Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Клад с сосудом Ли гуй

 
 
Ст. опубл. под названием «Значение обнаружения клада, включающего сосуд Ли гуй, для изучения истории Западного Чжоу»[1]
 
В настоящее время в научный оборот введено немалое число эпиграфических памятников — надписей на бронзовых изделиях (цзиньвэнь) (см. ст. Бронза, Бронзовая ритуальная посуда) эпох Западного и Восточного Чжоу (XI–III вв. до н.э.). Информация, полученная при их изучении, достаточно широко используется в исследованиях, служит для подтверждения или опровержения данных письменных памятников. Тем не менее, описание истории периода Западное Чжоу базируется большей частью на материалах именно нарративных источников. Прежде всего, западноханьского сочинения Шицзи («Исторические записки») Сыма Цяня, отдельные сведения содержатся в других источниках, таких как Цзочжуань («Комментарий господина Цзо к летописи царства Лу “Вёсны и осени”»), Гоюй («Речи царств»), Шуцзин («Канон истории»), Шицзин («Канон поэзии»), Чжоу ли («Чжоуские ритуалы»), а также в еще более отрывочном виде — в сочинениях мыслителей периода Восточное Чжоу.
 
Поскольку письменные источники в процессе сохранения и передачи были подвержены различным изменениям, а содержащиеся в них сведения утрачивались или искажались, одной из задач историков является выяснение степени достоверности описываемых в письменных памятниках исторических событий. Один из путей — сопоставление имеющейся в них информации с эпиграфическими надписями.
 
В работах российских ученых уже отмечалась связь между эпиграфикой и китайскими письменными памятниками [Васильев К., 1988; Крюков В., 1997, 2000]. Однако надписи зачастую использовались не столько для расширения наших представлений о событийной истории и анализа особенностей протекания исторического процесса в данный период, сколько для решения отдельных вопросов, чаще всего в области социально-экономической истории [Васильев К., 1998] или культурологии, изучения особенностей ритуалов и т.п. [Крюков В., 1997, 2000], либо изучения отдельных эпизодов истории Чжоу [Хаютина, 2004; 2005].
 
Любое эпиграфическое подтверждение верности информации, содержащейся в нарративных источниках, имеет исключительную научную ценность. Подтверждением одного из ключевых событий ранней древности — уничтожения Шан — считается надпись на сосуде Ли гуй, обнаруженном в составе клада изделий чжоуского периода. Поэтому в литературе ему всегда уделяется особое внимание и его приводят в качестве доказательства подлинности этого события [Васильев Л., 1995, с. 220; Rawson, 1999, с. 387; История Западного Чжоу, 2001, с. 96–98].
 
Надпись на данном сосуде сообщает об основном событии правления чжоуского У-вана (ок. 1037–1023) — взятии шанского стольного центра — города Шан (ок.1027 г. до н.э.), благодаря чему произошел переход власти от шанских правителей к чжоуским.
 
У нас нет оснований подвергать данное обстоятельство принципиальным сомнениям, однако знакомство с самим кладом, то есть со всем набором опубликованного материала, среди которого находился сосуд Ли гуй, сопоставительный анализ содержания его надписи с надписями на других, обнаруженных в том же кладе, сосудах — все это заставило выдвинуть ряд вопросов, на которые мы не нашли в литературе однозначных ответов. У нас нет абсолютной уверенности, что сообщение на данном сосуде является бесспорным доказательством того, что событие (захват Шан) проходило именно так, как оно описано в Шицзи, а не являлось, например, сконструированным в позднечжоуский период (или даже ранее) эпическим событием.
 
Отсюда цель данной работы: рассмотреть весь комплекс предметов клада и познакомить читателя с содержанием самой надписи и с вопросами, которые возникают при ее изучении. Это позволит поставить проблему изучения всего комплекса обнаруженных вместе с исследуемым сосудом предметов как особого вида исторического источника. Кроме того, необходимо рассмотреть проблему использования сосуда Ли гуй в качестве источника информации о процессе перехода власти от Шан к Чжоу.
 
Сведения об обнаружении сосуда Ли гуй
 
В марте 1976 г. в уезде Линьтун пров. Шаньси группой археологов был обнаружен клад бронзовых изделий периодов Западное Чжоу и Чуньцю [Шаньси Линьтун, 1977]. Клад был найден в раскопанном годом ранее могильном склепе, точное время возникновения которого не определено (возможно, VIII–VII вв. до н.э.). Сведений о погребальном инвентаре самого могильного склепа авторами публикации не предоставлено. Были обнаружены 60 бронзовых сосудов и 91 бронзовое изделие различного назначения. Клад был спрятан очень надежно, поскольку находился в уже имеющемся могильном склепе. Кроме того, клад должен был занимать значительное пространство[2]. Время создания клада было отнесено к началу Чуньцю (771–453 гг. до н.э.) [Шаньси Линьтун, 1977, с. 4].
 
Установлено, что все вещи относятся к разным эпохам. По мнению публикаторов (Чжан Чжэнлан, Юй Шэнъу, Тан Лань и др.), некоторые из них относятся к началу Западного Чжоу, другие — к эпохе Чуньцю (см. далее). Большая же часть (3 из 4) описанных китайскими авторами бронзовых сосудов относятся к концу Западного Чжоу и началу Чуньцю, т.е. примерно к VIII–VII вв. до н.э[3].
 
Из 60 бронзовых сосудов клада в данной публикации описаны только 4, имеющие надписи. На 13-ти найденных бронзовых колоколах надписи отсутствуют (или не помещены в статье). Отметим, что авторы публикаций рассматривают надпись на сосуде Ли гуй исключительно с филологических позиций: сравнивают текст надписи с подобной информацией в других источниках (имеет ли построение предложений что-либо общее с текстами классических канонов), а также дискутируют относительно различных прочтений знаков и их возможного происхождения. Остальные надписи, даже если они и опубликованы вместе с текстом Ли гуя, не рассматриваются вообще [Шаньси Линьтун, 1977, с.1–2].
 
Наименование сосуда Тип сосуда Предполагаемое время изготовления Количество знаков
1. Ли гуй гуй – ритуальный сосуд для зерна Раннее Западное Чжоу (1027–967 гг. до н.э.) 32
2. Сянчэ-фу ху ху – сосуд для воды Позднее Западное Чжоу
(828–698 гг. до н.э.)
9
3. Ван хэ хэ – ритуальный сосуд для вина Позднее Западное Чжоу 14
4. Чэнь-хоу гуй гуй Раннее Восточное Чжоу 13
 
Ниже рассмотрим опубликованные надписи на сосудах, однако сначала приведем их перевод. При анализе мы будем исходить из того, что надпись на ритуальном сосуде носила сакральный характер и предназначалась для прочтения духами предков во время жертвоприношения [Крюков В., 1997, с. 47, 99]. То есть надпись не могла содержать случайную незначимую информацию[4].
 
Перевод надписей
 
1. Ли гуй
 
«У[-ван] пошел походом на Шан. Утром [дня] цзя-цзы захватил треножники[5]. Победил Хуня[6]. Сверг Шан[7]. [В день] синь-вэй[8] ван в Цзяньши[9] пожаловал металл в награду сы[10] Ли, [чтобы тот] использовал [его для] изготовления драгоценного сосуда для [своего предка] Дань-гуна[11]».
 
Публикаторы высказывают мнение о том, что сосуд был отлит именно во время похода У-вана против Шан [Шаньси Линьтун, 1977, с. 4].
 
Существует также другой вариант перевода этой надписи, предложенный в рамках проекта по установлении хронологии династий Ся–Шан–Чжоу посредством изучения древних записей о положении небесных тел: «Когда У-ван завоевал Шан, было утро дня цзя-цзы. Юпитер в это время находился в надлежащем положении…» [Li Xueqin, 2002; Zhang Peiyu, 2002].
 
2. Сянчэ-фу ху
 
«Сянчэ-фу отлил драгоценный [сосуд] ху [для того, чтобы] вечно использовать [его для] совершения жертвоприношений».
 
По мнению китайских авторов, сосуд относится к поздне-западночжоускому периоду [Шаньси Линьтун, 1977, с. 4].
 
3. Ван хэ
 
«Ван отлил [в честь] Фэнжэнь один драгоценный [сосуд] хэ с высокими стенками; он [в течение] 10 тысяч лет [будет] вечно использовать [сосуд как] драгоценность».
 
По мнению китайских авторов, сосуд относится к поздне-западночжоускому периоду [Шаньси Линьтун, 1977, с. 4].
 
4. Чэнь-хоу гуй
 
«Чэнь-хоу служил вану [на реке] Гуй, [ван] поднес [ему сосуд] гуй; он [в течение] 10 тысяч лет [будет] вечно использовать [сосуд как] драгоценность».
 
По мнению китайских авторов, сосуд относится к ранне-восточночжоускому периоду [Шаньси Линьтун, 1977, с. 4].
 
Кроме надписи на сосуде Ли гуй все остальные тексты являются типичными образцами эпиграфики.

Время создания
 
Надпись на сосуде Ли гуй стоит особняком по отношению к другим надписям. В ней упоминается поход чжоуского У-вана против Шан (ок.1027 г. до н.э.), точнее, события первого и восьмого дней захвата Шан. Принято думать, что надпись была отлита по заказу одного из ближайших сановников У-вана, некоего Ли, которого публикаторы, основываясь на имени предка, в честь которого тот изготовил сосуд, отождествляют с неким Дань-бода [Тан Лань, 1977, с. 8].
 
На наш взгляд это неочевидно. Поскольку упоминается храмовый титул У-вана, то надпись могла быть сделана и после смерти. Тем более, что имеется еще один пример подобного упоминания имени У-вана в той же форме на сосуде Хэ цзунь, относящемся ко времени правления Чэн-вана [История Западного Чжоу, 2001, с. 97]. Однако нельзя не учитывать также мнение о том, что система посмертных имен первых ванов Западного Чжоу могла еще не применяться, а официальные имена, под которыми они вошли в историю, давались еще при жизни. Например, Ван Говэй и Го Можо полагали, что в раннем Чжоу ваны получали эти титулы еще при жизни, а Тан Лань выдвинул гипотезу о том, что система посмертных имен возникла только при Сян-ване [Крюков, 1997, с. 43].
 
Примечательно, что в надписи на сосуде Дафэн гуй, также относящемся к правлению У-вана, имя вана не упоминается, он фигурирует только как «ван» [Хрестоматия, 2002, с. 543–544].
 
Как правило, в надписях, сделанных при жизни правителя в ранне-западночжоуский период и тем более позднее, его имя или титул не указывались. Чаще упоминалось слово «ван». Это можно проследить на обширном материале надписей указанного периода: например, надписи на сосудах Хэ цзунь [Крюков В., 1997, с. 194], Цзэ гуй [там же, с. 51, 123], Сюэ дин [там же, с. 159], Ши Чэнь и [там же, с. 55]. В этих надписях не упоминается не то что полное имя вана, но даже имя его жены (надпись на сосуде Цзоцэ Хуань ю [Крюков В., 1997, с. 85]).
 
Все вышесказанное позволяет поставить вопрос: не является ли надпись на сосуде Ли гуй не ранней, а наоборот поздней? По крайней мере, упоминание храмового имени У-вана позволяет сказать, что надпись была сделана после его смерти. Можно предположить, что оригинальный сосуд был утрачен, а надпись отлита заново, и в первоначальный вариант были внесены изменения в виде указания храмового титула, пропуска более полной датировки (год правления вана).
 
На некоторые сомнения относительно принадлежности сосуда к ранне-западночжоуской эпохе наталкивает также отсутствие упоминаний о связках раковин, что является довольно характерным для ранне-западночжоуской эпохи (например, в следующих надписях на сосудах: Жань фан дин [Шонесси, 1991, с. 48–49], Сяочэнь Дань чжи [Хрестоматия, 2002, с. 544], Хэ цзунь [Крюков В., 1997, с. 194; 2000, с. 251-252], Лин гуй [Крюков В., 1997, с. 56], относящихся к правлению следующего за У-ваном Чэн-вана (1025–1005 гг. до н.э.)[12].
 
Анализ структуры
 
Рассмотрим, насколько типична структура надписи на сосуде Ли гуй для надписей раннечжоуского периода.
 
Известно, что сосуд западночжоуской эпохи как правило имел в своей структуре следующие элементы: дату, имя автора, запись о событии, предшествовавшем изготовлению сосуда (как правило, это деяния правителя, деяния автора, аудиенция у правителя, приказ, вручение даров и инсигний, ритуальное ответное благодарение), сообщение об изготовлении сосуда, ритуальное назначение сосуда для жертвоприношений, прошение о ниспослании счастья, здоровья и т.д., завет потомкам. [Крюков В.М., 1997, с. 101-102; Хаютина М.С., 2005, с. 64]. В более позднее время (восточночжоуская эпоха), как сообщает М.С. Хаютина, функция сакральных предметов расширяется, а их употребление перестает ограничиваться чисто сакральной сферой [Хаютина, 2005, с. 65].
 
Надпись Ли гуй не может строго отвечать этим критериям: в ней есть дата (неполная, так как должны указываться годы правления вана, месяц, день), имя автора, запись о событии, сообщение об изготовлении сосуда. Из этого можно сделать вывод о том, что либо надпись относится к тому раннему времени, когда четко не установилась структура, либо она была создана после смерти У-вана.
 
Подавляющее большинство надписей составляют именно такие краткие записи. Подробные рассказы характерны для записей о важных для государства или одариваемого событиях и, скорее всего, довольно редки. Судя по содержанию опубликованных на русском языке переводов надписей (из следующих работ: Васильев К., 1998; Крюков В., 1997; 2000; Крюков М., Хуан Шуин, 1978; Хаютина, 2004; Хрестоматия, 2002 и др.), это утверждение не лишено некоторых оснований, поскольку значительное количество переведенных надписей являются именно краткими и не датированными.
 
Поскольку есть похожие надписи, например, надписи на сосудах Сяочэнь Дань чжи [Хрестоматия, 2002, с. 544] и Жань фан дин [Shaughnessy, 1991, с. 48–49], относящиеся к правлению Чэн-вана и др.), можно заключить, что подобная структура надписи типична для ранне-западночжоуского периода, но при этом время создания надписи совсем не обязательно относится к правлению У-вана.
 
Приведем тексты надписей:

Сяочэнь Дань чжи: «[Чэн-]ван после того, как шанцы взбунтовались, покорил их. Затем он находился в военном лагере в Чэн. Чжоу-гун пожаловал сяочэню Даню десять связок раковин. [Дань] воспользовался этим, чтобы изготовить драгоценный жертвенный сосуд».
 
Жань фан дин: «Чжоу-гун был в походе и напал на восточных и. Фэн-бо из (?) Пу-гу был уничтожен. Гун вернулся и совершил жертвоприношение чуй в поминальном храме Чжоу. В день у-чэн он выпил из сосуда цинь вино. Гун пожаловал Жаню 100 связок раковин. [Тот] воспользовался этим, чтобы изготовить жертвенный сосуд дин».
 
Как видим, надпись на сосуде Сяочэнь Дань чжи не имеет никакой датировки, в надписи на сосуде Жань Фан дин указывается только день. Обе надписи содержат упоминание о даре в виде связок раковин. Стилистика и структура обеих надписей сходна с надписью на сосуде Ли гуй, поэтому указание имени первого правителя Западного Чжоу У-вана вызывает сомнения в подлинности сосуда. Другие надписи с его именем нам неизвестны. Как мы уже говорили, подобное сообщение могло возникнуть при повторной отливке или же сосуд является более поздней подделкой (ок. VIII в. до н.э.).
 
Из четырех надписей только в надписи на сосуде Ли гуй содержится датировка упоминаемого события, три остальные надписи их не имеют. Отличаются они и по другим признакам. Так надписи на сосудах Сянчэ-фу ху и Ван хэ имеют сходную структуру: 1) некто изготавливает сосуд; 2) затем следует утверждение о том, что изготовитель или одариваемый сосудом будет использовать его как драгоценность в течение 10 тыс. лет. Структура надписи на сосуде Чэнь-хоу гуй сходна с ними, однако расширена: указывается повод дарения (в данном случае служба вану, т.е. происходит детализация отношений между ваном и одариваемым).
 
Обращает на себя внимание то, что, в отличие от текста Ли гуя, во всех трех остальных текстах имеется стандартная формулировка «вечно использовать как драгоценность» — атрибут «классической» надписи. Поскольку эти три сосуда относятся примерно к одному периоду (конец Западного — начало Восточного Чжоу), схожесть формулировок указывает на уже сложившуюся к тому времени традицию составления подобных сакральных надписей. Вызывает удивление ее отсутствие в надписи Ли гуй. Таким образом, в ней отсутствуют важные признаки, характерные для надписей раннего периода.
 
Анализ содержания
 
Среди обнаруженных в кладе четырех сосудов с надписями Ли гуй выделяется фактом фиксации важного государственного события — сменой династий. Остальные три надписи по содержанию не имеют сведений о каких-то особых исторических событиях. Напротив, в них содержатся сведения о частной жизни отдельных приближенных вана (Ван хэ, Чэнь-хоу гуй) или представителя знати, отлившего сосуд для жертвоприношений и зафиксировавшего это надписью на нем (Сянчэ-фу ху). Судя по надписи Ван хэ, сосуд отливается в честь кого-то (возможно, предка), а в надписи Сянчэ-фу ху — без всякого повода.
 
В надписях на сосудах Чэнь-хоу гуй и Ван хэ не указаны имена ванов, из чего следует, что их отливали при жизни правителей. Посмертный титул вана, в правление которого отливались найденные сосуды, нам пока неизвестен.
 
Сопоставление сообщений Ли гуя с нарративными источниками
 
Одним из важных этапов исследования надписи на сосуде Ли гуй является сопоставление ее с текстами китайских классических канонов: имеются по крайней мере два совпадения указаний даты, а именно — указание на день цзя-цзы (время нападения У-вана на Шан). Совпадения имеются в текстах Шу цзина (глава «Му ши» части «Документы Чжоу», см. [Попова, 2004]).
 
Ранее уже был поставлен вопрос о том, не являлись ли эпиграфические надписи прототипами речей ванов, содержащихся в «Документах Чжоу» Шу цзина. Предположение не лишено оснований, поскольку имеются похожие по структуре и языку на «Документы Чжоу» Шу цзина надписи. Например, на сосудах Хэ цзунь [Крюков В., 1997, с. 194; 2000, с. 251–252] и Лин фанъи [Васильев К. 1998, с. 122], относящихся к правлению Чэн-вана (1025–1005 гг. до н.э.); надпись на сосуде Да юй дин [Крюков М., Хуан Шуин, 1978, с. 352], относящаяся к правлению Кан-вана (1005–967 гг. до н.э.). Об этом свидетельствует также тот факт, что в подавляющем большинстве текстов раздела «Документы Чжоу» Шуцзина не указываются имена ни ванов, ни гунов, т.е. тексты написаны якобы при их жизни, хотя, скорее всего, большая их часть, относящаяся к первым ванам Чжоу, была создана не ранее середины Западного Чжоу.
 
В тексте надписи на сосуде Ли гуй обращает на себя внимание факт отсутствия свойственного Шу цзину и Шицзи упоминания о месте сражения чжоусцев с шанцами — Муе[ref: Факт битвы при Муе упоминается также в следующих памятниках: Шан цзюнь шу («Книга правителя области Шан», IV в. до н.э.), Люйши чуньцю («Вёсны и осени господина Люя», III в. до н.э.).]], а также информации об убийстве шанского вана (сказано только о победе над ним).
 
Из этого можно сделать вывод, что даже если время изготовления сосуда и не относится непосредственно ко времени близкому 1027 г. до н.э., то в любом случае он был изготовлен до возникновения мифологемы о разгроме войска Шан на поле Муе, т.е. по крайней мере до времени создания чжоуской части Шуцзина, часть текстов которого в дальнейшем была использована Сыма Цянем в Шицзи.
 
Если, исходя из времени изготовления остальных трех сосудов с надписями в данном кладе (рубеж Западного Чжоу — Чуньцю), предположить, что данный сосуд был изготовлен не в начале Западного Чжоу, а примерно в то же время, что и остальные найденные сосуды, то мифологема относительно битвы на поле Муе возникла не ранее VIII в. до н.э.
 
Уместно поставить вопрос о том, является ли надпись на сосуде Ли гуй реальным историческим фактом или же отражает уже сложившуюся ко времени его изготовления историческую легенду о завоевании Шан. В тексте ясно сказано о победе У-вана над правителем Шан, однако в историографии имеются сведения о том, что на момент захвата чжоусцами столицы Шан ее правителя в ней не было вообще (есть вероятность того, что нападение на Шан было предпринято во время отсутствия вана в столице — когда тот выступил на юг против и, жителей долины р. Хуайхэ [Крюков М. и др., 1978, с.187]). Исходя из этого, можно сказать, что надпись Ли гуй не решает, а наоборот заставляет поставить вопрос о времени возникновения идеологемы победы У-вана над Шан.
 
Выводы
 
1. Вопрос о времени создания клада достаточно сложен для того, чтобы окончательно решить его в рамках настоящей работы, поскольку прояснение этой проблемы требует дополнительной информации, которой мы на данный момент не располагаем. Возможно, клад возник одномоментно с появлением могильного склепа, и тогда это было спланированное действие по созданию определенного клада ритуальных и других вещей.
 
Клад мог быть сделан в другое время по отношению ко времени возникновения могильного склепа — с целью укрыть ценности (например, от нападений степняков или разграбления во время внутренних конфликтов).
 
Поскольку три из четырех сосудов по датировке близки к переломному для государства моменту перенесения чжоуской столицы на восток в связи со вторжением в 771 г. до н.э. племен цюаньжунов, спровоцированным интригами правителей царства Цинь, имеет смысл поставить вопрос: не было ли захоронение вещей в виде клада отголоском этого события? Имеет также значение расположение предметов клада — хаотичное или аккуратное (свидетельство преднамеренного заложения клада для его последующего изъятия).
 
2. В настоящее время нельзя с уверенностью ответить на вопрос, почему набор вещей был именно таким и какое хранилище послужило первоисточником предметов, собранных в кладе. Был ли набор вещей сформирован из одного поминального храма или имел несколько мест предшествующего хранения.
 
3. Более позднее время создания остальных сосудов заставляет усомниться в том, что Ли гуй является оригинальным раннечжоуским сосудом и наталкивает на предположение о том, не является ли он более поздней копией.
 
Если сосуд подлинный, и с него не снималась копия, а надпись относится ко времени правления У-вана и была сделана еще при его жизни, то это единственное эпиграфическое свидетельство захвата Шан чжоусцами. Оно подтверждает достоверность информация письменных источников. А поскольку классическая эпиграфическая надпись должна содержать указания на год, месяц и день правления вана, появляется возможность восстановления хронологической истории Чжоу по данным эпиграфики.
 
Приложение. Список найденных вещей
 
Категория 1. Бронзовые ритуальные сосуды
 
1. Ли гуй (1 шт.)  
                
Сосуд с глубоким дном, основание квадратной формы, на обеих ручках имеются парные украшения. Высота сосуда составляет 28 см, диаметр горловины чаши — 22 см. Внешняя поверхность чаши и подставки сосуда украшена орнаментальным изображением грома (?) и облаков. Верхняя часть украшена зооморфным орнаментом и изображением зверя куй[13]. На четырех углах основания сосуда имеются изображения цикад. Круглая ножка сосуда украшена изображением облаков и грома, а в своей верхней части — изображением зверя куй и дракона (см. Лун). На внутренней стороне чаши находится надпись из 4 строк, содержащая 32 знака.
 
2. Чэнь-хоу гуй (1 шт.)
 
Сосуд с неглубоким дном, на квадратном основании, обе ручки имеют парные украшения. На момент извлечения из-под земли одна из ручек уже была повреждена. Общая высота сосуда 25 см, диаметр горловины чаши — 22 см. Края горловины украшены орнаментом, напоминающим изображение зверя куй. Внешняя сторона чаши и основание сосуда украшены изображением голов зверя куй и дракона. Плоская часть основания с четырех сторон украшена зооморфным орнаментом. На дне сосуда имеется надпись из 3 строк, содержащая 13 знаков.
 
3. Сянчэ-фу ху (2 шт.)
 
Форма и орнаментация сосудов по большей части признаков тождественны. Немного различается размер ручек обоих сосудов. Высота51,5 см. Ручки сосудов украшены звериными головами с кольцом в пасти и спиралевидным навершием на носу. Поверхность крышки покрыта видоизмененным зооморфным орнаментом. Внешняя поверхность сосудов украшена вязью и изображениями драконов. В центре вязи находятся выпуклые фигуры ромбов. Сверху и снизу симметрично от ромбов расположены фигурки треугольников. Когда сосуды извлекли из-под земли, они были до половины наполнены чистой водой. На внутренней поверхности одного из сосудов и на внешней поверхности его крышки имеется надпись из 3 строк. На внутренней поверхности второго сосуда расположена надпись из 2 строк, а на внешней поверхности его крышки — надпись из 3 строк (надписи на обоих сосудах одинаковы, количество знаков — 9).
 
4. Ван хэ (1 шт.)
 
Высота 36 см. Корпус сосуда плоский, в форме круга, горловина квадратная, имеются также крышка, носик и ручка. Крышка украшена фигуркой водоплавающей птицы, ручка представляет собой изображение хвоста зверя куй, ножки сосуда сделаны в форме его лап. Лицевая сторона сосуда украшена гладким орнаментом, облаками и кругами. Верхняя часть носика украшена резьбой, нижняя — кругами. На внутренней поверхности крышки имеется надпись из 3 строк в 14 знаков.
 
В орнаментах и украшениях сосуда прослеживаются чуские мотивы, т.е. сосуд, возможно, имеет южное происхождение. Если при анализе типологии сосудов окажется, что они были изготовлены в разных районах страны, то это поставит перед исследователями новые вопросы о культурных связях между разными царствами.
 
Категория 2. Бронзовые музыкальные инструменты
 
Юн чжун (колокола) (13 шт.) По форме схожие. По мнению авторов, изделия относятся к ранне-восточночжоускому периоду [Юй Шэнъу, 1977, с. 4].
 
Категория 3. Бронзовые орудия труда
 
1. Фу (топор) (10 шт.) Длина от 11,3 до14,7 см. Можно разделить на два вида: 1) 6 шт., одностороннее лезвие; 2) 4 шт., двустороннее лезвие.
2. Цзао (долото) (1 шт.) Длина 13,3 см.
3. Чань (лопата) (4 шт.) Длина 14 см.
4. Чань-дао (нож для копания) (3 шт.) Длина 9,7-13 см, толщина 0,5 см.
5. Цзяо-дао (нож с острым углом) (1 шт.) Длина 23 см.
6. Сяо (тесак) (4 шт.) Среди них один неповрежденный длиной 24 см.
 
Категория 4. Бронзовое оружие
 
1. Гэ (копье с крюкообразным наконечником) (6 шт.) Среди них 2 неповрежденных.
2. Цзу (наконечник стрелы) (1 шт.) Длина 4,5 см.
 
Категория 5. Бронзовые детали колесниц
 
1. Чека для колесницы (4 шт.) Длина 12,5 см.
2. Застежка (1 шт.) Длина 5,1 см.
3. Украшение (1 шт.)
4. Пристегивающееся украшение (3 шт.) Общая длина 13,5 см.
5. Украшения для лошадей (91 шт.)
6. Гирька (3 шт.)
7. Сверло (1 шт.)
8. Изделие в форме листа (1 шт.) Длина 13,5 см, толщина 0,2 см.
 
Категория 6. Прочее
 
1. Круглая бронзовая пластина. Диаметр 20 см.
2. Подставка от бронзового сосуда. Высота 9 см, диаметр 10 см.
 
Библиография
 
БКРС, 1984 — Большой китайско-русский словарь. Сост. Ошанин И.М. М., 1984.
Васильев К.В., 1988 — Васильев К.В. Ранняя история древнекитайских письменных памятников. — Рукописная книга в культуре народов Востока. Кн.2. М., 1988, с.81-102.
Васильев К.В., 1998 — Васильев К.В. Истоки китайской цивилизации. М., 1998.
Васильев Л.С., 1995 — Васильев Л.С. Древний Китай. Т.1. М., 1995.
Крюков В.М., 1997 — Крюков В.М. Ритуальная коммуникация в древнем Китае. М., 1997.
Крюков В.М., 2000 — Крюков В.М. Текст и ритуал. М., 2000.
Крюков М.В. и др., 1978 — Крюков М.В., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы. Проблемы этногенеза. М., 1978.
Крюков М.В., Хуан Шуин, 1978 — Крюков М.В., Хуан Шуин. Древнекитайский язык. М., 1978
Попова, 2004 — Попова Г.С. «Шуцзин» (Книга документов) как исторический источник: анализ датировок главы «Чжоушу (Документы [периода] Чжоу)» — История Китая: Материалы китаеведческой конференции ИСАА при МГУ (май 2004 г.), с. 83-91. М., 2005.
Сыма Цянь, 2001 — Сыма Цянь. Исторические записки. Пер. Вяткина Р.В. и Таскина В.С. Т. 1. М., 2001.
Сыма Цянь, 2002 — Сыма Цянь. Исторические записки. Пер. Вяткина Р.В. и Карапетьянца А.М. Т. 8. М., 2002.
Хаютина М.С., 2004 — Хаютина М.С. «Повар или министр? — Драгоценные треножники Доброго Мужа Кэ» — Казус. Индивидуальное и уникальное в истории. Вып. 6, 2004.
Хаютина М.С., 2005 — Хаютина М.С. Бинь (Суй)-гун сюй и конструирование прошлого в китайской традиции — История Китая: Материалы китаеведческой конференции ИСАА при МГУ (май2004 г.), с. 59-70. М., 2005.
Хрестоматия, 2002 — История Древнего Востока. Тексты и документы. Под ред. В.И. Кузищина. М., 2002.
 
Гуаньюй ли гуй, 1978 — Гуаньюй ли гуй минвэнь каоши дэ таолунь (Дискуссия относительно исследований надписи на сосуде Ли гуй) — Вэньу, 1978, № 6, с. 77-83.
История Западного Чжоу, 2001 — Си Чжоу ши (История Западного Чжоу). Пекин, 2001.
Тан Лань, 1977 — Тан Лань, Си чжоу шидай цзуй цзао дэ и цзянь тун ци ли гуй минвэнь цзяоши (Толкование надписи на сосуде Ли гуй — самом раннем бронзовом сосуде эпохи Западное Чжоу) — Вэньу, 1977, № 8, с.8-9.
Цзинь гувэнь, 1990 — Цзинь гувэнь Шаншу цюань и (Полный перевод версий цзиньвэнь и гувэнь Шуцзина). Гуйчжоу, 1990.
Чжан Чжэнлан, 1978 — Чжан Чжэнлан, «Ли гуй» шивэнь (Комментарии к сосуду Ли гуй) — Каогу, 1978, №1, с. 58-59.
Шаньси Линьтун, 1977 — Шаньси Линьтун фасянь У-ван чжэн Шан гуй (Обнаружение в уезде Линьтун пров. Шаньси сосуда гуй с информацией о походе У-вана против Шан) / Отдел культуры уезда Линьтун — Вэньу, 1977, № 8, с. 1–6.
Юй Шэнъу, 1977 — Юй Шэнъу, Ли гуй мин вэнь као ши (Исследование надписи на сосуде Ли гуй) Вэньу, 1977, №8, с.10-12.
 
Li Xueqin, 2002 — Li Xueqin. The Xia–Shang–Zhou chronology project: methodology and results. Brill,Leiden, 2002.
Rawson J., 1999 — Rawson J. Western Zhou archaeology — The Cambridge history of Ancient China.CambridgeUniversity Press, 1999, p. 352-449.
Shaughnessy, 1991 — Shaughnessy E.L. Sources of Western Zhou History: Inscribed Bronze Vessels.Berkeley, 1991.
Zhang Peiyu, 2002 — Zhang Peiyu. Determining Xia–Shang–Zhou chronology through astronomical records in historical texts. Brill,Leiden, 2002. 
 
Ст. опубл.: ИСТОРИЯ КИТАЯ. Материалы китаеведческих конференций ИСАА при МГУ (Сб. ст.) (май 2005 г., май 2006 г.) / Моск. Гос. Ун-т им. М.В. Ломоносова. Ин-т стран Азии и Африки; [ред.-сост. М.Ю. Ульянов]. — М.: Гуманитарий, 2007. - ISBN 978-5-91367-034.  C. 35-48.


  1.  Данная статья написана в рамках научного проекта кафедры истории Китая ИСАА при МГУ «Исследование периода Западное Чжоу (XI–VIII вв. до н.э.)».
  2. Авторами публикаций не указано, как были расположены сосуды в кладе, из-за чего мы не можем сделать однозначных выводов о том, был ли клад заложен в спешке или подготовлен основательно (такие клады создавались для того, чтобы в случае опасности сохранить семейные ценности, вернувшись за ними позднее [Хаютина, 2004, с. 7–8]).
  3. Здесь также были найдены фрагменты керамики, но определить точное время не удалось, и они получили широкие датировки: период Западное Чжоу — Чуньцю (XI–V вв. до н.э.).
  4. Если же Ли гуй является более поздним (VIII в. до н.э.), то, во-первых, к этому времени сосуды уже утратили сугубо сакральное значение, а во-вторых, изготовление подобного сосуда могло быть вызвано потребностью подтвердить существующую идеологему о правомочности насильственного перехода власти, получившей свое развитие в текстах Шу цзина.
  5. Дин –– ритуальный треножник для мяса. Упоминание о захвате треножников в ходе военных действий встречается в надписи на сосуде Ши Тун дин, относящемся к правлению Ли-вана (?) (858–828) [Крюков В., 1997, с. 161]. Может быть, это совпадение, однако ни на одном из известных нам ранне-западночжоуских сосудах не встречается упоминание о захвате треножников на войне до IX в. до н.э. Кроме того, при описании завоевания Шан Сыма Цянь нигде не упоминает о захвате У-ваном треножника дин.
  6. Имеется в виду Чжоу-синь — последний правитель Шан.
  7. Упоминание названия «Шан» встречается также в надписи на сосуде Сяочэнь Дань чжи (правление Чэн-вана 1025–1005 гг. до н.э.) [Хрестоматия, 2002, с. 544] в надписи на сосуде Да Юй дин (правление Кан-вана 1005–967 гг. до н.э.) имеется название «Инь» [Крюков М., Хуан Шуин, 1978, с. 352].
  8. Восьмой день по отношению к дню цзя-цзы.
  9. Цзяньши — военный лагерь чжоусцев.
  10. Сы –– возможно, название одной из высших чиновных должностей, впоследствии трансформировавшееся в такие наименования как сыкун, сыту, сыма.
  11. Возможно, речь здесь идет о Гу-гун Дань-фу –– одном из основателей дома Чжоу (подобное предположение основано исключительно на схожести знака имени –– дань). Время его деятельности китайские ученые относят к XIV–XIII вв. до н.э. [Сыма Цянь, 2001, с. 180–181; Сыма Цянь, 2002, с. 324, 441].
  12. Для полного освещения этого вопроса в дальнейшем необходимо провести анализ типичности формы данного сосуда среди ранне-западночжоуских сосудов.
  13. Куй –– миф. одноногий безрогий бык или дракон [БКРС, 1984, т. 4, с. 18].

Автор:
 
© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.