Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Историография Синьхайской революции в материалах конференции «Общество и государство в Китае»

 
 
Аннотация: Статья посвящена историографии Синьхайской революции (1911–1913) в Китае на примере работ российских исследователей, опубликованных в материалах научных конференций «Общество и государство в Китае» за более чем 40-летний период их существования. Предлагаемый обзор выявляет заметный вклад российских китаеведов в изучение истории революции 1911 года. К сожалению, в 1990-2000х гг. новые работы по этой теме почти не появлялись в материалах упомянутой конференции. Но в последние годы наметился новый подъём научного интереса к Синьхайской революции.

 
Двадцатый век в истории Китая оказался насыщен значимыми и знаковыми для судьбы этой страны событиями. Закономерно, что процессы, происходившие в Китае,  в том числе в начале ХХ в., привлекали внимание общественности и, в частности, специалистов-исследователей, на Западе. Определенный отклик эти события нашли и в России, где всегда существовал интерес к этой дальневосточной стране.
        
Феномен Синьхайской революции (1911-1913 гг.) нашёл свое отражение в работах российских китаеведов уже в 1920х гг. И в последующее время отечественные исследователи уделяли этим событиям определённое внимание. В данном контексте хотелось бы дать общее представление о некоторых конкретных целях и направлениях исследований, связанных с проблематикой Синьхайской революции, на примере статей, опубликованных в сборниках материалов научных конференций «Общество и государство в Китае» – одного из наиболее авторитетных отечественных специализированных научных изданий в области китаеведения, выходившего непрерывно с 1970 г., продолжающегося в настоящее время и насчитывающего, таким образом, уже более чем 40-летнюю историю.
        
Следует отметить, что статьи, посвященные Синьхайской революции, стали появляться уже в первых сборниках материалов этих конференций. Известные отечественные учёные, в том числе Белов Е.А., Березный Л.А., Меликсетов А.В., пытались дать оценку событиям того времени. [1][6][14][15][32] В духе научных исследований советского периода, отечественные китаеведы, опираясь на методы, идеи и концепции марксистко-ленинского учения, ставили перед собой задачу определить характер Синьхайской революции, оценить её результаты, место и значение для последующего развития Китая. Среди тем, связанных с Синьхайской революцией и вызывавших основную полемику и дискуссии в течение почти десяти лет с момента начала проведения регулярных конференций «Общество и государство в Китае», были, прежде всего, определение характера Синьхайской революции (буржуазная или буржуазно-демократическая), а также вопрос о победе или поражении этой революции. Причем наибольшие разногласия возникали в связи со второй проблемой. Одни учёные (Белов Е.А.[1][6]) были склонны рассматривать результаты Синьхайской революции как её поражение, поскольку не была выполнена главная задача – принципиального изменения характера политической власти в Китае не произошло. Революция по своему типу определялась как буржуазная, однако реального перехода государственной власти к буржуазии не было. Кроме того, сохранилось влияние иностранных держав на Китай. В то же время отмечались и положительные аспекты Синьхайской революции, прежде всего, поскольку события 1911–1913 гг. привели к свержению монархии в Китае, открыв народу путь к борьбе за демократию.
        
Другие исследователи (Меликсетов А.В.[32]) полагали, что результаты Синьхайской революции следует рассматривать как значительную победу, так как главная цель – свержение монархии – была достигнута, что открыло простор для развития страны, способствовало промышленному подъему, взлету духовной и культурной жизни, а также появлению кардинально новых политических структур – партий Гоминьдан и КПК.
        
Важное место в исследованиях по указанной проблематике было отведено изучению предпосылок, хода, особенностей, главных действующих сил, результатов и значения Учанского восстания 10-11 октября 1911 г., ознаменовавшего собой начало Синьхайской революции. В частности, в работах исследователей (Белов Е.А.[2][3][4][5]) было показано, что восстание в Учане было осуществлено силами солдат и младших офицеров новой хубэйской армии, было серьёзным образом подготовлено и явилось результатом деятельности не Тунмэнхуэя, как это было принято считать, а двух местных революционных организаций – Вэньсюэшэ и Гунцзиньхуэй.
        
Большой интерес и значимость представляют собой исследования, касающиеся такого принципиального вопроса, как рост и развитие общественно-политического сознания в Китае в связи с и после Синьхайской революции. Свержение монархии поставило перед страной непростую задачу – формирование новых общественно-политических структур, построение качественно новых государственных отношений в непривычной ситуации – в обществе без императора. Данной теме посвящены исследования, в частности, Стабуровой Е.Ю.[41][42][43][44][45] Исключительный интерес представляют работы данного автора, касающиеся особенностей складывания, а также специфики форм и деятельности политических партий в Китае в 1911–1913 гг. Исследователь, отмечая недостаточную изученность данного вопроса, за исключением истории двух основных партий – Тунмэнхуэй и Гоминьдан, подчеркивая множественность образовавшихся в указанный период в Китае партий, указывает на их специфичный характер, проявляющийся в условиях переходных обществ, где ещё отсутствуют четко оформленные общественные группы, объединённые одними или сходными политическими интересами. Таким образом, партии, возникшие в период Синьхайской революции, во многом носили черты традиционных объединений. Решающими факторами при создании партии оказывались семейная или провинциальная принадлежность. В отдельных случаях основной партии становились традиционные китайские тайные общества. Как отмечает Стабурова Е.Ю., появление политических партий в рассматриваемый период являлось результатом двух параллельных процессов: волевого усилия отдельных личностей, обладавших определённым влиянием и ставивших перед собой цель создания в Китае демократических институтов, и объективных потребностей китайского общества, нуждавшегося в новых формах политического представительства. Отношения внутри партий строились на основе патернализма, и зачастую партии воспринимались их членами не как форма политического участия, а как средство защиты и помощи. Таким образом, партийные структуры, появившиеся в первые годы республики, не вытеснили объединения, базировавшиеся на непартийных, традиционных связях, а в определённой степени накладывались на них, что приводило к существенному усложнению внутриполитической структуры.
        
В данном контексте также исключительный интерес представляют работы, посвященные деятельности и эволюции тайных союзов (хуэйданов) в Китае в период до и после Синьхайской революции (Костяева А.С.[24][25][26][27]). Характеризуя типы и особенности различных тайных обществ как своеобразных социально-политических структур китайского общества, автор указывает, что в первом десятилетии ХХ века в результате деятельности революционеров появилась особая категория хуэйданов, в состав которых накануне Синьхайской революции входили антиманьчжурски настроенные шэньши, мелкие чиновники, солдаты и офицеры правительственных войск и «новой» армии, выступившие в союзе с революционерами. Именно такие тайные союзы участвовали в ликвидации монархии и формировании революционной власти. Исследователь подчеркивает, что Синьхайская революция стала пиком политической активности хуэйданов. Революция обозначила рубеж, после которой начинается новый этап истории тайных обществ Китая. Некоторые из таких объединений, принимавшие участие в рассматриваемых событиях на стороне революционных сил, были фактически легализованы и утратили статус тайных организаций. В то же время, поскольку Синьхайская революция не привела к сколько-нибудь существенным положительным изменениям условий жизни основных слоев населения страны, тайные союзы, функционировавшие как объединения защиты и взаимопомощи, не утратили своей актуальности и продолжили своё существование, подчас с усилением криминальной составляющей. После Синьхайской революции наступил фактический кризис хуэйданов – на месте традиционных структур возникают новые, более однородные объединения.
        
Принципиально важным аспектом изучения причин и последствий революции является анализ социально-экономической составляющей общего кризиса страны. Многими отечественными исследователями рассматривались экономические факторы, способствовавшие ухудшению ситуации в Китае в начале ХХ века и ставшие одним из «триггеров», толчков революционных событий 1911–1913 гг. В частности, Непомнин О.Е. в своих работах([35][36]) характеризует значение налоговой политики Цинского правительства на рубеже веков и в первые годы ХХ столетия. Изменение фискальной политики в указанный период, обусловленное различными, в том числе внешнеполитическими факторами, предусматривало, в частности, увеличение налогового бремени для населения страны в связи с выплатой контрибуции Японии после войны 1894-895 гг., восстанием ихэтуаней и необходимостью уплаты огромной «боксёрской» контрибуции западным державам в 1901 г., усугубившейся выплатой значительных сумм так называемых «миссионерских вознаграждений» за разрушенные христианские храмы, больницы, школы и т.д. Кроме того, имел место ряд внутренних экономических мероприятий фискального характера, в том числе, пересчёт сумм в медных деньгах в серебро, а также увеличение налогообложения с земельной собственности, принадлежавшей крупнейшим землевладельцам–налогоплательщикам. В создавшейся обстановке ухудшилось положение не только крестьянства, но также крупных земельных собственников и шэньши, что способствовало снижению их лояльности правительству маньчжурской династии и порождало их склонность к переходу в оппозицию.
        
Также исследователями был отмечен и ещё один принципиально важный фактор, характерный для переходных обществ в целом и,  в том числе, для Китая начала ХХ века. В частности, как указывает в своей работе Непомнин О.Е.[37][38], неотъемлемым атрибутом переходных обществ являются войны, в числе прочего, способствующие внедрению нового в старую систему. В Китае после Синьхайской революции необходимость заполнить «вакуум власти» после устранения императора обусловила выход на передний план силового фактора – военных. После революции военное образование и профессия военного стали основными условиями продвижения к ключевым постам. Как подчёркивает автор, «китайский милитаризм вышел на авансцену, когда традиционная политическая система уже оказалась неэффективной и понесла существенные потери, а современная – еще не сложилась. […] Синьхайская революция обернулась для Китая сменой гражданской власти военной на многие десятилетия». Исследователь отмечает, что взаимодействие революции и милитаризма стало одним из важнейших факторов общественного развития Китая ХХ в. И начало этому положила Синьхайская революция.
        
Ряд исследователей (в частности, Гарушянц Ю.М.[17]) подчеркивали в своих работах необходимость при анализе исторических явлений, в том числе значимых общественно-политических событий в Китае ХХ в., учитывать их преемственность, как, например, взаимосвязь и известную взаимообусловленность обстоятельств Синьхайской революции 1911–1913 гг. и так называемого «движения 4 мая» 1919 г., а также ключевых событий последующего периода.
        
Значительное внимание уделено исследователями изучению проблем, связанных с влиянием событий и результатов Синьхайской революции на отдельные, соседние или связанные с Китаем регионы и народы. В частности, отечественными специалистами был предпринят анализ влияния революционных событий 1911–1913 гг. на политическую борьбу в Маньчжурии (Каретина Г.С.[21], Хохлов А.Н.[46]); оценка причастности и довольно активной роли в канун и в период Синьхайской революции китайских общих (хуацяо) в странах Южных морей (Гончаренко С.Н.[19]), определение роли Синьхайской революции в обретении независимости Внешней Монголией (Халха), Тибетом и Баргой (Белов Е.А.[11][12], Кузьмин Ю.В.[30]), исследование влияния событий Синьхайской революции на ситуацию в Северо-западной части Китая и Синьцзяне, выразившегося в усилении межобщинных конфликтов между ханьским и мусульманским населением региона на национальной и религиозной почве, которые нашли проявление, в том числе, в антиправительственных выступлениях мусульман (Кузнецов В.С.[29], Розыбакиев С.И.[39]), и т.д.
        
Значительное внимание было уделено исследователями вопросам внешнеполитических, межгосударственных и дипломатических отношений Китая в рассматриваемый период, в том числе, взаимоотношениям между Россией, Китаем и Монголией (Белов Е.А.[11][12][13]; Кузьмин Ю.В.[30]), связям Китая с США и позиции США в отношении происходящих в Китае изменений (Бродский Р.М.,[16]), японо-китайским контактам во время Синьхайской революции, отношению японских политических кругов к событиям в Китае и стремлению Японии оказывать влияние на Китай в своих интересах (Каткова З.Д., Чудодеев Ю.В.[22]), и т.д.
        
Многие исследователи отмечают несомненный подъем духовной и культурной жизни Китая как в период, предшествовавший Синьхайской революции, так и после неё. В этом контексте следует выделить работы ряда специалистов (Бродский Р.М.[16]; Каткова З.Д.[22]; Чудодеев Ю.В.[22][47][48]; Гарушянц Ю.М.[18]; Заяц Т.С.[20], и др.), посвящённые значимым политическим фигурам и деятелям культуры рассматриваемого периода, в частности, таким как Чан Кай-ши, Сунь Ят-сен, Юань Ши-кай, Цай Э, Чэнь Ду-сю, Цю Цзинь и т.д.
        
Особое направление исследований, так или иначе посвященных истории Синьхайской революции, представляет изучение историографии данной проблематики. В этом плане следует отметить опубликованные в сборниках материалов конференций «Общество и государство в Китае» работы Белова Е.А., посвященные анализу направлений, особенностей и достижений в области изучения Синьхайской революции отечественными и западными учёными, а также специалистами КНР. В частности, необходимо упомянуть статью Белова Е.А.,[10] посвящённую характеристике труда Сафарова Г.И. «Очерки по истории Китая» (М., 1933), которая признана автором одной из лучших работ о Синьхайской революции в российской исторической литературе 1920-30х гг. Значительный интерес представляет работа Белова Е.А.,[9] касающаяся рассмотрению и анализу взглядов российских историков 1920-50х гг. на ход и значение Учанского восстания, а также определённой эволюции этих взглядов и появления новых концепций истории этого восстания с начала 1960х гг., благодаря публикации в КНР и на Тайване значительного объёма новых материалов в связи с 50-летием Синьхайской революции.
        
В статье, посвящённой взглядам западных специалистов на историю Учанского восстания,[7] Белов Е.А. отмечает, что первые работы в западноевропейской и американской литературе, так или иначе освещающие события Синьхайской революции, появились практически во время самой революции. В последующее время западные авторы не уделяли много внимания проблемам истории Синьхайской революции, в целом, и Учанскому восстанию, в частности, что, по мнению исследователя, могло отчасти быть связано, во-первых, с наличием в широком доступе достаточного количества трудов гоминьдановских авторов в переводе на английский язык, а во-вторых, с отсутствием достаточного количества иных источников.
        
Характеризуя в одной из статей достижения исследователей КНР в области изучения Синьхайской революции, Белов Е.А.,[8] в частности, отмечает, что китайскими историками было сделано достаточно много для воссоздания более или менее полной и объективной картины событий того времени. В период «культурной революции» исследования в этом направлении, по понятным причинам, практически не велись. Но в последующее время вновь наметился рост интереса среди ученых КНР к указанной проблематике.
        
В целом, следует отметить несомненный интерес отечественных специалистов к изучению истории Синьхайской революции. И хотя общее количество статей по данной проблематике, опубликованных в сборниках материалов научных конференций «Общество и государство в Китае», не превышало полусотни, что в общем объёме статей (порядка 3000) за 40 лет существования этой конференции кажется не очень значительным, тем не менее, российскими китаеведами были проведены значительные исследования по различным направлениям и аспектам рассматриваемой проблематики. Стоит отметить, что в период конца 1990-х-2000-е гг. работы, посвящённые изучению истории Синьхайской революции в трудах конференции «Общество и государство в Китае» практически не появлялись. В последние годы наметился новый подъем научного интереса к этой теме. Надеемся, что в настоящее время доступность новых материалов, разработка новых подходов и методик исследований, возможности достаточно широкого международного научного обмена будут способствовать появлению новых интересных работ в данной области.                                               
 
Литература
1. Белов Е.А. Почему Синьхайская революция является буржуазной, а не буржуазно-демократической? // 2-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1971
2. Белов Е.А. О некоторых ошибочных оценках Сунь Ятсеном истории Учанского восстания // 3-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1972
3. Белов Е.А. О лозунге «Установление республики» в период Синьхайской революции // 4-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1973
4. Белов Е.А. О численности организаций «Вэньсюэшэ» и «Гунцзиньхуэй» накануне революции 1911 – 1913 гг.  // 6-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1975
5. Белов Е.А. О характере Учанского восстания 1911 г. // 10-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1979
6. Белов Е.А. Победила или потерпела поражение Синьхайская революция? // 11-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1980
7. Белов Е.А. Западные буржуазные историки об Учанском восстании // 14-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1983
8. Белов Е.А. Учанское восстание 1911 г. в освящении историков КНР // 15-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1984
9. Белов Е.А. Учанское восстание в советской историографии 20-50 гг. // 16-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1985
10. Белов Е.А. Революция 1911-1913 гг. в книге Г.И. Сафарова «Очерки по истории Китая» // 21-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1990
11. Белов Е.А. Позиции России и Китая в отношении Монголии после провозглашения ее независимости (1911 – 1912 гг.) // 22-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
12. Белов Е.А. Баргинский вопрос в русско-китайских отношениях (1912 – 1915 гг.) // 23-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
13. Белов Е.А. К истории русско-китайских отношений в период революции 1911 – 1913 гг. в Китае // 24-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1992
14. Березный Л.А. К вопросу о характере Синьхайской революции // 2-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1971
15. Березный Л.А. Еще раз об итогах Синьхайской революции // 13-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1982
16. Бродский Р.М. Юань Шикай и США в период Синьхайской революции // 11-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1980.
17. Гарушянц Ю.М. Революция 1911 г. и «движение 4 мая» // 10-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1979
18. Гарушянц Ю.М. Чэнь Дусю: от реформаторства к революции // 17-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1986
19. Гончаренко С.Н. Китайская община стран Южных морей накануне Синьхайской революции // 23-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
20. Заяц Т.С. О просветительских чертах китайской литературы накануне революции 1911 г. (творчество Цю Цзинь) // 8-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1977
21. Каретина Г.С. Политическая борьба в Маньчжурии накануне и в период Синьхайской революции // 13-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1982
22. Каткова З.Д., Чудодеев Ю.В. Японо-китайские связи в период Синьхайской революции: первая поездка Сунь Ятсена в Японию в 1913 г. // 23-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
23. Коряков В.П. Конституционное законодательство Китая после революции 1911 г. // 22-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
24. Костяева А.С. Тайные союзы периода Синьхайской революции в современной литературе КНР // 17-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1986
25. Костяева А.С. Современные историки КНР о роли тайных союзов в Синьхайской революции // 19-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1988
26. Костяева А.С. Тайные союзы в Китае до и после Синьхайской революции: некоторые аспекты их эволюции // 22-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
27. Костяева А.С. Некоторые особенности народных движений Китая в раннереспубликанский период // 23-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
28. Кувшинникова Л.А. «Синьхайский период» в тайваньской литературе. // 3-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1972
29. Кузнецов В.С. Синьхайская революция и китайская мусульманская община // 23-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
30. Кузьмин Ю.В. Позиция демократической интеллигенции России в «монгольском вопросе» после Синьхайской революции. // 23-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
31. Ларин В.В. О некоторых сторонах деятельности Объединенного Союза Китая накануне Синьхайской революции (1907–1911 гг.) // 21-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1990
32. Меликсетов А.В. Потерпела ли поражение Синьхайская революция? // 7-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1976
33. Меньшиков В.Б. Предсиньхайский экономический кризис // 4-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1973
34. Меньшиков Л.Н. «Чжэцзянская» финансовая группировка накануне Синьхайской революции // 10-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1979
35. Непомнин О.Е. Фискальный «взрыв» 1901–1909 гг. – компонент предсиньхайского взрыва // 7-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1976
36. Непомнин О.Е. «Межформационная пауза» в Китае начала ХХ в. и её особенности // 8-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1977
37. Непомнин О.Е. Деспотия и армия в переходном обществе Китая: проблема синтеза (конец XIX – начало ХХ в.) // 14-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1983
38. Непомнин О.Е. Китайские революции 1-й половины ХХ в.: синтез традиционного и современного // 19-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1988
39. Розыбакиев С.И. Синьхайская революция и Синьцзян // 21-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1990
40. Рыкова С.Л. Американский историк Чжан Синь о предпосылках Синьхайской революции в провинции Хэнань // 29-я научная конференция «Общество и государство в Китае», М., 1999
41. Стабурова Е.Ю. Организации анархистов в Китае после революции 1911 г. // 7-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1976
42. Стабурова Е.Ю. Партии в Китае 1911–1913 гг. // 15-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1984
43. Стабурова Е.Ю. Политические партии в Китае 1911–1913 гг. и традиционные социальные связи // 16-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1985
44. Стабурова Е.Ю. К оценке роли и места объединенного союза в Синьхайской революции // 19-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.3, М., 1988
45. Стабурова Е.Ю. «Политическая партия» в синьхайское время: смещение понятия // 22-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
46. Хохлов А.Н. Маньчжурия накануне Синьхайской революции: свидетельство начинающего писателя // 22-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.1, М., 1991
47. Чудодеев Ю.В. Цай Э до Синьхайской революции: становление военно-политического лидера // 22-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1991
48. Чудодеев Ю.В. Цай Э в период Синьхайской революции // 24-я научная конференция «Общество и государство в Китае», Ч.2, М., 1993
 
Ст. опубл.: Синьхайская революция и республиканский Китай: век революций, эволюции и модернизации. Сборник статей. – М.: Институт востоковедения РАН. – 312 с. С. 300-311.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая
К вопросу о сотрудничестве между Китаем и Израилем в автомобильной промышленности
Российские исследователи о Чжоу Эньлае
Жизнь и поэзия Бо Цзюй-и
Россия и Китай: XI международная конференция в Казани


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.