцунь уезда Цзюньсянь; 1, 2 – клевцы с треугольным бойком, 3 – трезубец <em>цзи</em>, 4–7 – секиры с кольцевым лезвием, 8–17 – черешковые прямообушные клевцы с короткой бо­родкой. Все – бронза. Все даны в одном масштабе. Сведение к одному масштабу выполнено автором Рис.3. Бронзовые клевцы и секиры из уезда Цзюньсянь и их аналогии: 1, 5, 10 – из уезда Цзюньсянь пров. Хэнань; 2 – из погребения М2 могильника Байфу уезда Чанпин Пекинского округа; 3, 6, 8, 9, 11 – из могильника Байцаопо уезда Линтай пров. Ганьсу (3, 8, 9 – из погребения М2; 6, 11 – из погребения М1); 4 – из Шанхайского музея; 7, 15–17 – из могильника Чжанцзяпо уезда Чанъань пров. Шэньси (7 – из погребения М170, 15 – из погребения К12, 16 – из погребения М110, 17 – из погребения М37); 12 – подъемные сборы на могильнике Сиань уезда Цзяосянь пров. Шаньдун; 13 – из погребения BZM19 могильника Чжуюаньгоу уезда Баоцзи пров. Шэньси; 14 – из погребения М42 могильника Синьцунь уезда Цзюньсянь; 1, 2 – клевцы с треугольным бойком, 3 – трезубец цзи, 4–7 – секиры с кольцевым лезвием, 8–17 – черешковые прямообушные клевцы с короткой бо­родкой. Все – бронза. Все даны в одном масштабе. Сведение к одному масштабу выполнено авторомОтсутствуют прямые аналогии клевцу из уезда Цзюньсянь с треугольным бойком, плавно переходящим в длинную бородку с тремя прорезями и закрытой зооморфной втулкой, охватывающей вершину древка (рис. 2:6). Но в погребении М2 из западночжоуского могильника Байцаопо в уезде Линтай пров. Ганьсу есть трезубец цзи с тремя прорезями и с закрытой втулкой, охватывающей вершину древка (рис. 3:3) (см. [23, с. 114, 115]). Если мысленно заполнить металлом промежуток между его верхним и боковым зубцами, то получится оружие, весьма похожее на клевец из уезда Цзюньсянь (рис. 3:1), «мешает» только выступающий обух. В погребении М2 могильника Байфу обнаружен клевец с затупленным острием треугольного бойка, плавно переходящего в бородку с четырьмя прорезями (см. [3, с. 250, 252]). Правда, он, в отличие от цзюньсяньского экземпляра, чисто черешкового, а не втульчато-черешкового принципа крепления (рис. 3:2) и снабжен обухом, как и трезубец цзи из М2 в Байцаопо.
 
Секир с кольцевым лезвием вообще известно очень мало. Одна такая секира хранится в Шанхайском музее (см. [24, с. 56, 290]). У нее три прорези для привязывания к древку, закрытая зооморфная втулка для вершины древка оформлена в виде клыкастой пасти драконьей головы, украшенной бутылкообразными рогами, а сильно стилизованное драконье тело протянулось вдоль основания кольцевого лезвия секиры (рис. 3:4). Другая секира с кольцевым лезвием, только не с тремя, а с двумя прорезями (рис. 3:6), обнаружена в погребении М1 уже упоминавшегося западно­чжоуского могильника Байцаопо (см. [23, с. 114]). Ее втулка оформлена в виде короткой трубки, которая как бы вставлена в раскрытую клыкастую пасть тигриной головы с остроконечным сердцевидным ухом, а тело тигра, на котором особенно выделяются когтистые лапы, идет вдоль всего лезвия секиры (рис. 3:6). Есть две одинаковые секиры с кольцевым лезвием и в погребении М170 западночжоуского могильника Чжанцзяпо, уезд Чанъань пров. Шэньси (см. [6, с. 168]). Однако они, в отличие от остальных секир с кольцевыми лезвиями, лишены прорезей. Вместо прорезей для привязывания, как у предыдущих экземпляров, в их конструкции использован втульчато-проушной принцип крепления оружия к древку. Во втулке можно угадать, судя по рудиментам рогов на лбу, сильно стилизованную, инкрустированную бирюзой драконью голову, в раскрытой пасти которой по-прежнему изображены клыки. Тело дракона упростилось до ряда параллельных полос, идущих вдоль основания лезвия секиры, а когтистые лапы выродились в ряд окружностей с «вихревым» орнаментом (рис. 3:7).
 
Секира с кольцевым лезвием из уезда Цзюньсянь имеет три прорези, как и шанхайский экземпляр, но втулка ее оформлена в виде довольно длинной трубки, как бы вставленной в раскрытую клыкастую пасть хищного зверя из породы кошачьих (а не дракона). Ухо у этого зверя не остроконечное, сердцевидное, а округлое, мягких очертаний, туловище скорченное, с поджатым хвостом. Он изображен в так называемой «скребущей» позе и занимает только самый верх секиры. Основание же кольцевого лезвия отведено антропоморфной фигуре в очень высоком головном уборе с поджатыми руками и ногами (рис. 3:5). Аналогичная фигура отлита у основания ножевидной алебарды с рукоятью на обушке (рис. 2:7). Близких аналогий у этой ножевидной алебарды вообще нет. По основным конструктивно-оформительским параметрам секира с кольцевым лезвием из уезда Цзюньсянь занимает, на наш взгляд, промежуточное положение между оружием, хранящимся в Шанхайском музее, и изделием, найденным в погребении М2 из Байцаопо. Скульптурные драконы (и другие существа) с бутылкообразными рогами, такими, как на секире из Шанхайского музея, характерны для иньского времени (условно, до середины XI в. до н.э. включительно). Большие могилы в Байцаопо датируются эпохой Чэн-вана или самым началом правления Кан-вана (обоснование см. ниже), т.е. рубежом XI–X вв. до н.э. Тогда секира с кольцевым лезвием из уезда Цзюньсянь должна датироваться последней четвертью XI в. до н.э. Различия в декоративном оформлении секир с кольцевыми лезвиями, на наш взгляд, объясняются тем, что дракон в древнем Китае считался символом Востока (и иньского правления), а тигр – Запада (и западночжоуского правления). Тогда антропоморфные фигуры на лезвии секиры и ножевидной алебарды должны были олицетворять иньцев и/или других потенциальных бунтовщиков, против которых данное судебно-пенитенциарное оружие чжоуским сыкоу Кай-шу, возможно, реально как раз и применялось. Во всяком случае, разъяренный кошачий хищник, нависший над умоляющей человеческой фигурой, очень красноречив. Судя по наличию проухов для крепления древка и сильной стилизации изображений зверя на кольцевом лезвии секир из М170 в Чжанцзяпо, они представляют собой типологически наиболее поздний этап развития. Авторы раскопок в Чжанцзяпо отнесли погребение М170 к III периоду функционирования могильника, т.е. ко времени правления Гун-вана, И-вана II и Сяо-вана – рубежу X–IX вв. до н.э. (927–888 гг. до н.э. по хронологии Чэнь Мэн-цзя) (см. [6, с. 268]).
 
Прямообушные черешковые клевцы с короткой бородкой с одной прорезью являлись самым распространенным бронзовым наступательным оружием в эпоху Западного Чжоу. Правда, таких же изделий, но с оскаленной тигриной мордой в профиль, отлитой у основания бойка, гораздо меньше. Чтобы сосчитать их, почти хватит пальцев двух рук. Три таких клевца встречены в погребениях М1 и М2 западночжоуского могильника Байцаопо (см. [23, с. 112–115]). На одном, из погребения М2, отлита не только оскаленная морда с торчащими клыками, но и все тело зверя, голова которого почему-то вместо ушей украшена загнутыми бараньими рогами (рис. 3:8). Голова у зверя на другом клевце из этой же могилы снабжена обычными ушами, а туловища нет и в помине (рис. 3:9). У клевца из погребения М1 могильника Байцаопо обломаны низ черешка с бородкой и уши у тигриной морды, но клыки по-прежнему оскалены (рис. 3:11). Дело в том, что у всех клевцов данного типа рога или уши животного, отлитого у основания бойка, рельефно выступают назад под углом, охватывая в виде крылышек с двух сторон деревянное древко.
 
Еще один подобный клевец, тоже с обломанным основанием черешка, с бородкой и ушами у оскаленной тигриной морды (рис. 3:12) является случайной находкой, подобранной на могильнике Сиань в уезде Цзяосянь пров. Шаньдун (см. [12, с. 67]). Клевец с тигриной мордой с округлыми (а не заостренными) ушами (рис. 3:13) найден в погребении BZM19 могильника Чжуюаньгоу близ г. Баоцзи в пров. Шэньси (см. [14, с. 202–203]). Еще один клевец того же типа, звериная морда у основания бойка которого уже лишена клыков, зато снабжена бараньими рогами (рис. 3:14), добыт в богатом погребении М42 при научных раскопках могильника Синьцунь в уезде Цзюньсянь пров. Хэнань (см. [5, с. 40–41]). Изображение тигра у основания бойка клевца из погребения К12 могильника Чжанцзяпо, который исследовался в 1955–1957 гг. в уезде Чанъань пров. Шэньси, изначально было лишено рогов или ушей (см. [15, с. 118]). Зато у него сохранились некие рудименты туловища, даже орнаментированные косой параллельной насечкой, а в раскрытой пасти – и верхние, и нижние клыки (рис. 3:15). Последующие раскопки в Чжанцзяпо в 1983–1986 гг. принесли еще два клевца со звериными мордами у основания бойка – из погребений М37 и М110 (см. [6, с. 170, 173]). Эти изображения настолько сильно стилизованы, что вне контекста остальных рассмотренных клевцов интерпретировать их было бы просто невозможно. Если глаз (вернее, то, что от него осталось) еще как-то угадывается, то вместо пасти сохранились только небольшая скобочка (рис. 3:17) или два плотно сведенных вместе полукружия (рис. 3:16).
 
Даты комплексов, содержащих западночжоуские клевцы с изображениями тигров, располагаются на хронологической шкале весьма плотно. Погребение М37 из Чжанцзяпо относится ко II периоду функционирования могильника, т.е. к правлению Чжао-вана и Му-вана (966–928 гг. до н.э.), а погребение М110, скорее всего, к III периоду, т.е. к эпохе Гун-вана, И-вана I и Сяо-вана (927–888 гг. до н.э.) (см. [6, с. 368]). Клевец из К12 в Чжанцзяпо был отнесен к I периоду (по схеме 60-х годов), т.е. к эпохе Чэн-вана или Кан-вана (1024–967 гг. до н.э.) (см. [15, с. 129–130]). Погребение М42 из могильника Синьцунь датировалось его средним периодом, временем правления Сяо-вана, И-вана II, Ди-вана и Сюань-вана (897–782 гг. до н.э.) (см. [5, с. 72–74]). Погребение BZM19 из Чжуюаньгоу датировано от эпохи У-вана и Чэн-вана до Кан-вана (1027–967 гг. до н.э.) (см. [14, с. 267–268]). Могильник Сиань из пров. Шаньдун синхронизирован авторами раскопок с I периодом Фэнси, т.е. раннечжоуской эпохой Чэн-вана и Кан-вана (см. [12, с. 70]). Так же датируются и погребения М1 и М2 могильника Байцаопо (см. [23, с. 124]). У клевца из оружейного набора, обнаруженного в уезде Цзюньсянь в 1931 г., максимальное сходство с изделиями с трех последних памятников. Вместе они составляют весьма монолитную группу.
 
Тем не менее, с нашей точки зрения, рассмотренные клевцы (и особенно нанесенный на них орнамент) дают достаточно четкий эволюционный ряд. Если в Байцаопо клыки у хищников крупные, заходящие друг за друга (рис. 3:8,9,11), то в могильнике Сиань пасть тигра открыта шире обычного, нижний клык заметно меньше верхнего (рис. 3:12), в могильнике Чжуюаньгоу у тигра нижнего клыка вовсе нет, его роль играет заостренный конец нижней челюсти (рис. 3:13), а в могильнике Синьцунь зубы у зверя и вовсе исчезли (рис. 3:14). Два типологически самых поздних клевца из погребений М37 и М110 в Чжанцзяпо отличаются от остальных отсутствием прорези в бородке. Они же и клевец из К12 в Чжанцзяпо отличаются от всех прочих наличием круглого отверстия в прямоугольном обухе, что коррелирует с отсутствием ушей или рогов у зооморфных изображений. Отверстия в обухе использовались для более прочного привязывания древка. У всех остальных рассмотренных клевцов обухи с закругленными углами и с небольшим шипом снизу. Постоянно уменьшается пламевидная фигура, расположенная по центру бойка перед тигриной мордой. Она как бы вдвигается внутрь тигриной пасти, превращаясь в высунутый гипертрофированно длинный язык. Но это вовсе не язык. На бойке клевца из М2 в Байцаопо перед рогатым тигром, но совершенно отдельно от него изображено тритоноподобное существо, покрытое ромбической сеткой орнамента. В шанское время так декорировались туловища на изображениях драконов и змей, а обращенные головами в сторону обуха драконы украшали центральную часть бойков некоторых из иньских клевцов.
 
Со сменой верховной власти в Китае противостояние чжоуского тигра с шанским драконом, а затем и полная победа над ним были закреплены иконографически. Со временем забытый окончательно дракон полностью исчез (был буквально проглочен), а вслед за тем настал черед и потерявшего соперника тигра. С.А. Комиссаров, специально занимавшийся изучением западночжоуского оружия, неоднократно подчеркивал, что «изображение тигра, в целом не характерное для древнекитайских клевцов, внезапно появляется в начале Западного Чжоу и вскоре исчезает» (см. [8, с. 99; 9, с. 52]). Он же отмечал «черты иньских традиций в инвентаре, свидетельствующие о ранней дате больших могил Байцаопо (т.е., М1 и М2. – А.В.)» (см. [8, с. 99]). Весь остальной инвентарь из М1 и М2 в Байцаопо относится к эпохе Чэн-вана или, самые поздние его образцы, к эпохе наследовавшего Чэн-вану Кан-вана (см. [23, с. 124]). А именно с инвентарем этих ранне-западночжоуских погребений, помимо иньских параллелей, у оружейного набора из уезда Цзюньсянь и наблюдается максимальное сходство. Таким образом, эпиграфическая датировка цзюньсяньской коллекции из Фрееровской галереи искусств, а значит, и бронзового боевого топора из этого оружейного набора эпохой чжоуского Чэн-вана подтверждается.
 
 Рис. 4. Бронзовые изделия из погребения М539 в Дасыкунцуне, Аньян: 1–4 – кельты; 5, 6, 10 – клевцы, 7 – наконечник стрелы, 8 – копье, 9 – нож, 11 – топор; 12 – секира. Все – бронза. Все даны в одном масштабе. Масштабирование выполнено автором Рис. 4. Бронзовые изделия из погребения М539 в Дасыкунцуне, Аньян: 1–4 – кельты; 5, 6, 10 – клевцы, 7 – наконечник стрелы, 8 – копье, 9 – нож, 11 – топор; 12 – секира. Все – бронза. Все даны в одном масштабе. Масштабирование выполнено авторомТопор из Цзюньсяня М. Лер считал одним из поздних вариантов типа АIV по своей классификации, а собственно тип АIV датировал от 1000 г. до н.э. (по цзюньсяньской находке) и более ранним временем (см. [31, p. 8, 9]). Последующие раскопки в Аньяне полностью подтвердили правильность предложенной М. Лером шанской датировки топоров типа АIV. Там зимой 1980 г. при закладке фундамента здания в деревне Дасыкунцунь была исследована сравнительно крупная неграбленая иньская могила, получившая индекс М539 (см. [27, с. 509]). В состав погребального инвентаря входили два керамических (пань и доу) и четырнадцать бронзовых сосудов: дин, янь, гуй, пань, лэй, ю, цзя, гу (2 шт.), цзюэ (2 шт.), чжи, ковш доу и совок, в том числе пять из них с надписями; 72 единицы бронзового оружия и снаряжения, предметы из нефрита, камня, кости. Бронзовое оружие и снаряжение включало 4 кельта, в том числе большой (рис. 4:1) и малый (рис. 4:2) кельты-топоры, и два кельта-тесла (рис. 4:3,4); 13 клевцов, в том числе 12 изогнутообушных с фигурным обухом (рис. 4:5,6) и один прямообушный с закругленным обухом с шипом (рис. 4:10); 50 наконечников стрел с упором (рис. 4:7); наконечник копья бронебойного типа (рис. 4:8); дугообразнообушковый нож «карасукского» типа с овально-кольцевым навершием с тремя выступами и петелькой под навершием (рис. 4:9); боевой топор (рис. 4:11); секиру с обухом и бойком, украшенными маской тао-те (рис. 4:12). Бронзовый боевой топор, найденный в погребении М539 в Дасыкунцуне, мы посчитали аналогичным соответствующим изделиям из Чаодаогоу и Янхэ (см. [4, с. 308–309]). По всем признакам топор из М539 укладывается в тип АIV М. Лера. Керамика и бронзовые сосуды из погребения М539 в Дасыкунцуне датируются II периодом существования Инь­ского городища (см. [27, с. 515–516]), что по исправленной хронологии Аньяна соответствует первой половине XII в. до н.э. (1200–1140 гг. до н.э.).
 
Всего в 1956 г. М. Леру было известно 7 топоров типа АIV, но ни одного из них в археологическом контексте. Комплексы бронзовых изделий из погребения М539 в Дасыкунцуне в Аньяне и из уезда Цзюньсянь в пров. Хэнань такой контекст дали, что позволяет датировать не только их, но и все топоры типа AIV, в том числе и найденные в Чаодаогоу и Янхэ. Топор из М539 в Дасыкунцуне можно считать самым ранним в рамках типа AIV, созданным в период правления иньского вана У-дина (1238–1180 гг. до н.э.) или его сыновей Цзу-гэна (1179–1173 гг. до н.э.) и Цзу-цзя (1172–1140 гг. до н.э.). Топор из уезда Цзюньсянь самый поздний в ряду рассмотренного оружия типа AIV. Он датируется эпохой правления чжоуского Чэн-вана (1024–1004 гг. до н.э.), т.е. последней четвертью XI века до н.э. Датой топора из Чаодаогоу можно считать конец иньской эпохи, середину – третью четверть XI в. до н.э., т.е. время правления вана Ди-синя (Чжоу-синя) (1060/1050–1027 гг. до н.э). Тогда топор из Янхэ, как и включающий его комплекс бронзовых изделий, приходится на первую половину – середину XI в. до н.э., время правления ванов Вэнь-дина (1094–1084 гг. до н.э.) и Ди-и (1084–1060/1050 гг. до н.э.). Полученные таким образом даты для топоров из Чаодаогоу и Янхэ можно с полным основанием распространить и на встреченные вместе с ними в комплексах «карасукские» ножи и кинжалы.
 
Литература

1.  Бронзовые шан-чжоуские изделия, найденные в Эрланпо уезда Шилоу пров. Шаньси. – Вэньу цанькао цзыляо. 1958, № 1.
2.  В Идэ уезда Шилоу пров. Шаньси найдены шанские бронзы. – Каогу.
1972, № 4.
3.  Важное достижение археологии в районе Пекина – новые замечания о западночжоуских могилах с деревянными камерами в Байфу уезда Чанпин. – Вэньу, 1976, № 4.
4.  Варенов А.В. Чаодаогоу и Янхэ – памятники эпохи Шан-Инь с ордосскими бронзами. – Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Т. V. Материалы VII Годовой итоговой сессии Института археологии и этнографии СО РАН. Новосибирск, 1999.
5.  Го Баоцзюнь. Цзюньсянь Синьцунь (Синьцунь, уезд Цзюньсянь).
Пекин, 1964.
6.  Чжанцзяпо сичжоу муди (Западночжоуский могильник Чжанцзяпо). Пекин, 1999.
7.  Инь-чжоуские бронзы, найденные в Шаньваньцзы уезда Кацзо пров. Ляо­нин. – Вэньу. 1977, № 12.
8.  Комиссаров С.А. Археология Западного Чжоу – 1027–770 гг. до н.э. (по материалам исследований 70-х гг.). – Древние культуры Китая. Палеолит, неолит и эпоха металла. Новосибирск, 1985.
9. Комиссаров С.А. Комплекс вооружения древнего Китая. Эпоха поздней бронзы. Новосибирск, 1988.
10.  Комиссаров С.А. Новая датировка начала железного века в Китае. – III Итоговая сессия Института археологии и этнографии СО РАН. Ноябрь 1995 г. Тезисы докладов. Новосибирск, 1995.
11.  Комиссаров С.А., Соловьев А.И. Находка биметаллического кинжала в Восточной Ганьсу / (препринт). Новосибирск, 1983.
12.  Краткий отчет о разведке и раскопках стоянки Сиань в уезде Цзяосянь. – Вэньу. 1977, № 4.
13.  Ли Цзяньминь, Фу Цзюньшань. Бронзовые изделия, найденные в Янхэ уезда Синчэн пров. Ляонин. – Каогу. 1978, № 6.
14.  Лу Ляньчэн, Ху Чжишэн. Баоцзи Юйго муди (Могильники княжества Юй в Баоцзи). Т.1. Пекин, 1988.
15.  Фэнси фацзюэ баогао (Отчет о раскопках в Фэнси). Пекин, 1962.
16.  Сыма Цянь. Исторические записки. Т. I. М., 1972.
17.  Сыма Цянь. Исторические записки. Т. V. М., 1987.
18.  Тао Чжэнган, Лю Юншэн, Хай Цзиньлэ. Шанские могилы в Цзинцзецунь уезда Линши пров. Шаньси. – Вэньу. 1986, №11.
19.  Цзя Сяокун. Группа бронз царства Цзи, вновь найденная в уезде Шоугуан пров. Шаньдун. – Вэньу. 1985, № 3.
20.  Чжэн Шаоцзун. Группа бронз, найденная в Чаодаогоу уезда Цинлун пров. Хэбэй. – Каогу. 1962, № 12.
21.  Членова Н.Л. Карасукские кинжалы. М., 1976.
22.  Членова Н.Л. Хронология памятников карасукской эпохи. М., 1972.
23.  Чу Шибинь. Западночжоуские могилы в Байцаопо уезда Линтай пров. Ганьсу. – Каогу сюэбао. 1976, № 2.
24.  Чэн Дун, Чжун Шаои. Чжунго гудай бинци туцзи (Собрание изображений древнего китайского оружия). Пекин, 1990.
25.  Тайси Гаочэн шандай ичжи (Шанская стоянка Тайси в уезде Гаочэн). Пекин, 1985.
26.  Юань Цзиньцзин, Чжан Сяньдэ. Шанская могила, найденная в уезде Пингу в Пекине. – Вэньу. 1977, № 11.
27.  Ян Сичжан. Краткий отчет о раскопках погребения М539 в Дасыкунцуне в Аньяне пров. Хэнань в 1980 г. – Каогу. 1992, № 6.
28.  Ян Сичжан, Ян Баочэн. Раскопки могилы № 1713 в западном районе Иньского городища в Аньяне. – Каогу. 1986, № 8.
29.  Ян Шаошунь. Несколько вновь найденных шанских бронз из уезда Шилоу пров. Шаньси. – Вэньу. 1976, № 2.
30.  A descriptive and illustrative catalogue of Chinese bronzes acquired during the administration of John Ellerton Lodge. Freer Gallery of Art. Oriental Studies № 3. Washington, 1946.
31.  Loehr M. Chinese Bronze Age Weapons. The Werner Jannings Collection in the National Palace Museum. Ann Arbor, 1956.
32. Yang Hong. Weapons in Ancient China. N.Y.–Beijing, 1992.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XXXIV научная конференция / Ин-т востоковедения; Сост. и отв. ред. Н.П. Свистунова. – М.: Вост. лит.,  2004. – 304 с. С. 10-24.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

«Духовной жаждою томим…» (К 80-летию З.Г. Лапиной)
Сценарии развития Китая до 2050 г.
Проблемы социальной истории Тюркского каганата в работах китайских учёных: опыт историографического обзора
Мифология Китая. Час истины. Выпуск 769
Об особенностях интерпретации в идентификации исторических персонажей в истории ойратов XV в.


© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.