Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Иностранные инвестиции в китайский банковский сектор: проблемы эффективности

 
Согласно расхожему мнению, иностранные банки работают на территории КНР значительно эффективнее китайских. Такая точка зрения имеет под собой основания, учитывая невозможность для крупных государственных банков в Китае принимать все решения полностью самостоятельно и на основе собственных деловых интересов. Так или иначе, но им приходится выполнять волю властей государственного и регионального уровней, чья основная задача заключается, прежде всего, в стимулировании экономического роста и поддержании высокого уровня занятости в стране.
 
Вступление в ВТО должно было несколько изменить ситуацию, ведь активная деятельность зарубежных кредитных организаций должна была бы изменить конкурентную среду в сторону ужесточения если не для первой пятерки банков – Промышленно-торговый банк Китая (ПТБК), Строительный банк Китая (СБК), Банк Китая (БК), Сельскохозяйственный банк Китая (СХБК) и Банк коммуникаций Китая (БКК), – чьи позиции объективно поколебать сегодня практически невозможно, то для менее крупных, регионального и городского масштаба. Однако спустя десятилетие после вступления в ВТО и спустя 5 лет после формально полной либерализации доступа иностранных кредитных организаций на китайский рынок банковских услуг зарубежные банки так и не смогли существенно потеснить китайские банки на их территории, на них приходится лишь около 2% активов всей банковской системы КНР. Но темпы их роста впечатляют, за 2011 г. их активы увеличились почти на 23,6%, тогда как активы банковской системы в целом выросли на 18% (см. [6, c. 119]). При этом чистая прибыль иностранных банков в 2011 г. выросла на целых 115%, в то время как по всей банковской системе этот показатель увеличился на 39% (см. [6, c. 122]). Таким образом, несмотря на то, что иностранным банкам явно не удалось хоть сколько-нибудь значительно потеснить китайские, можно предположить, что они намного эффективнее распоряжаются доступными ресурсами.
 
Надо полагать, что в том числе и соображения эффективности заставили акционеров многих китайских банков привлечь в капитал их финансовых организаций иностранных инвесторов, в надежде, что последние помогут им лучше конкурировать со своими соперниками. Также активным привлечением иностранных инвесторов занимались и крупные государственные банки за несколько лет до размещения акций на фондовом рынке. Однако понятно, что влияние иностранцев на деятельность крупных банков весьма ограничено, в то время как не столь громоздкие и политически ангажированные банки гибче и должны легче впитывать тот опыт, который иностранцы могут им передать в случае вхождения в капитал в качестве стратегического инвестора.
 
В конце 2011 г. в Китае насчитывалось 35 банков, в капитале которых присутствовали стратегические иностранные инвесторы. Причем лишь в 29 из них иностранцам принадлежало больше 10% акций (см. [12, c. 60, 61]). Кроме того, на конец 2011 г. в Китае действовало 40 «дочек» иностранных банков (см. [6, c. 32]). Сравнению эффективности деятельности местных китайских банков без участия иностранных инвесторов, банков с участием стратегических инвесторов и «дочек» зарубежных банков и посвящена данная работа. Сравнение проводится с использованием метода анализа среды функционирования.
 
Обзор
 
По поводу влияния иностранных инвесторов на банковские системы развивающихся стран написано немало работ. Во многих из них отмечается, что иностранные инвесторы в банковский сектор могут поспособствовать его развитию несколькими способами: привнесением новейших управленческих технологий, созданием современных моделей управления рисками, внедрением западных корпоративных стандартов, запуском новых продуктов и т.д. Поэтому неудивительно, что появление иностранных финансовых организаций в финансовых системах развивающихся стран ведет к положительному эффекту для всей экономики и выигрышу для клиентов банков. Интересно, что существует мнение, что количество иностранных банков имеет большее значения для появления положительного эффекта, чем их доля рынка финансовых услуг (см. [7]).
 
Иностранные банки также добавляют ликвидности местным рынкам капитала, т.к. они часто имеют доступ к внешним источникам финансирования в виде материнских компаний, что теоретически ведет к снижению для них стоимости фондирования и большей устойчивости в периоды нестабильности (см. [13]). Впрочем, другое исследование, подтверждая идею о том, что иностранные банки имеют в среднем меньшие издержки, чем местные, говорит также, что доходность у них ниже (см.[15]).
 
Проведенное на примере европейских стран с переходной экономикой исследование эффективности деятельности иностранных банков в сравнении с местными показало, что из-за конкуренции с иностранцами местные банки были вынуждены сократить свою процентную маржу и начать другими способами повышать прибыльность, чтобы соответствовать планке, заданной пришлыми игроками (см. [14]). Еще одна интересная находка говорит о том, что присутствие иностранных банков помогает решить проблему с неэффективным распределением ресурсов, когда банки кредитуют связанных с ними заемщиков. Молодые компании получают больше и под меньшую ставку в странах, где присутствие иностранных банков заметнее. Верно и обратное, старые сравнительно крупные фирмы, успевшие выстроить близкие отношения с местными банками, с увеличением доли иностранных банков на рынке получают меньше кредитов и под более высокий процент (см. [9]).
 
Иностранные банки всегда эффективнее местных государственных. А вот сравнение иностранных банков с местными частными дает различные результаты по разным странам. Так, в странах Восточной Европы и Индии в среднем иностранные банки эффективнее местных частных банков. В Аргентине они оказались примерно на одном уровне, а в Пакистане иностранные банки прибыльнее местных частных при показателях эффективности затрат равных для иностранных, местных частных и государственных банков (см. [5, c. 3–4]).
 
Если говорить непосредственно о Китае, то здесь также есть свидетельства в поддержку большей эффективности банков с участием стратегических иностранных инвесторов (см. [11]) и благотворного влияния присутствия зарубежных кредитных организаций на качество банковских услуг и конкурентную среду в целом (см. [2; 10; 17]). Так, было установлено, что и в случае с КНР появление иностранных игроков ведет к сокращению прибыльности банков по всей системе в краткосрочной перспективе и совершенствованию механизмов управления риском (см. [1]). Согласно другим данным, влияние на конкурентную среду весьма ограничено, зато присутствие иностранцев способствует стабильности и косвенно влияет на качество услуг во всей системе. Но при этом иностранные банки привлекают большое количество наиболее квалифицированных кадров, что оказывает негативный эффект на деятельность местных банков (см. [2]). Эффективность местных банков возрастает после появления у них иностранных партнеров, т.е. иностранцы не просто выбирают лучшие банки, а действительно улучшают их деятельность (см. [5, c. 17]). В целом, количество работ, в которых анализируется влияние иностранных инвестиций на эффективность банков в Китае и проводится сравнение эффективности местных и иностранных банков достаточно невелико, причем почти все они основываются на данных, полученных до 2008 г., когда информации о результатах деятельности «дочек» иностранных банков было еще крайне мало. Данная работа призвана заполнить возникшую лакуну с использованием ранее недоступных данных о показателях.
 
История проникновения зарубежных банков в банковский сектор КНР
 
В процессе расширения доступа иностранных банков на рынок банковских услуг можно выделить три этапа. Первый этап (1980–1997) начался с открытия представительства Импортно-экспортного банка Японии в Пекине в 1980 г. А в 1981 г. в Шэньчжэне было открыто и первое отделение иностранного банка, первопроходцем стал гонконгский Коммерческий банк Наньяна. В 1985 г. власти разрешили зарубежным банкам проводить операции с иностранными валютами на территории специальных экономических зон (СЭЗ), включая Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу и Сямэнь. Постепенно географические ограничения снимались, и иностранные банки могли вести деятельность все в большем количестве городов Китая. Так, в 1990 г. для иностранных банков был открыт Шанхай. К 1993 г. в 13 китайских городах работало 76 отделений иностранных банков, совокупные активы которых насчитывали 8,9 млрд. долл. США. Отделения предоставляли услуги только иностранным компаниям и частным лицам, и только в иностранных валютах (см. [3, c. 1]).
 
На втором этапе (1993–2001) благодаря дальнейшей отмене географических ограничений иностранные банки смогли расширить границы своего присутствия, а в 1996 г. получили право проводить операции в юанях в интересах иностранных физических и юридических лиц, но только в одном городе – Шанхае (в 1999 г. такое же разрешение было получено на операции в Шэньчжэне). В 1998 г. восемь иностранных банков получили право привлекать финансирование в юанях. В итоге к 2001 г. объем активов иностранных банков, действовавших на территории КНР, утроился, а количество отделений выросло до 175. Эти числа могли быть еще больше значимыми, но помешал финансовый кризис в Азии, начавшийся в 1997 г. В итоге в 1998–2001 гг. в Китае было открыто всего 15 новых отделений иностранных банков (см. [3, c. 1]).
 
Наконец, третий период (2002 – по н.в.), последовавший за вступлением Китая в ВТО, ознаменовался серьезными изменениями в законодательном регулировании деятельности иностранных банков в Китае. После окончания 5-летнего переходного периода, оговоренного для КНР при присоединении к ВТО, большая часть географических и валютных ограничений, а также ограничений по клиентуре были сняты. К представительствам, отделениям и дочерним организациям зарубежных банков стали применяться те же законодательные нормы, что и к местным банкам. В результате, к концу 2011 г. на территории Китая действовало уже 347 представительств, филиалов и отделений иностранных банков, а также 40 дочерних банков (см. [6, c. 32]).
 
Однако процесс вхождение иностранных организаций в капитал местных банков проходил медленно. Первый прецедент датируется 1996 г., когда Азиатский банк развития (АБК) приобрел 1,9% акций китайского банка Эвербрайт (中国光大银行), контрольный пакет в котором принадлежал государству. До вступления Китая в ВТО иностранцы также получили доли в Банке Шанхая (13%) и Городском коммерческом банке Нанкина (15%). В целом, иностранные инвестиции в банковский сектор КНР были минимальны, что связано с законодательными ограничениями, а большая часть инвесторов относилась к международным институтам развития (см. [5, c. 6]).
 
Таблица 1
Постепенная отмена ограничений на деятельность иностранных банков на территории КНР
Дата Ограничения по клиентуре Ограничения по валюте Территориальные ограничения
04.1985 Только иностранные физические и юридические лица Только иностранные валюты Только Шанхай
12.1996 Только иностранные физические и юридические лица  
-
 
Только Шанхай и Шэньчжэнь
12.2001 Только китайские физические и юридические лица Только иностранные валюты Только для 4 городов
12.2003 Только китайские юридические лица - Только для 8 городов
12.2006 Только китайские физические и юридические лица  
-
Только для 20 городов
12.2006 - -* -
* применительно только к полностью принадлежащим иностранцам банкам и их совместным с местными организациями банкам, зарегистрированным в КНР
Источник: [17, c. 9].
 
Особенности регулирования деятельности иностранных банков на территории КНР
 
В ноябре 2006 г. Госсовет КНР одобрил Правила регулирования деятельности банков с участием иностранного капитала КНР (中华人民共和国外资银行管理条例; см. [4]), согласно которым иностранные участники банковского секторы Китая подразделялись на две категории: 1) банки с участием иностранного капитала (полностью принадлежащие иностранцам или СП с местным финансовым институтом) и их отделения, зарегистрированные на территории КНР; 2) филиалы и отделения зарубежных банков, зарегистрированных за пределами Китая. Хотя обе категории банковских организаций обладают практическими одинаковыми правами, существуют различия в требованиях к капиталу. Минимальный размер капитала для банков с участием иностранного капитала с регистрацией в КНР составляет 1 млрд. юаней, а филиалы и отделения без такой регистрации должны иметь как минимум 200 млн. юаней оборотного капитала. Кроме того, иностранные акционеры банка с участием иностранного капитала должны располагать активами на сумму не менее 10 млрд. долл. США на конец года, предшествующего году подачи заявки на создание банка на территории КНР. В свою очередь, иностранные банки, намеревающиеся открыть в Китае только филиал или отделение, должны иметь активов не менее чем на 20 млрд. американских долларов по итогам года, предшествующего году открытия филиала (см. [4]).
 
Серьезным препятствием для проникновения иностранных банков на китайский рынок является тот факт, что для проведения операций с юанем им необходимо работать в Китае не менее трех лет на момент начала проведения таких операций и быть прибыльными в течение предшествующих двух лет (см. [4]).
 
Существуют и другие ограничения. Так, филиалы и отделения незарегистрированных в Китае банков имеют право принимать депозиты от физических лиц в размере от 1 млн. юаней и не имеют права выдавать юаневые кредиты частным лицам. Более того, филиалы и отделения иностранных банков не могут выдавать юаневые кредитные карты ни частным лицам, ни местным компаниям. Таким образом, при желании развивать полноценную розницу в Китае иностранный банк должен создавать там дочернюю компанию (или СП с местным игроком) с отдельным от материнской капиталом и собственным советом директоров (см. [4]).
 
Кроме того, для иностранцев в Китае по-прежнему действуют ограничения на владение акциями местных банков. Совокупная доля иностранных инвесторов в капитале местного банка не может превышать 25%, а доля одного инвестора – 20% (см. [16]).
 
Таким образом, иностранный банк может выйти на китайский рынок четырьмя способами: 1) зарегистрировать в КНР дочерний банк; 2) открыть отделение или филиал (представительство); 3) создать СП с местной организацией; 4) приобрести долю в действующем китайском банке.
 
Модель
 
Для сравнительного анализа эффективности китайских, иностранных банков и банков с участием иностранных инвесторов мы использовали метод анализа среды функционирования (АСФ). Данный метод позволяет определить эффективность затрат организации и широко используется при анализе деятельности предприятий целиком и их бизнес-единиц по отдельности. В рамках АСФ есть возможность объединить разрозненные показатели деятельности банков (такие как отношение прибыли к издержкам или отношение плохих долгов к выданным кредитам) и получить на выходе один обобщающий цифровой показатель. Этот показатель будет относительным. Иными словами, он определяет эффективность организации в сравнении с наиболее эффективной организацией из анализируемой выборки (см. [18, c. 5]). Например, если показатель равен 0,85, то это значит, что чтобы достичь уровня наиболее эффективной компании из выборки, данной фирме необходимо сократить издержки на 15%, сохранив при этом текущий уровень дохода. Соответственно, наиболее эффективная компания получит показатель равный 1.
 
При расчетах в АСФ используется один или несколько входных параметров (например, издержки производства) и один или несколько выходных параметров (например, прибыль). Для банковский сферы в качестве выходных параметров, как правило, используются процентный и непроцентный доходы (в нашем случае, из-за ограничений в доступе к данным, чистый процентный и валовый непроцентный доход). Что касается входных параметров, то здесь возникают разночтения, связанные с вопросом о правомерности включения в модель депозитов в качестве входного параметра. Мы придерживаемся точки зрения, что этого делать не стоит, т.к. для банков сами по себе они являются своего рода «средством производства», использующимся для получения дохода. А вот что стоит использовать в качестве входного параметра, так это расходы на привлечение депозитов, т.е. расходы на выплату процентов, стоимость рабочей силы и т.д., в форме одного, в нашем случае, параметра – операционные расходы. Второй входной параметр, учитывающий качество активов, это отношение плохих долгов на балансе банка к объему выданных кредитов. Плохие долги могут образовываться по различным причинам, в том числе и не зависящим от сотрудников банка, но в той мере, в которой они являются продуктом неэффективного менеджмента, их можно считать издержками. Значит, с ними можно работать и пытаться сокращать, а следовательно, их учет в нашей модели вполне правомерен (см. [18, c. 6]).
 
Эффективность по затратам анализируемой единицы k находится путем решения следующей задачи (см. Рис. 1).
 
 Рис. 1 Рис. 1Для анализа мы взяли выборку из 40 банков, действующих на территории Китая. 19 местных банков с участием иностранных инвесторов в капитале, 5 крупных государственных банков, 6 зарегистрированных на территории КНР «дочек» иностранных банков и 10 местных банков со смешенным или полностью государственным владением. Все финансовые показатели деятельности банков за 2008–2011 гг. взяты из ежегодных обзоров банковского сектора Китая, публикуемых KPMG (см. [12, 2009, 2010, 2011, 2012]). Общее количество наблюдений составило 640.
 
Результаты
 
Результаты оказались несколько неожиданными. Эффективнее всех за период 2008–2011 гг. работали, как оказалось, местные банки с участием иностранного капитала. Их показатели неуклонно улучшались, причем самыми быстрыми темпами среди всех групп, за исключением падения в 2011 г., но это можно считать общей тенденцией. С 2008 г. по 2011 г. показатель эффективности данной группы вырос на 7 пунктов, с 0,73 до 0,80 с максимумом, достигнутым в 2010 г. (0,81).
 
Таблица 2
Показатели относительной эффективности различных категорий банков
(max = 1), 2008-2011 гг.
 Категория/год 2008 2009 2010 2011
Банки с участием иностранного капитала 0,73 0,77 0,81 0,80
Крупные государственные банки 0,72 0,73 0,76 0,74
"Дочки" иностранных банков 0,49 0,47 0,48 0,53
Местные банки 0,65 0,66 0,72 0,68
Расчет на основании: [12, 2009, 2010, 2011, 2012]
 
Данный результат во многом соотносится с тем, что описано в соответствующей литературе. Иностранные банки, инвестируя в местные кредитные организации, привносят элементы своей корпоративной культуры, современные технологии управления рисками и издержками и т.д., что положительно сказывается на прибыльности местных банков. При этом зарубежным банкирам не приходится сталкиваться с проблемой развития собственной сети и привлечения клиентов к новому бренду, т.к. они приходят уже в сложившиеся и развитые организации с существующей клиентской базой. Таким образом, сочетание наличия базовой банковской инфраструктуры и опыта и технологий зарубежных банков приводит к наибольшей относительной эффективности.
 
Первой неожиданностью стало то, что второй по эффективности группой банков стали крупные государственные банки, оказавшись впереди дочерних организаций зарубежных банков. При этом показатель данной категории банков по итогам четырех лет вырос незначительно, всего на 2 пункта, с 0,72 в 2008 г. до 0,74 в 2011 г.
 
Понятно, что масштабы данных организаций дают им значительное преимущество перед всеми другими банками. С другой стороны, именно эти банки в большей степени подвержены давлению со стороны центральных и местных властей, именно они часто выполняют функции финансовых агентов центрального правительства, что ведет к неоправданному с коммерческой точки зрения кредитованию.
 
Отметим, что наилучшую динамику показали те из крупных государственных банков, в которых участие зарубежных инвесторов хоть сколько-нибудь заметно: ПТБК, СБК и БКК. Интересно, что значительное улучшение показателя эффективности продемонстрировал СХБК, с 0,58 в 2008 г. до 0,72 в 2011 г. Это связано с его выходом на биржу в 2010 г. и предшествовавшей реорганизации. Исторически СХБК был самым проблемным из крупных китайских банков, что можно объяснить его специализацией на сложных для контроля и оценки заемщиках из сельской местности. Так, плохие долги СХБК остаются на самом высоком для данной категории банков уровне – 1,55% (в 2008 г. было 4,32%) (см. [12, 2009, 2012]).
 
Таблица 3
Показатели относительной эффективности крупных государственных банков (max = 1), 2008-2011 гг.
Банк Доля иностранных инвесторов в капитале, % (2011 г.) 2008 2009 2010 2011 Среднее за период
ПТБК 5,17 0,80 0,78 0,85 0,79 0,80
СБК 10,2 0,77 0,77 0,82 0,80 0,79
БК 0,3 0,69 0,66 0,65 0,63 0,66
СХБК 0,37 0,58 0,63 0,73 0,72 0,67
БКК 18,63 0,75 0,80 0,78 0,77 0,78
Расчет на основании: [12, 2009, 2010, 2011, 2012]
 
Третья категория – «дочки» зарубежных банков – показали обескураживающий результат. Эта группа оказалась наименее эффективной среди всех, что стало главным сюрпризом по итогам анализа. Причем ее показатель эффективности в 2008–2010 гг. только падал (с 0,49 до 0,48), чего больше ни у одной категории не наблюдалось. Однако в 2011 г. наметился рост, причем практически взрывного характера, сразу на 5 пунктов, до 0,53.
 
Низкие показатели дочерних банков, на самом деле, достаточно легко объяснимы. Основная проблема здесь заключается в том, что этим организациям, которые начали активно развиваться на территории Китая только в 2007 г., не хватает масштабов. Можно предположить, что их деятельность ограничена неразвитостью сети отделений, узкой клиентской базой и низкой узнаваемостью брендов. Другими  сдерживающими рост проблемами, по словам самих банкиров, являются особенности регулирования, трудности в поиске квалифицированного персонала и ограничения на вывод на рынок инновационных финансовых продуктов (см. [8, с. 23]).  Тем не менее, тенденция к росту эффективности, наметившаяся по итогам 2011 г., вполне может получить продолжение, если принять во внимание опыт других стран.
 
Местные банки, находящиеся в смешанном или полностью государственном владении, показали среднюю динамику, улучшив свой показатель эффективности за 2008–2011 гг. на 3 пункта, с 0,65 до 0,68 (максимум – 0,72 – был достигнут в 2010 г.)
 
Заключение
 
Полученные по итогам проведенного исследования результаты, с одной стороны, подтверждают идею о том, что присутствие иностранного инвестора в капитале ведет к повышению эффективности деятельности банка. Это заметно даже по нескольким крупным государственным банкам, хотя они по-прежнему обременены необходимостью исполнять роль финансового агента правительства и кредитовать предприятия по его указанию, перераспределяя финансовые ресурсы в пользу часто неплатежеспособных заемщиков.
 
С другой стороны, нюансы говорят о том, что иностранный капитал пока что не всегда способен самостоятельно вывести банк на приемлемый уровень эффективности. «Дочки» иностранных банков в силу массы ограничений различного характера (неразвитость сети отделений, узкая клиентская база, низкий уровень узнаваемости брендов, особенности регулирования, трудности в поиске квалифицированной рабочей силы и ограничения по выводу на рынок инновационных финансовых продуктов) не могут похвастаться высоким уровнем эффективности, уступая по этому показателю всем прочим категориям банков. Но они получили возможность развиваться в полную силу лишь в 2007 г. и сегодня переживают стадию активного роста, открывая все больше отделений и нанимая все больше персонала.
 
Опыт других стран показывает, что иностранные банки, как правило, оказываются эффективнее местных, поэтому, чтобы делать окончательные выводы об эффективности иностранных банков, действующих на территории КНР, необходимо подождать еще несколько лет, пока дочерние предприятия зарубежных банков не разовьют свои сети в достаточной степени и не даст о себе знать экономия на масштабе.
 
Литература
 
1. Чень Фэнсянь, Ту Ваньчунь. Вайцзи иньхан цзиньжу дуй дундаого иньханйе сяолю дэ инсян (Влияние прихода иностранных банков на эффективность банковской системы принимающего государства). Пекин, 2007.
2. Сю Чжанюн, Лян Цзе. Вайцзи иньхан цзиньжу чжунго иньханйе цзисяо инсян дэ шичжэн йеньцзиу (Эмпирическое исследование влияние прихода иностранных банков на эффективность банковской системы Китая). Нанкин, 2006.
3. Чжунго иньханйе дуйвай кайфан баогао (Доклад об открытии банковского сектора Китая для зарубежных инвесторов) // Комиссия по банковскому регулирования Китая, 2007.
4. Чжунхуа женьминь гунхэго вайцзи иньхан гуньли таоли. (Правила Китайской Народной Республики по регулированию деятельности банков с иностранным капиталом) / Пекин, 11.11.2006.
5. Berger A.N., Iftekhar H., Zhou M. Bank ownership and efficiency in China: What will happen in the world’s largest nation? // Journal of Banking and Finance. 2009. Vol. 33. No. 1. P. 113–130.
6. CBRC Annual Report 2011 [Electronic resource] / China Banking Regulatory Commission. Beijing, 2011.
7. Claessens S., Demirguc-Kunt A., Huizinga H. How does foreign entry affect domestic banking markets? // World Bank. January 2000.
8. Foreign Banks in China / Pricewaterhouse Coopers. Hong Kong, 2012.
9. Giannetti M., Ongena S. Financial Integration and Firm Performance: Evidence from Foreign Bank Entry in Emerging Markets // Review of Finance. 2009. No. 13. P. 181–223.
10. He L., Fan X. Foreign Banks in Post-WTO China: An Intermediate Assessment // China and World Economy. 2004. Vol. 12. No.5. P. 3–16.
11. Lin X., Zhang Y. Bank ownership reform and bank performance in China // Journal of Banking and Finance. 2009. Vol. 33. No. 1. P. 20–29.
12. Mainland China Banking Survey // KPMG. Hong Kong, 2008, 2009, 2010, 2011, 2012.
13. Mian, A. Foreign, Private Domestic, and Government Banks: New Evidence from Emerging Markets // World Bank. July 2003.
14. Naaborg I., Scholtens B., Hanneke B., De Haan J., De Haas R. How important are foreign banks in the financial development of European transition of countries? // CESifo Working Paper Series. Working paper No. 1100. December  2003.
15. Yildirim H.S., Philippatos G.C. Efficiency of Banks: Recent Evidence from the Transition Economies of Europe –1993–2000 // The European Journal of Finance.  2007. Vol.13. No. 2. P. 123–143.
16. The Administrative Rules Governing the Equity Investment in Chinese Institutions: China Banking Regulatory Commission, December 8, 2003 // China Banking Regulatory Commission.
17. Xu Y. Towards a more accurate measure of foreign bank entry and its impact on domestic banking performance: The Case of China // Journal of Banking and Finance. 2011. Vol. 35. No. 4. P. 886–901.
18. Yao S., Han Z., Feng G. Ownership Reform, Foreign Competition, and Efficiency of Chinese Commercial Banks // United Nations University World Institute for Development Economics Research. April 2008. Research Paper 2008/38.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: Т. XLIII, ч. 2 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2013. – 487 стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 9 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 457-469.

Автор:
 
© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.