Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Исследование структуры «царского некрополя» близ Великого города Шан

 
 
Великий город Шан (大邑商) — эпиграфическое самоназвание крупного древнего города на берегах небольшой реки Хуаньхэ в предместьях современного города Аньян на севере провинции Хэнань (КНР). Письменные источники, эпиграфика и археологические данные в совокупности свидетельствуют о том, что в XIV–XI вв. до н.э. здесь находилась столица правителей дома Шан. Начиная с 1928 г. по сей день на этой территории два раза в год проводятся организованные археологические раскопки и уже более 80 лет комплекс близ Аньяна является объектом пристального внимания исследователей истории Китая во всём мире.
 
На территории вокруг Великого города Шан имеется множество кладбищ, одним из крупнейших среди них является так называемый царский некрополь. В данной работе планируется дать характеристику структуры расположения погребений на этом кладбище.
 
Местоположение «царского некрополя»
 
«Царский некрополь» расположен к северу от реки Хуаньхэ, близ деревни Хоуцзячжуан[1]; в нескольких километрах от него находится шанское городище, окружённое стенами (его условное название — «Город к северу от реки Хуаньхэ»); через реку от него расположено Сяотуньское городище. Организованные археологические работы на некрополе происходили многократно[2]; примерная территория памятника представляет собой прямоугольник размерами 450 на 250 м и общей площадью свыше 110 тыс. кв. м [13, с. 101; 19, с. 106–107].
 
Название «царский» некрополь получил в связи с обнаружением на его территории восьми крупных могил с дромосами, расположенными крестообразно по отношению к основному объёму погребальной камеры. Размеры данных могил значительно превышают все другие погребения.
 
Структура некрополя
 
Карта 1Карта 1«Царский некрополь» разделён на две крупные секции (западная и восточная), между которыми пролегает современная дорога; на этой территории обнаружено восемь могил с четырьмя дромосами, три — с двумя, два — с одним, и более 2500 мелких погребений[3] (см.  карту  1)[4].  На западном  участке  находится  семь  крупнейших погребений с четырьмя дромосами (М1001–М1004, М1500, М1550, М1217), ори­ентированными по странам света и ведущими вниз, к погребальной камере в центре, одно — с одним дромосом (78АНВ), одна крупная квадратная яма (М1567), и более 100 небольших могил; на восточном участке — одно погребение с четырьмя дромосами (М1400), три — с двумя, одно — с одним дромосом, и около 2000 мелких погребений [13, с. 101–102, 120]. Все крупные могилы были многократно ограблены.
 
Относительную хронологию крупных погребений можно уста­новить благодаря тому, что при сооружении дромосов к новым моги­лам нарушалась целостность уже существовавших (см. таблицу 1).
 
Таблица 1. Последовательность сооружения «царских могил» [13, с. 110]
 
 
М1217 → М1500  

78M1
M1550 → M1001
                  ↑    ­
M1002 → M1004
М1400 → М1443
 
Размеры «царских могил» довольно сильно различаются (см. таблицу 2). Необходимо в качестве примера описать одну из крупнейших «царских могил», М1001. Она представляет собой крестообразную фигуру в центре с отходящими по сторонам света дромосами, длина которых сильно варьируется: от 30 м для южного дромоса до 11 м для западного. В этой и других «царских могилах», как правило, южной дромос был самым длинным, и вёл на нижний уровень могилы; боковые дромосы были короче, и оканчивались на несколько метров выше нижнего уровня; очевидно, их подводили к уровню потолка деревянной погребальной камеры [4, илл. 2; 6, илл. 2; 7, илл. 2]. В некоторых случаях дромосы делались со ступенями, и иногда — с поворотом на 90 градусов [8, илл. 5,7; 9, илл. 2,3; 10, илл. 2,3]. Очевидно, дромосы играли важную роль в погребальном ритуале; в них было захоронено множество сопроводительного инвентаря и человеческих останков.
 
Длина сторон основного объёма погребальной камеры М1001 — около 20 м на уровне земли, глубина более 10 м [4, с. 16; 13, с. 103–104]. Пол и стены были утрамбованы; в центре находилось дере­вянное строение, украшенное лаком, росписью и инкрустацией. Эта деревянная  постройка  имела  крестообразную  форму,  хотя  в  ряде могил погребальная камера была прямоугольной формы[5] [4, илл. 14; 7, с. 17–25; 10, с. 8, 11–12].

Таблица 2. Размеры «царских могил» 1001–1004, 1216[6]
 
 
Глубина Основной объём могилы Дромосы, длина, м
площадь, кв. м длина с севера на юг, м ширина с запада на восток, м
На уровне входа в мо­гилу На нижнем уровне На уровне входа в мо­гилу На нижнем уровне На уровне входа в мо­гилу На нижнем уровне южная северная восточная западная
1001   314 214 18,9 15,9 13,75 10,9 30,7 17,7 14,2 7,4
1002 12,5 359 114 19 10,8 18 10,6 20,4 13,05 7,7 9,5
1003 10,9 323,9 107 18,1 11 17,9 9,8 36,2 11 14 15,6
1004 12 285 142 17,9 13,2 15,9 10,8 31,4 14,1 15,0 13,8
1216 13,5 330 164 18,2 12,8 18,1 13,3 60,4 41,6 28,9 25
 
[4, с. 17–20; 5, с. 10–15; 6, с. 16–20; 7, с. 15–16; 8, с. 13–18].
 
Установить общее количество людей, захороненых в М1001, не представляется возможным, поскольку она была многократно ограблена ещё в древности; тем не менее, количество человеческих останков, обнаруженных при раскопках, превышает несколько сот, и является самым крупным среди «царских могил» на данной территории.
 
В публикациях археологических материалов указывается, что при раскопках не было обнаружено каких-либо структур, отмечавших положение «царских могил» на поверхности земли. Однако их сложное взаимное расположение подразумевает, что на поверхности оставались видимые следы основного объёма погребальной камеры; в противном случае маловероятно, что последующие крупные и средние погребения исключали бы попадание на этот участок. Кроме этого, тот факт, что наиболее часто и планомерно был разграблен именно основной объём погребальных камер, может служить свидетельством того, что в древ­ности могли существовать внешние признаки погребений. Ещё одним косвенным подтверждением может служить наличие над многими неразграбленными крупными могилами в окрестностях Иньской столицы фундаментов зданий из утрамбованной земли, повторяющих размеры могилы [11, с. 68; 12, с. 7; 14, с. 5].
 
Помимо крупных погребений на данной территории раскрыто несколько тысяч небольших захоронений. Часть из них представляет собой ямы с множественными костяками людей и животных; другие выглядят как стандартные погребения — с гробом и сопроводительным инвентарём. К сожалению, в нашем исследовании невозможно провести полноценный анализ количественного соотношения погребений той и другой категории, поскольку часть данных по мелким погребениям не опубликована, а часть недоступна автору исследования. Отдельный район был выделен в качестве кладбища животных с регулярной структурой: там находились захоронения с коровами, овцами, присутствовали слонёнок и обезьяна, но в большинстве из них находились лошади [17].
 
Погребения на территории «царского некрополя» расположены в регулярном порядке, зачастую в правильных рядах (см. карту 1), либо, при расположении рядом с крупными захоронениями, небольшие могилы следуют очертаниям погребальных камер и дромосов. Всё это позволяет предположить, что существовало регулирование заполнения объектами данной территории. Необычность подобной структуры «царского некрополя» особенно очевидна при сравнении с другими кладбищами бронзового века под Аньяном, где погребения располагаются в небольших группах от двух-трёх до нескольких десятков могил в хаотичном порядке [16, с. 28–34]. Подобная регулярная структура расположения погребений встречается ещё на территории «района дворцов и храмов предков» на Сяотуньском городище в излучине реки Хуаньхэ.
 
Выводы
 
Местонахождение «царского некрополя» под Аньяном является одним из главных аргументов в пользу того, что на данной территории находилась поздняя столица династии Шан, наряду с двумя городищами с крупномасштабными строениями и многочисленными находками эпиграфики (см. [1]). Размеры «царских могил», многочисленный сопроводительный инвентарь и человече­ские захоронения свидетельствуют об исключительно высоком соци­альном положении людей, для захоронения которых эти соору­жения были созданы.
 
Исследователи предполагают, что правители династии Шан начиная с У-дина были захоронены в восьми погребениях с четырьмя дромосами и квадратной яме, которая представляет собой незавершённую могилу, предназначенную последнему иньскому царю Чжоу-синю, свергнутому чжоусцами [2, с. 6]. Однако, это чисто гипотетическая попытка связать воедино материалы эпиграфики, археологии и письменных памятников, поскольку в настоящий момент у нас нет никаких данных о том, кому конкретно принадлежали крупные погребения «царского некрополя», будь то с четырьмя или с меньшим количеством дромосов. С другой стороны, исключительный размер и заполнение данных погребений и их расположение в непосредственной близости от столичного центра позволяют напрямую связывать их с правящим домом.
 
Литература
1. Кузнецова-Фетисова М.Е. Реконструкция отдельных сторон функционирования столицы Инь (дин. Шан, XVI–XI вв. до н.э.) // Общество и государство в Китае. XLII научная конференция. Учёные записки Отдела Китая. Вып. 6, т. 1. М., 2012, с. 89–107.
2. Allan, S. The Shape of the Turtle: Myth, Art, and Cosmos in Early China. New York, 1991.
3. Li Chi. Anyang. Seattle, 1972.
4. Лян Сы-юн и др. Хоуцзячжуань ди эр бэнь. 1001 хао да му. 梁思永等。 侯家莊第二本。1001號大墓 (Хоуцзячжуань, вторая серия. Большая могила 1001). Тайбэй, 1962.
5. Лян Сы-юн и др. Хоуцзячжуань ди сань бэнь. 1002 хао да му. 梁思永等。 侯家莊第三本。1002號大墓 (Хоуцзячжуань, третья серия. Большая могила 1002.). Тайбэй, 1965.
6. Лян Сы-юн и др. Хоуцзячжуань ди сы бэнь. 1003 хао да му. 梁思永等。 侯家莊第四本。1003號大墓 (Хоуцзячжуань, четвёртая серия. Большая могила 1003.) Тайбэй, 1967.
7. Лян Сы-юн и др. Хоуцзячжуань ди у бэнь. 1004 хао да му. 梁思永等。 侯家莊第五本。1004 號大墓 (Хоуцзячжуань, пятая серия. Большая могила 1004.) Тайбэй, 1970.
8. Лян Сы-юн и др. Хоуцзячжуань ди лю бэнь. 1217 хао да му. 梁思永等。 侯家莊第六本。1217號大墓 (Хоуцзячжуань, шестая серия. Большая могила 1217.) Тайбэй, 1968.
9. Лян Сы-юн и др. Хоуцзячжуань ди ци бэнь. 1500 хао да му. 梁思永等。 侯家莊第七本。1500號大墓 (Хоуцзячжуань, шестая серия. Большая могила 1217.) Тайбэй, 1974.
10. Лян Сы-юн и др. Хоуцзячжуань ди ба бэнь. 1550 хао да му. 梁思永等。 侯家莊第八本。1550號大墓 (Хоуцзячжуань, шестая серия. Большая могила 1217.) Тайбэй, 1976.
11. Ма Дэчжи, Чжоу Юнчжэнь, Чжан Юньпэн. 1953 нянь Аньян Дасыкунцунь фацзюэ баогао. 马得志,周永珍,张云鹏。1953安阳大司空村发掘报告  (Доклад о раскопках в Дасыкуцуни, Аньян, в 1953). Каогу сюэбао, т. 9, 1955, с. 25–90.
12. Чжунго шэхуй кэсюэюань каогу яньцзюсо. Аньян Иньсюй Хуаюаньчжуан дунди Шандай муцзан 中国社会科学院考古研究所。 安阳殷墟花园庄东地 商代墓葬 (Институт Археологии Академии Общественных Наук КНР. Клад­бище династии Шан к востоку от дер. Хуаюаньчжуан Иньсюя близ Аньяна). Пекин, 2007.
13. Чжунго шэхуй кэсюэюань каогу яньцзюсо. Иньсюй дэ фасянь юй яньцзю. 中国社会科学院考古研究所。殷墟的发现与研究 (Институт Археологии Академии Общественных Наук КНР. Обнаружение и исследование Иньсюя). Пекин, 1994.
14. Чжунго шэхуй кэсюэюань каогу яньцзюсо. Иньсюй Фу-Хао му 中国社会科 学院考古研究所。殷墟妇好墓 (Институт Археологии Академии Общественных Наук КНР. Могила Фу-Хао в Иньсюе). Пекин, 1985.
15. Чжунго шэхуй кэсюэюань каогу яньцзюсо. Чжунго каогусюэ. Ся Шан цзюань. 中国社会科学院考古研究所。中国考古学。夏商卷 (Институт Археологии Академии Общественных Наук КНР. Китайская археология. Династии Ся и Шан). Пекин, 2003.
16. Чжунго шэхуй кэсюэюань каогу яньцзюсо Аньян гунцзо дуй. 1969–1977 нянь Иньсюй сицюй муцзан фацзюэ баогао 中国社会科学院考古研究所安阳 工作队。年殷墟西区墓葬发掘报告 (Аньянский рабочий отряд Института Археологии Академии Общественных Наук КНР. Отчёт о раскопках захоронений в западном секторе Иньсюя в 1969–1977 годах). Каогу сюэбао, 1979, № 1, с. 27–146.
17. Чжунго шэхуй кэсюэюань каогу яньцзюсо Аньян гунцзо дуй. Аньян Угуаньцунь бэйди Шандай цзисы кэн дэ фацзюэ. 中国社会科学院考古 研究所安阳工作队。安阳武官村北地商代祭祀坑的发掘 (Аньянский рабочий отряд Института Археологии Академии Общественных Наук КНР. Раскопки жертвенных ям шанского времени к северу от дер. Угуаньцунь близ города Аньян). Каогу, 1987, № 12, с. 1062–1070.
18. Чжунго шэхуй кэсюэюань каогу яньцзюсо Аньян гунцзо дуй. Иньсюй 259, 260 хао му фацзюэ баогао. 中国社会科学院考古研究所安阳工作队。 殷墟259260号墓发掘报告 (Аньянский рабочий отряд Института Археологии Академии Общественных Наук КНР Отчёт о раскопках могил № 259 и 260 Иньсюя). Каогу сюэбао, 1987, № 1, с. 99–117.
19. Чэнь Чжида. Иньсюй. 陈志达。殷墟。Пекин, 2007.

Ст. опубл.: Кузнецова-Фетисова М.Е. Исследование структуры «царского некрополя» близ Великого города Шан (XIV – XI вв. до н.э.) // Синологи мира к юбилею Станислава Кучеры. Собрание трудов / Колл. авторов. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН),  2013. – 576 стр. – (Ученые записки Отдела Китая ИВ РАН. Вып. 11. / Редколл.: А. Кобзев и др.). С. 100-108.


  1. В литературе этот некрополь именуется по близлежащим деревням Хоуцзячжуан и Угуаньцунь, а также Сибэйган (西北岗Северо-западный холм), как называли эту местность жители деревни Хоуцзячжуан, которые обрабатывали эту землю [2, с. 76–78; 13, с. 100].
  2. Крупнейшие по объёмам раскопки производились в 1934–1935, 1950, 1959, 1976–1978, 1984 гг. [4–10; 13, с. 100–101; 17; 18].
  3. Общее количество мелких погребений сильно варьируется даже в обобщающих публикациях [13, с. 101–102, 120]. Далеко не все могилы раскрывались и раскапывались одновременно, многие мелкие погребения не были полностью раскопаны, что ещё сильнее затрудняет подсчёт.
  4. На карте не отражён ряд мелких погребений вокруг больших могил восточного сектора.
  5. За исключением М1001 и М1214, где основной объём могилы также имел крестообразную форму.
  6. Все размеры даются по средней линии.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

«Духовной жаждою томим…» (К 80-летию З.Г. Лапиной)
Сценарии развития Китая до 2050 г.
Проблемы социальной истории Тюркского каганата в работах китайских учёных: опыт историографического обзора
Мифология Китая. Час истины. Выпуск 769
Об особенностях интерпретации в идентификации исторических персонажей в истории ойратов XV в.


© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.