Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Классическая поэзия: истоки лирической поэзии

 
 
В литературном наследии Китая важнейшее место всегда принадлежало поэзии, которая выступала носителем нравственного опыта. В мире, пожа­луй, найдется немного стран, где возводились бы храмы в честь поэтов.
 
В Китае поэтические занятия воспринимались как чрезвычайно важная и необходимая деятельность, поэтому на протяжении многих столетий люди шли поклоняться замечательным мастерам слова и с благоговением размышляли о силе их таланта и величии духа. Китайскими поэтами издавна владела убежденность в том, что они творят красоту, передают светлые чувства и высокие помыслы. Китайская поэзия представляет собой синтез искусства и философии, поэтому читатель стихов великого поэта вместе с автором проходил путь его нравственного развития и совершенствования. Поэтические образы обладают суггестивным — внушающим — свойством, и нравственные установки у читателя формируются посредством воздействия на эмоциональную сферу, закрепляются в подсознании. Политические и социаль­ные ориентиры авторов классических стихов ушли в прошлое, однако этические идеалы при всей их исторической и идеологической обусловленности несут общечеловеческое содержание. Старая поэзия Китая обладает мировоззренческой функцией, которую в значительной степени утратила массовая культура, и обогащает человека мировосприятием, связанным с идеями кон­фуцианства, даосизма, буддизма, особенно школы чань, что способствует расширению духов­ных горизонтов личности.
 
В классической поэзии Китая с позиций разных философских школ утверждалось понимание ценности красоты окружающего мира, значение природы для материального благополучия и душевного здоровья отдельного человека и всего населения страны. Как бы ни разнились подходы к философскому осмыслению жизни природы, поэты побуждали бережно относиться к ней, звали к слиянию с природой, помогающей человеку познать самого себя.
 
Истоки лирической поэзии. История поэзии Китая начинается с памятника «Ши цзин» («Книга/ Канон песен»), который состоит из разделов «Го фэн» («Нравы царств»), «Да я» («Большие оды»), «Сяо я» («Малые оды»), «Сун» («Гимны») и содержит 305 произведений, созданных в период с XI по VII в. до н.э. (разумеется, фольклорная поэзия существовала и ранее). Традиция приписывает составление книги Конфуцию (551—479 гг. до н.э.) и утверждает, что песни собирались специальными чиновни­ками для того, чтобы царствующий дом мог по ним судить о настроениях подданных и результатах своего правления. Па­мятник был наделен дидактико-прагматической функцией, включен в конфуцианский канон и на протяжении двух тыся­челетий во многом определял нравственные и эстетические идеалы, характер поэтического творчества. Особенностью па­мятника является весьма небольшое число эпических песен, рассказывающих об истории рода Чжоу, о военных событиях и сочетающих реальные сведения с мифологическими обра­зами. Преобладают лирические песни, большей частью фольк­лорного характера. В «Ши цзине» воссоздаются разнообразные стороны человеческой жизни: трудовая деятельность и связан­ные с ней обряды, свадьбы и похороны, жертвоприношения и пиршества. В песнях нашло отражение неравенство в общест­ве, говорилось о желании уйти от жадных правителей и найти счастье в неведомых краях. Отрицательное отношение к убий­ству, к войне запечатлено в песнях о воинах и их женах. При­вычной лирической героиней стала женщина, тоскующая по мужу отправленному в далекий поход. Важное место занимают песни о любви, отличающиеся психологической правдивостью.
 
В них поется о зарождающемся чувстве, об ожидании слов любви,    которые    произнесет    юноша,  о  восхищении благородством любимого. Песни звучат с разной интонацией: шутливой, задорной, на­смешливой, грустной и скорбной. В соответствии с правдой жизни рас­сказывалось о препятствиях на пути к личному счастью, о беззащит­ности женщины, ее зависимости от мужа. Авторы песен широко использовали образы из мира природы. После «Ши цзина» смысловой и синтаксический параллелизм стал излюбленным художественным средством в китайской поэзии. Песни написаны в основном четырехсложным размером, причем слог (иероглиф) боль­шей частью равен слову, но немало и двусложных слов. Их ритмическая организация усилена рифмой. Песни обычно делятся на строфы, связь между ними закреплена с помощью хорошо разработанных композиционных приемов. Еще в III—II вв. до н.э. были определены «три кате­гории» особых изобразительных методов, применявшихся в песнях: прямое описание событий, открытое изложение поэтической идеи получило название фу; стихи, построенные на срав­нении, именовались би [6]; категория син [6] обозначала зачин, который иносказательно пред­варяет главную тему либо выполняет роль ритмического запева.
 
В IV в. до н.э. произошел важнейший переход от эстетики фольклора к нормам индивидуального творчества. Первый по времени поэт, сведения о котором дошли до нас, Цюй Юань (340-278 гг. до н.э.) опирался на опыт «Ши цзина», использовал лексику и стилистику исторических и философских сочинений, в течение предшествующих 300 лет главенствовавших в словесном искусстве. Самое существенное, что поэт воспринял духовный мир южных районов Китая, в котором наряду с конфуцианскими идеями заметную роль играли даосские представления, песенно-мифологическая традиция и местные культы. Занимая высокое положение при дворе правителя царства Чу (XI—III вв. до н.э.), поэт выступал за объединение с другими царствами против агрессии царства Цинь. Политические воззрения Цюй Юаня были осуждены, его дважды изгоняли из столицы. Во время скитаний поэт, оказавшийся свидетелем позорных поражений Чу, покончил с собой, бросившись в р. Мило.
 
Наследие Цюй Юаня состоит из поэм «Ли сао» («Скорбь отверженного») и «Тянь вэнь» («Во­просы к небу»), цикла стихов «Цзю чжан» («Девять элегий») и 11 текстов цикла «Цзю гэ» («Девять песен»). Прежде не было стихов, на которых бы лежала такая яркая печать инди­видуальности автора, которые с подобной полнотой отражали бы идеалы, чувства, жизненные невзгоды поэта. Для него определяющей стала тема конфликта чистого и честного человека с миром зла и несправедливости.
 
В поэме «Ли сао» рассказывается, как правитель поверил клеве­те и устранил поэта от дел. Гнев автора направлен на «ничтож­ных людишек», ложью и обманом сбивающих князя с пути ле­гендарных мудрых правителей древности: «Не о моем несчастье говорю я: я гибели династии страшусь». Мифологизированное мышление обусловило описание воображаемого путешествия на небо в поисках сочувствия и поддержки. Образ поэта вырас­тал до грандиозных, каких-то космических размеров, трагиче­ски звучит тема его одиночества. Поэт убеждается, что не толь­ко на земле, но «и в Небесном царстве правды нет». Отчетливо выраженное личностное начало в «Девяти элегиях» сближает их с «Ли сао». Прославлению мужественных людей, сохраняющих верность идеалам, служит аллегорическая «Цзюй сун» («Ода мандариновому дереву»). Поэма «Вопросы к небу», состоящая из 173 вопросов и не содержащая ответов, свидетельствует об осведомленности автора в мифологии Китая, о его ищущем уме, который не удовлетворяется привычными объяснениями событий прошлого и явлений природы. Свежестью поэтиче­ских красок отличается цикл «Девять песен», представляющий собой обработку обрядовых песен, бытовавших в народе. В боль­шинстве песен действуют боги и передается любовное томле­ние, тоска влюбленных, находящихся в разлуке. Поэзия Цюй Юаня давала пример разнообразия форм и размеров. Строки в его стихах разной длины, от двух до восьми слов, чаще всего пяти-, шести- и семисловные с по­стоянным использованием частицы си, которая либо придавала эмоцио­нальную окраску, либо обозначала паузу в конце и середине строки. Поэ­зия Цюй Юаня и его последователей получила название «чуских строф» (чу цы). Автор трактата «Ши пинь» («Категории стихов») Чжун Жун (467?—518?) видел истоки твор­чества одних поэтов последующих веков в «Ши цзине» и большинства — в чуских строфах.
 
При централизованной империи Хань (206 г. до н.э. — 220 г. н.э.) главенствовали прозопоэ­тические произведения в жанре фу (ода, поэма в прозе). Их отличала ритмическая организация, свободное использование рифмы, насыщенность тропами, богатство и красочность слога. В династийной истории «Хань шу» (I в. н.э.) указаны имена более 60 авторов и свыше 900 названий произведений в этом жанре. Признанный мастер Сыма Сян-жу (179-117 гг. до н.э.) в при­поднятых тонах воспевал величие дома Хань, чувство законной гордости за сильную необъят­ную империю. Сакральное и политическое могущество китайского императора живописал Бань Гу (32-92) в «Лян ду фу» («Ода о двух столицах»), широко используя гиперболы. Авторы од преуспели в описании дворцов, храмов, праздников, охоты, оружия, нарядов и т.п.; порой они вводили в сочинения обличительные мотивы. Три века создавались значительные по объему оды, к концу Хань получили распространение произведения малого размера, которые стали более эмоциональными и лирическими. В этой манере писали Чжан Хэн (78-139), Ма Юн (79-166).
 
В целях укрепления авторитета дома Хань как наследника государственной практики древнейших правителей в годы царствования У-ди (на троне 140-87 гг. до н.э.) была учреждена Музыкальная палата (Юэфу), задачей которой был сбор по всей стране народных песен. От наименования палаты записанные песни получили название юэфу. Впоследствии термин стал применяться и к стихам, созданным поэтами в подражание фольклорным произведениям. В XII в. Го Мао-цянь составил обширный «Юэфу ши цзи» («Свод стихов юэфу»). В «Хань шу» упоминается 138 песен Западной/Ранней Хань, но сохранилось лишь около 40. Тексты пес­нопений для жертвенных церемоний писали литераторы. Военные песни для исполнения под барабан заимствовали ритмы северных неханьских народностей. Большинство песен сопро­вождалось аккомпанементом струнных и духовых инструмен­тов. В дальнейшем музыка была забыта, но текст оставался худо­жественно значимым. Следует подчеркнуть, что связь слова с музыкой характерна для поэзии Китая и определяет особен­ности некоторых ведущих жанров. В юэфу по сравнению с пес­нями «Ши цзина» усилен эпический элемент, часто в их основу положено какое-то обыденное событие («Фу бин син» — «Жена больна»; «Дун мэн син» — «У Восточных ворот»). В песне «В пятнадцать лет ушел в поход с войсками» престарелый воин рассказывает о возвращении домой, где его ждут нищета и оди­ночество. В песне «Чжань чэн нань» («Битва к югу от города») описание поля, устланного трупами после сражения, завершает­ся призывом к императору прекратить военный поход. В юэфу нашла широкое воплощение тема любви. Как одно из средств выражения чувств используется одушевление природы. Встре­чаются песни («Лебеди», «Бабочка», «Рыба без воды»), пред­ставляющие собой развитие одной метафоры, которая перено­сит на природу переживания человека. Особое место занимает лироэпическая поэма из 353 строк «Кунцюэ дун нань фэй» («Павлины летят на юго-восток»), показывающая бесчеловеч­ный семейный уклад, при котором судьба молодых людей все­цело зависела от прихоти старших в доме. Злая свекровь раз­лучила молодых супругов, и они покончили с собой. Над моги­лами выросли два дерева, в переплетенных ветвях которых поселилось семейство птиц, чей печальный крик заставлял вспоминать о погибших. Помимо конфуцианской идеи верности супружескому долгу в поэме утверждалось право человека на счастливую любовь, на свободу чувств. Песня «Мо шан сан» («Туты на меже») написана на традиционный сю­жет, воспевает красоту и добродетель героини, отвергающей ухаживания вельможи. Юэфу отличал простой язык, распространенными приемами стали монолог и диалог. Строки имели разную длину — от двух до десяти слов, их порядок определялся развитием лирической темы и характером музыкального сопровождения. В юэфу наметилась устойчивая тенденция использовать пятисловный размер. Вероятно, в конце эпохи Хань были написаны произведения (в VI в. объединены в цикл «Гу ши ши цзю шоу» — «Девятнадцать древних стихотворений»), созданные безымянными авторами под влиянием народных песен. Тоска в разлуке по родному краю и жене, грусть от расставания с другом, мысли о бренности жизни и анакреонтические мотивы — главное содержание цикла. Поэтесса Цай Янь в поэме «Бэй фэнь ши» («Стихи о скорби») поведала о 12 годах плена у гуннов (сюнну), о возвращении на родину и о чувствах матери, сыновья которой остались с отцом-иноземцем. В годы социальных потрясений и утраты конфуцианским учением своего авторитета литераторы обратились к воссозданию внутреннего мира отдельного человека, его переживаний. Вместо торжественных од появились довольно просто написанные лирические стихи, в которых многое идет от усвоенного опыта юэфу. Крупный политический деятель, человек сложный и противоречивый, Цао Цао (155—220) был одним из первых, кто стал обращаться к форме юэфу. Цао Цао, о котором говорили, что он «сочиняет стихи в седле, с копьем наперевес», умел рассказать о тяготах и опасностях солдатской жизни. Стихи часто грустные, но в них чувствуются сила и мужество. Автор смог обогатить содержание юэфу — привнести в них раздумья о важнейших общественных событиях того времени. Мягкие и нежные стихи его старшего сына Цао Пи (187—226) звучат несколько камерно, его называют поэтом «с женской душой». Самым талантливым в семье был младший сын — Цао Чжи (192—232), чья поэзия гуманна, взволнованна. В ней жажда деятель­ности сменяется грустными раздумьями, стремление к героическим подвигам — печальными вздохами. Тема скитаний нашла в его стихах эмоциональное отражение именно потому, что он на себе испытал горечь жизни вдали от родных и друзей. У него много стихов о бренности всего земного, о мимолетности человеческого бытия. Подобные на­строения порождались как даосскими представлениями, так и опасениями: жизнь пройдет, а пользы людям принести не успе­ешь и не сможешь проявить свои дарования. Даосские мечты о бессмертии видны в цикле «Ю сянь» («Путешествие [к] бес­смертным»). В поэме «Ло-шэнь фу» («Фея реки Ло») вымысел сочетается с реальностью, искусно использован мифологиче­ский материал. В поэтическом наследии Цао Чжи юэфу состав­ляют почти половину; при сравнении с народными юэфу в них чувствуется авторская установка на совершенствование техники стиха, на поиск выразительных образов. Для развития в будущем пейзажной лирики имели значение введенные в стихи Цао Чжи развернутые описания природы. Вокруг семьи Цао объедини­лись «Семь цзяньаньских поэтов» (Цзяньань ци цзы) — Кун Жун (153-208), Чэнь Линь (ум. 217), Ван Цань (177-217) и другие, которые писали о горестных испытаниях в годы военных бес­порядков, о стойкости человека. Появление поэтических сооб­ществ стало с той поры приметой культурной жизни страны.
 
 
 
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 3. Литература. Язык и письменность / ред. М.Л.Титаренко и др. – 2008. – 855 с. С. 43-46.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая
К вопросу о сотрудничестве между Китаем и Израилем в автомобильной промышленности
Российские исследователи о Чжоу Эньлае
Жизнь и поэзия Бо Цзюй-и
Россия и Китай: XI международная конференция в Казани


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.