Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Жулинь вайши

儒林外史 «Неофициальная история конфуцианцев». Сатирический роман крупнейшего кит. литератора XVIII в. У Цзин-цзы (1701—1754), один из выдающихся образцов кит. классической лит-ры.
 
Своеобразие романа можно увидеть при сопоставлении его с др. классиче­скими произведениями, написанными в форме традиц. романа. Так, сюжеты, положенные в основу многочисл. эпизодов романов «Саньго яньи» («Троецарствие») и «Шуй ху чжуань» («Речные заводи»), жили в народе в виде исто­рий и легенд, передаваемых рассказчиками. Их авторы — Ло Гуань-чжун (1330-1400) и Ши Най-ань (1291-1370) — отобрали истории и легенды, обоб­щили их, художественно обработали и на их основе создали замечательные художеств. полотна. То же самое можно сказать и о классич. романе У Чэн-эня (ок. 1500—1582) «Си ю цзи» («Путешествие на Запад»), в основу к-рого положе­на реальная история путешествия в эпоху Тан (сер. VII в.) буд. монаха Сюань-цзана в Индию. В отличие от названных произведений роман «Не­официальная история конфуцианцев», его осн. идея, сюжеты мн. эпизодов — плод творческого замысла У Цзин-цзы. В этом отношении он напоминает др. классич. роман — «Цзинь пин мэй» («Цветы сливы в золотой вазе», «Цзинь, Пин, Мэй»), написанный задолго до него. Но «Жулинь вайши» отличает более совершенная художеств. форма, знаменующая собой новую стадию в разви­тии кит. повествовательной прозы.
 
Элементы сатиры, почти гротескного изображения людей и событий можно найти в романах «Речные заводи», «Цзинь, Пин, Мэй», в новеллах Пу Сун-лина (XVII в.). В романе У Цзин-цзы сатира является осн. изобразительным средством, в фокусе сатирического изображения сходятся все стороны жизни об-ва того времени. Методы сатирического изображения, использованные У Цзин-цзы, были восприняты последующими писателями XVIII в. и особен­но XIX—XX вв. (напр., сатирические и обличительные романы «Путешествие Лао Цаня», «Наше чиновничество» и др.).
 
Жулинь вайшиЖулинь вайшиОбъектом своей «неофициальной истории» У Цзин-цзы избрал представи­телей ученого сословия и чиновничества — конфуцианцев жулинь (жу [1]), носителей конф. морали и учености. Пародия, в к-рую выродилось конфу­цианство в минскую и особенно цинскую эпоху, и все то об-во, к-рое являлось его носителем, подвергались острой критике мн. мыслителей XVII—XVIII вв., таких, как Гу Янь-у, Ван Фу-чжи и др. Откровенная со­циальная заостренность романа была причиной его непопулярности в период правления маньчжуров, и неудивительно, что вокруг романа У Цзин-цзы в те­чение длительного времени возвышалась стена молчания. Роман, завершен­ный ок. 1750, был издан лишь через 50 лет после смерти писателя, а до этого он распространялся в рукописном виде.
 
Действие романа происходит в минское время (кон. XV — XVI в.), однако на самом деле писатель изображал современную ему эпоху. С т.зр. композиции роман представляет собой цепь многочисл. эпизодов, связанных между собой общей идеей. В романе нет центр. героя, но множество действующих лиц (ок. 200), начиная от высоких сановников, приближенных императора, и кон­чая мелкими служащими гос. учреждений. Почти каждая глава фиксирует внимание на к.-н. одном персонаже или социальной группе персонажей. 55 глав романа могут быть условно разделены на 3 группы по характеру изображенных в них персонажей. В начале (гл. 2—30) выведены представители влиятельной прослойки чиновников, ученого сословия, мелких мошенников, зараженных карьеризмом и стяжательством. Герои гл. 31-37 предпочитают жить скромно, заниматься самосовершенствованием и воспитанием в духе конф. морали. Они не одержимы честолюбивым стремлением занять высокое положение в об-ве. Их не соблазняют даже заманчивые предложения имп. двора. В последней части романа выведены образы героев, подлинных носи­телей конф. добродетели.
 
«Неофициальная история конфуцианцев» открывается прологом, в к-ром, по словам писателя, «излагается осн. мысль книги и ее содержание». Действую­щие лица, фигурирующие только в прологе, своего рода оригиналы, с к-рых писатель делает слепки последующих героев романа. Носителем идеалов пи­сателя является герой пролога — Ван Мянь, поэт и художник (реальное исто- рич. лицо, жил на рубеже династий Юань и Мин). Простой крестьянин, он в течение неск. лет изучает древние каноны, историю, географию, любит лит­ру и скорбит при виде того, во что она вырождается. В эпоху расцвета экзаме­национной системы лит-ра считалась малопрестижным занятием, а любители ее жестоко расплачивались на гос. экзаменах. Идея писателя о несовмести­мости положительных качеств человека с богатством и знатностью — одна из основных в романе.
 
В прологе Ван Мянь встречается с тремя чиновниками; их предел мечтаний — слава, богатство, почет и известность. В романе выведены разные типы чи­новников, начиная от крупных вельмож, близких ко двору, и кончая мелкими служащими администр. учреждений (ямынь). Они отличаются друг от друга и обществ. положением, и влиятельностью, но их помыслы и стремления — не конф. добродетели, о к-рых они часто разглагольствуют. Во 2-й главе по­является и проходит через мн. главы романа преуспевающий вельможа Ван Хуй. Его грубость и бесцеремонность говорят о духовной ограниченности этого человека, полагающего, что ученое звание цзюйжэня дает ему не только возможность занять чиновничью должность, но и право бесцеремонно обра­щаться с тем, кто имеет более низкое звание или совсем его не имеет, как бы талантлив он ни был. У Цзин-цзы очень тонко и с большим юмором изобра­жает самомнение и чванство Вана, искренне считающего, что если на Мэй Цзю, к-рый получил низшую степень сюцая, во сне спустилось солнце, то его, Ван Хуя, должно покрыть все небо. Ван Хуй прикрывается конф. моралью как ширмой, чтобы прослыть за добродетельного человека. На каждом шагу он нарушает ее принципы, и это не вызывает у него ни раскаяния, ни угрызений совести.
 
В галерее отрицательных героев большое место занимают мелкие служащие: писцы, письмоводители, стражники. Они, как и их хозяева, алчны, корысто­любивы, готовы на любое мошенничество ради денег.
 
В традиц. Китае чиновник почти всегда был носителем ученого звания, а уче­ный муж, представитель ученого сословия, почти всегда занимал к.-л. долж­ность или имел право ее занять. Обладание ученой степенью давало массу привилегий — освобождение от налогов и пошлин, наказаний, повинностей, службы в армии. Обладатели ученых званий часто становились также владель­цами земельных угодий, богатых поместий.
 
Одним из ярких образов книжников является образ Чжоу Цзиня. Он десятки лет работал учителем, влача жалкое существование. Как и многие, он ринулся в погоню за славой и растерял положительные черты, имевшиеся у него прежде. Сочувствие писателя к Чжоу Цзиню, ощутимое вначале, уступает место острой насмешке. Столичные экзамены, на к-рых Чжоу Цзинь получил степень цзиньши, сделали его крупным чиновником-экзаменатором. Деятель­ность Чжоу Цзиня на этом поприще — это едкая сатира на всю экзамена­ционную комедию. Знаменательным является эпизод встречи Чжоу Цзиня и Фань Цзиня, невежды и карьериста, в течение 30 лет безуспешно пытающе­гося сдать экзамены. Особенной остроты достигает сатира У Цзин-цзы, когда он описывает служебные «подвиги» Фань Цзиня. Фань превратился в безум­ца, одержимого навязчивой идеей выбиться в ученые мужи. В невежестве Фань Цзиню не уступают и его коллеги, такие же «ученые», как он.
 
Ван Мянь из пролога является прообразом др. положительных героев романа. Условно их можно свести к трем группам. Первую группу составляют про­свещенные ученые мужи типа д-ра Юя и Чжуан Шао-гуана. Находясь на гос. службе, они не имеют ничего общего с такими чиновниками, как Ван Хуй или Чжоу Цзинь. Это гуманные, образованные люди, к-рые одним своим присут­ствием способствуют искоренению пороков и утверждению справедливости. По мысли писателя, проповеди древних норм жизни вполне достаточно, чтобы очистить об-во от скверны. Неудивительно, что писатель так подробно останавливается на описании пышных церемоний в храме Тай-бо. Ведь имен­но восстановление древних ритуалов является венцом деятельности д-ра Юя и подобных ему героев.
 
Выпукло и ярко обрисованы герои др. группы — люди типа Цюй Цзин-юя, и особенно Ду Шао-цина. У Цзин-цзы не старается приукрасить его, как он это делает с д-ром Юем. Ду Шао-цин — это немного взбалмошный и беспут­ный, но честный и добрый человек. В отличие от большинства людей своего круга, он совершенно бескорыстен. Альтруизм и безразличие Ду Шао-цина к деньгам опять-таки вытекают из идеи писателя о несовместимости стрем­ления к богатству с духовной чистотой человека.
 
Более бегло У Цзин-цзы изобразил в романе представителей простого народа: ремесленников, актеров, мелких торговцев, крестьян. Вместе с др. положи­тельными героями они противопоставляются ученой и чиновной знати. В нач. последней главы писатель скорбит о том, что постепенно исчезают из жизни добродетельные мужи вроде д-ра Юя, но завершает роман изображе­нием «четырех удивительных людей» — высоконравственных и образованных положительных героев, как бы подчеркивая их особое место в обществ. жизни.
 
Идейное содержание романа не исчерпывается критикой чиновничества и ученого сословия. У Цзин-цзы показывал и осуждал мн. отрицательные и уродливые стороны жизни: суеверие и мракобесие, бессмысленность нек-рых обычаев и традиций, рабское положение женщины. Таких проблем, поднятых писателем в романе, очень много, и все они свидетельствуют о том, что У Цзин-цзы не был лишь бесстрастным бытописателем, хладнокровно повествующим о темных сторонах жизни.
 
Характерной чертой романа является его художеств. язык. Писатель мало говорит от себя, почти не прибегает к авт. ремаркам. Одним из важных средств является диалог персонажей: в их уста он вкладывает и древний книжный язык, и образный язык народа, пословицы и поговорки. За счет речевых характеристик писатель добивается большой жизненности образов, несмотря на нек-рую скупость в описании внешнего облика героев.
 
Роман У Цзин-цзы пользуется в Китае популярностью и любовью, а мн. его герои и эпизоды стали хрестоматийными. Роман переведен на рус. яз.
 
Источники:
У Цзин-цзы. Жулинь вайши (Неофициальная история конфуциан­цев). Пекин, 1954; то же / Под ред. Ли Хань-цю. Хэфэй, 1986; он же. Неофициальная история конфуцианцев / Пер. и предисл. Д. Воскре­сенского. М., 1959 (2-е изд.: 1999).
 
Литература:
Воскресенский Д.Н. У Цзинцзы и его роман «Неофициальная история конфуцианцев» // Воскресен­ский Д.Н. Литературный мир средневекового Китая: китайская клас­сическая проза на байхуа. Собрание трудов. М., 2006, с. 589—603; Позднеева Л.Д. Сатира У Цзин-цзы и его идеалы в романе «Неофици­альная история конфуцианцев» (XVIII в.) // Труды межвуз. науч. конф. по истории литератур зарубежного Востока. М., 1970, с. 289—300; Фишман О.Л.Китайский сатирический роман (Эпоха Просвещения). М., 1966; «Жулинь вайши» яньцзю луньвэньцзи («Неофициальная ис­тория конфуцианцев»: Сб. ст.). Пекин, 1987; Ли Хань-цю. Жулинь вай­ши вэньхуа июнь (Культурный смысл романа «Неофициальная исто­рия конфуцианев»). Чжэнчжоу, 1997; Ropp P. Dissent in early modern China: Ju-lin wai-shih and Ch’ing social criticism. Ann Arbor, 1981; Slupski Z Ju-lin wai-shi: Pryba analizy lit. Warszawa, 1979.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 3. Литература. Язык и письменность / ред. М.Л.Титаренко и др. – 2008. – 855 с. С. 308-311.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения
Герои и сокровища нехоженых троп Восточного Туркестана
Ли Сюэ-цинь
Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая
К вопросу о сотрудничестве между Китаем и Израилем в автомобильной промышленности


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.