Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Китай в 2013 году

 

стабильность и подготовка к новым реформам?

 
Прошедший год был третьим в двенадцатой пятилетке (2011-2015). Он застал китайскую экономику на этапе завершения передачи власти[1]. Новое поколение лидеров, костяк которого был определен XVIII съездом КПК (2012), будет решать непростые задачи. Их кратко можно сформулировать как обеспечение плавного перехода от ускоренного экономического роста к сбалансированному развитию и новому качеству жизни населения.
 
В течение года, впрочем, китайское хозяйство продолжало движение в привычном темпе. Итоговый показатель прироста ВВП составил 7.7%, повторив достижение предыдущего года[2]. Поквартальный показатель совпал со среднегодовым в первом и четвертом кварталах, был ниже (7.5%) во втором и выше (7.8%) в третьем квартале. Таким образом, говорить о замедлении экономического роста в Китае в минувшем году не приходится – ни в относительном выражении, ни с точки зрения динамики ВВП «внутри» периода.
 
В абсолютных же параметрах прирост продукта существенно превзошел индикатор 2012 года. Объем ВВП страны вплотную приблизился к отметке 57 трлн. юаней (свыше 9.3 трлн. долл. по курсу на конец года[3]). Это свыше 14 трлн. долл., если считать по паритету покупательной способности.
 
По итогам минувшего года прирост потребительских цен составил 2.6% – против точного такого же показателя в предыдущем году и 5.4% годом ранее (2011).
 
Столь стабильная динамика хозяйства КНР, безусловно, положительно сказалось на общемировой конъюнктуре, которая продолжала оставаться весьма неустойчивой.

 
Хозяйственное положение и внешнеэкономические связи
 
В минувшем году костяк китайской экономики – крупные промышленные предприятия, продолжая наращивать выпуск продукции, существенно улучшили финансовые результаты хозяйственной деятельности. Их прибыли возросли на 12.2% по сравнению с 2012 годом, когда данный индикатор составил всего 5.3%.
 
За истекший год на 7.5% увеличилось производство электроэнергии (против 4.8% в 2012 году). Более 11% составил прирост производства проката, чуть менее 10% – цветных металлов и цемента (против прошлогодних показателей в 5-7%). Производство автомобилей за год увеличилось на 18.4% (4.7%), в том числе на 16.6% – легковых (6.4%).
 
Вместе с тем китайские аналитики отмечают рост избыточных мощностей в целом ряде индустриальных отраслей. Реагируя на ситуацию, Государственный комитет по развитию и реформам в конце 2013 года, упростив процедуру утверждения по большинству инвестиционных проектов на местах, сохранил за собой право запрета в таких отраслях, как производство алюминия, стали, оконного стекла и судостроение. В ряде случаев установлен нижний предел по мощности создаваемых предприятий (производство цемента).
           
Индустрия Китая стремительно преображается, что хорошо показано в исследовании McKinsey (2013). Аналитики компании провели, в частности, сравнение структуры китайской промышленности (включая предприятия с иностранным участием) с мировой индустрией[4].
           
Выяснилось, что по доле трудоемкой продукции в добавленной стоимости обрабатывающей промышленности  (10%) китайский показатель теперь не очень намного отличается от глобального индикатора (7%).
           
Удельный вес технически сложной массовой продукции, произведенной крупными корпорациями для внутреннего рынка страны, в Китае такой же, как и в среднем по миру (около трети). Среди китайских игроков в этой сфере выделяются Bohai Chemical, ChemChina, China Resources Pharmaceutical Group, First Automotive Works (FAW), Midea, Shanghai Automotive Industry Company (SAIC), Shanghai Electric, Sinochem.
           
Третья группа, выделенная экспертами McKinsey – энергоемкие и ресурсоемкие товары. Их китайская промышленность производит больше (25%), чем в среднем по миру (22%). Основные китайские игроки – Baosteel, Chalco, China Minmetals, China National Petroleum (CNPC), Shandong Chenming Paper, Sinopec.
           
Четвертую группу образует сравнительно простая стандартная продукция, производимая ТНК для местных рынков – продовольствие, напитки, печатная продукция, табачные изделия. Здесь китайская промышленность (20%) значительно уступает мировому индикатору (28%). Крупные китайские производители: China Tobacco, COFCO, Mengniu Dairy, Wahaha.
 
И, наконец, пятая группа товаров – высокотехнологичная продукция. Здесь доля китайской промышленности – такая же, как и среднемировой индикатор (9%). Достойны упоминания Hisense, Huawei, Lenovo, Mindray, Semiconductor Manufacturing International (SMIC), Shinva Medical, Spreadtrum, ZTE.
 
Добавим, что по доле высокотехнологичной продукции в экспорте обрабатывающей промышленности (26%) Китай в конце нулевых годов догнал Южную Корею, превзошел США и Японию (18 и 17%), уступая, впрочем, Малайзии (43%) и Сингапуру (45%).
 
Иначе говоря, можно смело говорить о решительном и успешном преодолении китайской промышленностью технической отсталости. В свою очередь комплексная промышленная структура в сочетании с масштабом хозяйства и внешней торговли, а также энергичной экспансией китайских корпораций за рубеж дала другой важнейший итог – преодоление зависимого положения в мировом хозяйстве или, по крайней мере, асимметричной зависимости от промышленно развитых стран и их ТНК.
 
Не менее важно и то, что крупная промышленность КНР является мощным генератором платежеспособного спроса на разного рода новации, с одной стороны, и средством их массового тиражирования, с другой.
 
Таким образом, индустриальное становление Китая, вписав одну из самых ярких страниц в мировую историю промышленной революции, в известном смысле завершено[5]. При этом доля обрабатывающей промышленности (наиболее производительного сектора хозяйства) в ВВП КНР составляет 30% (2011) против 24% в Индонезии, 16% в России, 14.5% в Бразилии и лишь 14% в Индии. Возможно, столь высокий показатель – один из основных секретов высокой экономической динамики в КНР.
           
В связи с этим вызывает естественный интерес вопрос о нынешней энергоемкости экономического роста в КНР, поскольку представить себе слишком значительные изменения в сложившейся структуре хозяйства и промышленности довольно трудно.
 
Заметим, что высокие темпы промышленного роста сопровождались в 2013 году скромным увеличением производства топлива и энергии (табл. 1) и значительным увеличением импорта угля и природного газа.
 
Так, ввоз нефти составил 282 млн. т, увеличение физического объема – 4.0% к 2012 году. Возрос ввоз угля (327 млн. т, прирост 13.4%) и природного газа, сжиженного и трубопроводного (53 млрд. куб. м, прирост 25%).
 
Таблица 1
Отдельные показатели развития энергетики КНР в 2013 г.
  Единица измерения        2013 г. В % к 2012г.
Производство энергоносителей млн. тут 3400.0 2.4
Уголь млн. т 3680.0 0.8
Сырая нефть млн. т 209.0 1.8
Природный газ млрд. куб. м 117.1 9.4
Производство электроэнергии млрд. кВт/ч 5397.6 7.5
 в том числе:   - на ТЭС млрд. кВт/ч 4235.9 7.0
                         - на  ГЭС млрд. кВт/ч 911.6 23.2
                         - на  АЭС млрд. кВт/ч 110.6 13.6
ИсточникStatistical Communiqué of the People's Republic of China on the 2013 National Economic and Social Development.
 
КНР динамично наращивала мощности в новой энергетике: их прирост на ВЭС составил свыше 24%, в солярной генерации они выросли более чем втрое. В результате суммарная мощность в этих двух отраслях возобновляемой энергетики превысила 90 млн. кВт. Заметным было и увеличение мощности АЭС (16%), составивших к концу года 14.6 млн. кВт.
 
Общее потребление энергоресурсов в 2013 году, по предварительным оценкам, составило 3 млрд. 750 млн. т условного топлива (рост на 3.7%). Прирост потребления угля составил 3.7%,  нефти – 3.4, природного газа – 13%. Потребление энергоресурсов в расчете на единицу ВВП сократилось на 3.7%, что чуть хуже показателя, предусмотренного планом на 12-ю пятилетку (4%), но несколько лучше показателя предыдущего года (3.6%). Существенная экономия электроэнергии достигнута в промышленности.
 
Таким образом, можно констатировать дальнейшее успешное продвижение страны по пути снижения удельных расходов энергии, позволяющее, помимо прочего, облагораживать структуру потребления за счет опережающего роста использования относительно чистых источников, включая природный газ.
 
Благоприятным переменам явно поспособствовал третий пленум ЦК КПК, состоявшийся в ноябре 2013 года и обозначивший линию на постепенное снижение темпов экономического роста, стимулирование внутреннего спроса, ускоренное развитие сферы услуг, а также новой энергетики. Как предполагают китайские коллеги, в нынешнем десятилетии потребление энергии будет расти примерно на 4% в год. При таком режиме роста структурная перестройка энергетики несколько облегчается. Не исключено, что и прежние планы ввода новых мощностей на угольных ТЭС также будут значительно сокращены.
 
Одним из двух главных двигателей экономического роста в КНР остается высокий показатель накопления. Общий объем освоенных инвестиций в основные фонды в 2012 году превысил 46 трлн. юаней, увеличившись на 18.9% по сравнению с предыдущим годом. Это ниже прошлогоднего прироста. Существенно и то, что в течение года прирост инвестиций имел выраженную тенденцию к снижению: по-видимому, регулятор ощущает некоторый перегрев экономики. Наиболее высокие приросты инвестиций (порядка 30%) зарегистрированы в сельском хозяйстве, оптовой и розничной торговле, а также банковской отрасли.
 
При этом Китай продолжал политику выравнивания уровней развития регионов. Во внутриконтинентальных провинциях и западных районах прирост инвестиций был несколько выше среднего по стране. Но разрыв в приростах инвестиций с восточными регионами по сравнению с предыдущим годом существенно уменьшился, что, возможно, повышает финансовую эффективность вложений[6].
 
Устойчивой остается ситуация в сельском хозяйстве. Десятый год подряд в Китае наблюдалось увеличение производства зерновых. На этот раз прирост составил 2.1% (3.2% в 2012 году), а суммарный урожай перевалил за отметку 600 млн. т. Увеличилось производство мяса – на 1.8% (5.4%) и хлопка – на 7.7% (3.8%).
           
Продолжает набирать обороты и второй двигатель хозяйства – потребление. Розничные продажи потребительских товаров выросли в Китае в 2013 году на 13.1% (14.3% – в 2012 году), а с учетом инфляции – на 11.5% (12.1%).  На 10.4% (7.3%) в текущих ценах выросли продажи автомобилей, на 21% (27%) мебели.
 
Число пользователей интернета достигло 618 млн. Из них 500 млн. человек пользуются им еще и с мобильных устройств.
 
Финансовые доходы государства продолжили увеличение в опережающем темпе: в 2013 году они выросли на 10.1% и превысили 12.9 трлн. юаней (более 22.6% ВВП), налоговые поступления составили более 11 трлн. юаней (рост на 9.8%).
 
За 2013 год было введено в строй 6.6 тыс. км новых железнодорожных путей (из них 1.7 тыс. км – скоростных магистралей), электрифицировано почти 5 тыс. км. железных дорог, построено более 8 тыс. км автомагистралей. Эти показатели оказались чуть ниже уровня предыдущего года.
 
Темп роста экспорта совпал с прошлогодним показателем, импорта – выше прошлогоднего. На 30 млрд. долл. увеличился актив в торговле товарами, достигший почти 260 млрд. долл., пассив в торговле услугами оказался чуть меньше 120 млрд. долл.
 
Валютные резервы в конце года превысили 3.8 трлн. долл., увеличившись за год на 500 млрд. долл.
 
Продолжалось снижение в китайском экспорте доли операций на давальческой (толлинговой) основе, связанных с изготовлением экспортных товаров из импортных полуфабрикатов, узлов и деталей, свидетельствуя об успехах страны в локализации экспортного производства и повышении доли стоимости, добавленной на территории КНР, в том числе по высокотехнологичной продукции.
           
Среди быстро растущих статей китайского сырьевого импорта в 2013 году оказались, помимо топлива, железная руда (819 млн. т, прирост 10.2%) и соевые бобы (64 млн.т, прирост 8.6%). Снизились закупки бокситов (на четверть) и растительного масла.
 
Таблица 2
Внешняя торговля КНР с отдельными партнерами в 2013 г.
Страны Экспорт КНР Импорт Сальдо, млрд. долл.
млрд. долл. прирост, % млрд. долл. прирост, %
Всего 2210.0 7.9 1950.3 7.3  +259.7
ЕС 339.0 1.1 220.0 3.7 +119.0
США 368.4 4.7 152.3 14.8 +216.1
АСЕАН 244.1 19.5 199.6 1.9 +44.5
Гонконг 384.8 19.0 16.2 -9.3 +368.6
Япония 150.3 -0.9 162.3 -8.7 -12.0
Республика Корея 91.2 4.0 183.1 8.5 -91.9
Тайвань 40.6 10.5 156.6 18.5 -116.0
Россия 49.6 12.6 39.6 -10.2 +10.0
Источник: Statistical Communiqué of the People's Republic of China on the 2013 National Economic and Social Development.
 
Внешняя торговля КНР, перевалив в 2013 году за отметку в 4 трлн. долл., по-прежнему складывалась с крупным активом в торговле с США, ЕС и Гонконгом, превысившим в сумме 700 млрд. долл.
 
Объем прямых иностранных инвестиций, реализованных в экономике КНР в 2013 году, вырос на 5.3% – до 117.6 млрд. долл. Значительно увеличились капиталовложения в недвижимость и жилищно-коммунальные услуги, продолжилось сокращение инвестиций (-6.8%) в обрабатывающую промышленность, которая, впрочем, остается крупнейшей сферой их приложения (40%).
 
Значительно (на 16.8%) вырос экспорт капитала из Китая, составивший за год (только прямые инвестиции в нефинансовые отрасли) более 90 млрд. долл.
 
Годовые доходы Китая от выполнения подрядно-строительных работ за рубежом составили в 2013 году 137.1 млрд. долл., увеличившись на 17.6%. К ним было привлечено почти 530 тыс. человек – на 3% больше, чем в предыдущем году.
 
Контрастное состояние китайского хозяйства, с одной стороны, и мировой экономики, с другой, вновь хорошо проиллюстрировали данные о международном туризме. Число граждан КНР, побывавших за рубежом с частными целями (почти 100 млн. человек), увеличилось на 18%, а иностранных туристов в Китае – сократилось на 3%.
 
Рынок недвижимости и финансовая сфера
 
Эти две сферы зарубежные аналитики, как правило, считают наиболее проблемными зонами китайской экономики. Заметим, что китайская статистика все более подробно освещает состояние рынка недвижимости в стране. Напомним, что со второй половины 2012 года в Китае наблюдалось оживление продаж[7].
 
Эта тенденция захватила и весь 2013 год. В натуральном выражении прирост продаж жилой недвижимости составил свыше 17%, в стоимостном – почти 27%.
 
Некоторый перегрев данного рынка очевиден уже по росту цен на жилье – предмету постоянного беспокойства населения и регулятора[8]. Добавим, что соотношение между строящимся и проданным жильем в натуральном выражении несколько улучшилось и составило 4.2 против 4.35 в 2012 году (табл. 3). Но это существенно хуже ситуации 2010 года, когда аналогичный показатель составлял 3.4.
 
Таблица 3
Отдельные показатели рынка недвижимости КНР в 2013 г.
  Млн. кв.м Прирост, %
Продажи недвижимости 1306 17.3
- в том числе жилья 1157 17.5
Начато строительство 2012 13.5
- в том числе жилье 1458 11.6
Всего в стадии строительства 6656 16.1
- в том числе жилье 4863 13.4
 
В течение года в функционировании китайской финансовой системы было отмечено два сбоя, когда на рынке отмечался недостаток ликвидности и резкое повышение ставок межбанковского кредитования. Но они были кратковременными и в целом не нарушили картины постепенного снижения темпов прироста М2 и объемов нового кредитования (примерно с 900 млрд. в месяц в первом квартале до 700 млрд юаней в третьем). М2 за год в целом увеличился на 13.6% (уровень предыдущего года) и достиг 110.7 трлн. юаней (193% ВВП).
 
Общий объем кредитов на конец года составил 76.6 трлн. юаней (134% ВВП), увеличившись на 13.8% к показателю предыдущего года.
 
Сбережения населения превысили 46.5 трлн. юаней (прирост на 13.5%). Накопленный объем потребительских кредитов подошел к отметке 13 трлн. юаней – за год он увеличился на 2.5 трлн. юаней.
 
В целом кредитная система выглядит сбалансированной. В то же время в течение года печать КНР не раз обращала внимание на проблему «плохих долгов» в банковской системе. Их общий объем превысил 300 млрд. юаней (около 50 млрд. долл.). Немалые сомнения вызывают и способности местных правительств своевременно рассчитаться с накопившимися долгами. Свыше 3 трлн. юаней в 2014 году предстоит выплатить крупным китайским предприятиям по выпущенным корпоративным облигациям. Все это создает определенное напряжение.
           
Вместе с тем низкий уровень государственного долга, значительные резервы и наличие у государства (в том числе местных правительств) крупных активов в виде земли и других прав собственности позволяют, на наш взгляд, продолжать достаточно активную кредитную экспансию, тем более что высокими остаются и показатели сбережений населения.
 
В КНР продолжают работу над созданием своеобразного «строенного» (Шанхай, Шэньчжэнь, Гонконг) финансового центра глобального уровня. В минувшем году продолжились эксперименты с валютным режимом в шанхайской зоне свободной торговли. Приняты решения о начале регистрации частных банков.
 
В минувшем году Пекин с успехом проводил в жизнь политику интернационализации юаня. В октябре 2013 года доля китайской валюты в международных платежах за товары и услуги достигла 8.66% – против 81.1% у доллара США и 6.6% – у евро. Лидируют по использованию юаней, помимо Китая, на который приходится 60% платежей в китайской валюте, Гонконг и Сингапур – расчетные центры по операциям с офшорными юанями (суммарно 32% оборота)[9].
 
Тренды развития
 
Впервые в истории китайского хозяйства доля индустрии в ВВП (44%) оказалась по итогам 2013 года ниже, чем доля сферы услуг, на которую пришлось 46%. Иными словами, продолжилось постепенное продвижение страны по пути сервисизации экономической структуры.
 
Этот магистральный тренд свидетельствует о столь же постепенном завершении этапа, на котором главным двигателем экономического развития выступало создание комплексной системы национальной промышленности, а также форсированное инфраструктурное строительство[10]. Несложно предположить, что начинающаяся фаза будет характеризоваться и некоторым снижением доли накопления, и замедлением темпов экономического роста. Постепенность (плавность) этому тренду будет придавать сохраняющаяся неравномерность в развитии регионов (и потребность поддержания высоких показателей накопления для подтягивания внутриконтинентальных и западных районов[11]), а также неизбежное продолжение урбанизации, автомобилизации, механизации сельского хозяйства и пр.
 
Китай продолжает движение по пути инфраструктурной, информационной, потребительской и экологической революции. В ходе этого движения на первый план выходят сложные социальные проблемы, в том числе неравенства доходов, разрывов в уровне развития между регионами, пенсионного обеспечения и здравоохранения, коррупции и т.д.
 
Это отчетливо представляет себе новое поколение руководителей. Как показали дискуссии о путях дальнейшего развития страны, развернувшиеся в минувшем году в ходе подготовки третьего пленума ЦК КПК (ноябрь 2013) восемнадцатого созыва, Пекин стремится к проведению взвешенного курса. Дальнейшая, но достаточно умеренная либерализация экономической политики пока обозначена в качестве основной линии. Такой выбор, на наш взгляд, продиктован, по крайней мере, двумя императивами. Первый – борьба с коррупцией путем снижения административных барьеров. Второй – консолидация китайских территорий и зарубежной диаспоры вокруг задачи «возрождения Китая» (китайской мечты).
 
Отражая выросшую роль негосударственных секторов в экономике, новый курс позволяет государству и госсектору (особенно в лице ведущих корпораций и банков) переключить внимание на некоторые острые внутренние проблемы (в частности, экологическую), а также сконцентрировать усилия на наиболее перспективных направлениях, включая экономику новаций, создание финансового центра глобального уровня и продолжение внешней экспансии. Ресурсы для выполнения этих задач предполагается получить и за счет продажи части пакетов государственных корпораций.
           
Явно усиливается поддержка малого предпринимательства и микробизнеса, которые стимулируются с помощью налоговых послаблений, кредитной поддержки, программ профессиональной подготовки и т.п.
 
При этом в постоянном фокусе общества и государства находится сфера образования и науки
 
Для КНР характерна пропорциональность между высшим и средним специальным образованием. В высшие учебные заведения в 2013 году поступило почти 7 млн. абитуриентов, общее число студентов превысило 24.7 млн. человек. Столько же новых учащихся набрали средние специальные заведения, где учится 19.6 млн. человек.
 
Расходы на НИОКР составили в 2013 году 1190 млрд. юаней (почти 2.1% ВВП) и выросли почти на 15.6%. Около 5% этой суммы было направлено на фундаментальные научные исследования.
 
Общая стоимость контрактов на передачу технологий за год составила 746 млрд. юаней – на 16% больше, чем в предыдущем году. За год произведено 14 успешных запусков искусственных спутников и двух пилотируемых кораблей.
           
Сохраняет свое значение и стимулирование роста путем реализации крупных инфраструктурных проектов. Предусматривается, в частности, увеличение протяженности высокоскоростных железных дорог до 15 тыс. км к концу 2015 года – с нынешних 9 тыс. км. Амбициозная программа, похоже, себя оправдывает: ежедневно услугами этого вида транспорта пользуются более 1.3 млн. человек.
 
Стабильное развитие Китая хорошо показало возможность энергичного развития хозяйства в периоды вялой внешней конъюнктуры. Это имеет международное значение. Так, авторы доклада о торговле и развитии ЮНКТАД (2013) прямо пишут о невозможности возвращения к предкризисным стратегиям ориентации на экспорт из-за стагнации спроса в развитых странах[12]. Альтернатива видится им как раз в развитии внутреннего и регионального спроса в отстающих странах, стимулировании собственной промышленности, работающей на эти рынки. В рамках этого видения, кстати, находятся и многие программы развитых стран (insoursing, reshoring), фактически напоминающие замещение импорта.
             
Китайский опыт преодоления последствий финансового кризиса на Западе (теперь его уже смело можно охарактеризовать как успешный) привлек многих своевременным стимулированием реального сектора. Именно разрыв между ним и финансомикой признается большинством экспертов главным пороком сложившихся во многих странах кредитно-финансовых систем. Для преодоления разрыва уже упоминавшиеся выше эксперты ЮНКТАД считают, например, очень важным пересмотр роли центральных банков в развитии и, в частности, лишение их независимого статуса (по аналогии с КНР). Среди других рецептов – необходимость сохранения в трудные времена достаточного уровня государственных расходов (и в том числе за счет дефицита бюджета) для подержания потребления и занятости.
 
Опубл.: Салицкий А.И., Таций В.В. Китай в 2013 году: стабильность и подготовка к новым реформам? // Север – Юг – Россия: 2013. Ежегодник. М.: ИМЭМО РАН, 2014.


  1. Первая сессия ВСНП двенадцатого созыва в (март 2013) утвердила, в частности, состав нового кабинета во главе с Ли Кэцяном.
  2. Незадолго до конца 2013 года ГСУ КНР подтвердило пересмотр прироста ВВП за 2012 год: с 7.8% показатель был впервые в истории китайской статистики в новом веке пересмотрен в сторону понижения и составил 7.7% (здесь и далее данные ГСУ). См.: Statistical Communiqué of the People's Republic of China on the 2013 National Economic and Social Development
  3. В конце 2013 года курс юаня (жэньминьби) к доллару составил 6.1. За год китайская валюта подорожала примерно на 3%. В результате годовой прирост ВВП, взятого в текущих ценах и по валютному курсу, составил более 1 трлн. долл.
  4. McKinsey Quarterly. A new era for manufacturing in China
  5. Одно из свидетельств – начавшееся сокращение доли промышленности в ВВП Китая.
  6. Восточный регион включает Пекин, Тяньцзинь и Шанхай (города центрального подчинения), а также провинции Хэбэй, Цзянсу, Чжэцзян, Фуцзянь, Гуандун и Хайнань. К центральным относят провинции Шаньси, Аньхой, Цзянси, Хэнань, Хубэй и Хунань. К Западу относят автономные районы: Внутреннюю Монголию, Синьцзян-Уйгурский, Нинся-Хуэйский, Тибетский, Гуанси-Чжуанский, провинции Сычуань, Ганьсу, Цинхай, Шэньси и Гуйчжоу, а также город центрального подчинения Чунцин. Северо-Восток включает провинции Ляонин, Цзилинь и Хэйлунцзян.
  7. В первой половине 2012 года ситуация резко ухудшилась: сокращение продаж недвижимости против сопоставимого периода предыдущего года составило 10.7%, причем в первом квартале года падение было еще более глубоким.
  8. Меры, принимаемые властями с целью ограничения спекулятивной составляющей на рынке недвижимости, нередко приводят к неожиданным результатам. К таковым, например, можно отнести рост числа разводов в крупных городах из-за введения дополнительного налога на вторую квартиру.
  9. Китай нарастит валютное присутствие // Коммерсантъ
  10. В докладе бывшего премьера Вэнь Цзябао на сессии ВСНП (март 2013) отмечено, что за последние пять лет в КНР было проложено 19.7 тыс. км новых железнодорожных путей, включая 9 тыс. км скоростных магистралей. Сданы в эксплуатацию скоростные железнодорожные магистрали Пекин – Шанхай, Пекин – Гуанчжоу и Харбин – Далянь и другие междугородние линии. Построено 609 тыс. км новых автодорог, в том числе 42 тыс. км скоростных, что довело общую протяженность последних до 95.6 тыс. км. Сооружен 31 новый аэропорт.
  11. Темпы промышленного роста во внутриконтинентальных и западных районах в последние годы неизменно превышают показатели прибрежных провинций, откуда в западном направлении начался и перенос части индустриальных мощностей.
  12. Trade and Development Report 2013. UNCTAD: New-York and Geneva, 2013.

Авторы: ,
 

Новые публикации на Синологии.Ру

«Духовной жаждою томим…» (К 80-летию З.Г. Лапиной)
Сценарии развития Китая до 2050 г.
Проблемы социальной истории Тюркского каганата в работах китайских учёных: опыт историографического обзора
Мифология Китая. Час истины. Выпуск 769
Об особенностях интерпретации в идентификации исторических персонажей в истории ойратов XV в.


© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.