Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Идеи европейского утилитаризма в трактовке Лян Цичао

 
На рубеже XIX – XX вв. японские и китайские политические деятели усматривали сходство между некоторыми самыми сложными европейскими учениями и философией буддизма. Такое «совпадение» делало новые западные идеи более доступными для восприятия и давало возможность оперировать уже имеющимися понятиями. Прежде всего в Японии было «обнаружено» сходство кантианства с буддизмом. Известно, что в свое время (в ранний период эмиграции) этот факт удивил и поразил Лян Цичао. Установление «прямой связи» между философией И. Канта и учением Будды – один из самых сложных сюжетов, которые пытались осмыслить Лян Цичао и его современники.
 
Знакомя своих соотечественников с европейскими теориями, Лян Цичао обращался к учению Будды, когда разъяснял принципы европейского утилитаризма[1]. В сочинении, посвященном создателю этой теории И. Бентаму[2], сформулированный им принцип «наибольшего счастья наибольшему числу людей» Лян Цичао оценил как высший эталон добродетели (см. [3, с. 122])[3].
 
В интерпретации Лян Цичао позиция Бентама заключалась в том, что людям необходимо знать критерии добра и зла, т.е. понять, что побуждать человека увеличивать свое счастье называется добром, заставлять же человека своему счастью препятствовать называется злом. По его словам, данный принцип действует во всем мире (на территории сы хай, «четырех морей»), и многие столетия служит высшим критерием во всех учениях о добродетели (см. [3, с. 122]). У английского философа главная формула утилитаризма – «наибольшее счастье наибольшему числу людей» – была напрямую связана с идеями политическими, с законодательными и правовыми реформами. В китайском варианте она приобрела новый смысл – Лян Цичао усматривал близость «расчетов счастья» по Бентаму к различным философским и религиозным системам.
 
При переводе термина «утилитаризм» на китайский язык – лэличжуи – Лян Цичао был использован не только иероглиф ли (польза–выгода), но и иероглиф лэ (радость). Хотя, как уже упоминалось, английский термин не был переведен адекватно, но по сути отражал идею Бентама о праве человека быть счастливым и получать удовольствие. «Радость» в качестве категории утилитаризма интерпретировалась китайскими авторами как важнейшая его составляющая, но имела свою специфику. Лян Цичао писал, что поскольку Бентам не принадлежал к сторонникам «учения о душе» (хунь сюэ), поэтому у него речь шла только о радости, которую человек обретает в феноменальном мире (ши цзянь), а не за его пределами (см. [3, с. 126]). Однако, разъясняя его теорию, Лян Цичао довольно часто обращался к религиозной проблематике.
 
Китайскому мыслителю было известно главное сочинение Бентама – «Введение в основания нравственности и законодательства»[4]. Его китайский перевод имел название Даодэ цзи ли фа чжи юань ли («Принципы добродетели и законодательства»). Познакомившись с теорией Бентама, Лян Цичао пришел к выводу, что английский философ переосмыслил два давно уже существующих в мире учения: о подавлении желаний (аскетизм) и чувственном восприятии. По его мнению, отказ от удовольствий и готовность к страданиям более всего противоречат принципам утилитаризма. Подавление желаний и отказ от радостей жизни свойственны двум категориям людей: философам и людям религиозным. Первые хотят этим прославиться, вторые – избежать кары в загробном мире (мин фа – будд.) (см. [3, с. 122]).
 
Лян Цичао писал о том, что, согласно теории Бентама, люди в отличие от животных наделены особой «высокой» природой, т.е. у них есть духовная нравственная жизнь, поэтому кроме радости (куай лэ) обычной, они испытывают «возвышенную радость». Если нельзя получить оба удовольствия, то, как предлагал Бентам, лучше отказаться от простого, чтобы получить более возвышенное. В этом контексте Лян Цичао процитировал Чжуан-цзы: «Человек питается [мясом] домашних животных, а олени – травой; сколопендры лакомятся змеями, а совы и вороны – мышами. Кто из четверых знает настоящий вкус [еды]?» (цит. по [2, с. 259]). Т.е. вопрос в том, как определить, что именно это возвышенная радость и прочувствовать ее.
 
По мнению Лян Цичао, разработанная Бентамом теория учитывает, что у разных людей имеется разный уровень знаний. Ощущения от полученных страданий и удовольствий также неодинаковы. «Приверженцы брахманизма готовы принять страдания, чтобы испытать радости Нирваны. Буддисты готовы страдать, чтобы обрести радость на Чистой земле (Цзин ту). А последователи Иисуса переносят страдания во имя той радости, которую они обретут в Небесном государстве» [3, с. 123].
 
Лян Цичао считал, что к радости стремятся все люди, но среди них нет никого, кто бы в этих стремлениях был подобен последователям школы Хуаянь[5], в философии которой понятие «радость» является ключевым. Он пояснял, что в представлении буддистов мирская радость очень непостоянна, что вслед за радостью неизбежно приходят горести, число которых все время увеличивается. Поэтому, следуя учению Будды, лучше «обрубить корень забот и стремиться к достижению радости на длительное время. О тех же людях, кому доставляет радость удовлетворение только своих плотских желаний, буддисты говорят, что они „признают злодея за своего сына“ (т.е. принимают ложь за правду)» (3, с. 126).
 
Лян Цичао полагал, что в Индии будет легче всего использовать расчеты счастья по Бентаму, поскольку последователи учения Будды сильны в математике. В Китае, по его мнению, ситуация иная: «…Слишком много людей в Поднебесной, которые математику не понимают. Обладая природой, стремящейся к радости и любящей выгоду, они не знают, где находятся подлинные радости и выгода» В результате этого невежества их пороки все увеличиваются, поэтому заставлять их овладеть теорией Бентама о радости от выгоды равносильно «обучению мартышки лазать по деревьям» (т.е. учить негодяя вершить еще большее зло) (3, с. 126).
 
Лян Цичао полагал, что в мире идет процесс развития нравственных чувств, о значении которых писал в своем сочинении Бентам. Если раньше, согласно его теории, люди переживали радости и горести только своей семьи, то постепенно стали воспринимать также радости и горести своего государства. Под влиянием идей Бентама люди начали осознавать, что если не любишь других, то и собственную выгоду не получишь, оказавшись в числе проигравших (см. [3, с. 129]). Лян Цичао напомнил фразу, которую, по его словам, часто повторял Кан Ювэй: «Спасение государства, спасение Поднебесной – все это есть следование собственному желанию, следование сердцу, которое не переносит чужих страданий». Он приводил цитату из «Жэнь сюэ» («Учение о человеколюбии») Тань Сытуна о том, что «сердце, любящее других, позволит соединить частную выгоду с выгодой общей» (3, с. 129).
 
Знакомя своих соотечественников с западными теориями, Лян Цичао всегда делал вывод о возможности использования их в Китае. На этот раз он очень резко оценивал уровень развития китайского общества: «У тех, кто стремится к частному и забывает об общем, взгляд недалек и размышления поверхностны, они не знают, что такое настоящая выгода, что такое настоящее счастье, и поэтому не могут применить принципы учения Бентама» (3, с. 129). Но завершались его рассуждения на оптимистической ноте: постигать эту теорию должна обучающаяся ныне молодежь.
 
Литература

1. Блауг М. 100 великих экономистов до Кейнса. Санкт-Петербург, 2005.
2. Древнекитайская философия. Т. 1. М., 1972.
3. Лян Цичао. Лэличжуи тайдоу Бяньцинь (Учение Бентама – корифея утилитаризма) // Лян Цичао чжэсюэ сысян луньвэнь сюань (Избранные философские статьи Лян Цичао). Пекин, 1984.
4. Янгутов Л.Е. Философское учение школы Хуаянь. Новосибирск, 1982.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XXXLII научная конференция: К 100-летию со дня рождения Л.И.Думана / Ин-т востоковедения; сост. и отв. ред. С.И.Блюмхен. – М.: Вост. лит., 2007. – 352 с. – ISBN 5-02-018544-2 (в обл.). С. 168-171.


  1. Английский термин «utilitarianism» происходит от латинского «utilitas» (польза, выгода). Лян Цичао переводит его как лэличжуи 乐利主义 (учение о радости от выгоды), это его личное новаторство, сделанное на основе объединения японского перевода и оригинального текста на западном языке. Лян Цичао объяснял, что название этого течения в Японии переводится как гунлипай 功利派 или лиюнпай 利用派, а оригинальный смысл западного текста – это польза–выгода лии 利益.
  2. И. Бентам (1748–1832) – английский философ высказал предположение, что каждое отдельное действие может «подчиняться расчетам счастья», количественному сравнению удовольствия и страданий. Он полагал, что подобные сравнения могут быть суммированы в целях общественного действия, и каждое общественное действие должно оцениваться с позиции «наибольшего счастья для наибольшего количества людей». Сам автор считал это рабочей гипотезой, которую он противопоставил теории естественного права (см. [1, с. 31–34]). Самое известное сочинение И. Бентама – «Введение в основания нравственности и законодательства».
  3. Лян Цичао было известно, что теория И. Бентама подверглась критике Дж. С. Милля, который выступал против объединения в его учении британской социальной и политической философии с идеями французских мыслителей А. Сен-Симона и О. Конта. Лян Цичао считал эту критику непродуктивной, попыткой «подрисовать змее ножки» (3, с. 126).
  4. «Введение в основания нравственности и законодательства» было переиздано в России в 1998 г.
  5. Этому направлению в буддизме посвящено исследование Л. Янгутова [4].

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Политическая модернизация Китая
Власть, бизнес и коррупция в Китае
Сочинения цинских авторов XIX в. в Корее
Скрытые смыслы Шу-цзина: разговор Цзу И с Чжоу-синем в главе Си-бо кань Ли
Исследование, перевод и комментарий «Предисловий к записям» (Шу-сюй)


Вы можете приобрести книгу от авторов сайта:

Реклама:

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ ГУ-ВШЭ, магистерская программа "Исследование, консультирование и психотерапия личности"
© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.