Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Гунсунь Лун

公孫龍, Гунсунь Лун-цзы 公孫龍子, Гунсунь Цзы-бин 公孫子秉. Сер. IV — сер. III в. до н. э. Гунсунь ЛунГунсунь ЛунВеду­щий представитель «школы имен» (мин-цзя) и традиции бянь [1] (эристика, диалектика, софистика). Родился в царстве Чжао (совр. пров. Шаньси). Из сочинений Гунсунь Луна сохранилось несколько текстов в форме диалогов и серий дефиниций, составляющих пять из шести глав носящего его имя трактата «Гунсунь Лун-цзы», включающего в качестве первой главы введе­ние, написанное его последователями, и дошедшего до нас в комментиро­ванном издании Се Си-шэня (X-XI вв.). Это одно из самых загадочных произведений кит. лит-ры начиная с А. Форке (A. Forke, 1901-1902) неоднократно переводилось на зап. языки (M. Perleberg, 1952; Y.P. Mei, 1953; Chan Wing-tsit, 1963; A.C. Greham, 1955, 1965; Kou Pao-koh, 1953; J. Kandel, 1979; Ван Хун-инь, 1997); три главы (2, 4, 5) из него переведены на русский (Э.В. Никогосов, 1973; А.М. Карапетьянц, 1974). Кроме того, в «Чжуан-цзы» (гл. 33) и «Ле-цзы» (гл. 4) Гунсунь Луну приписывается ряд парадоксальных афо­ризмов. Некоторые из них напоминают апории Зенона Элейского: «В стре­мительном [полете] стрелы есть момент отсутствия и движения, и остановки»; «Если от палки [длиной] в один чи [1] ежедневно отнимать половину, это не завершится и через 10 тыс. поколений». Ху Ши (1891-1962) вслед за Лу Шэном (III в.) считал Гунсунь Луна моистом (см. Мо-цзя), а Го Мо-жо — сторонником даосизма. Однако древнейшие источники и большинство совр. специалистов видят в нем представителя самостоятельной школы (позже названной мин-цзя), внутри к-рой его гл. оппонентом, согласно Фэн Ю-ланю, был Хуй Ши. Последний декларировал всеобщую относительность и изменчивость, тогда как Гунсунь Лун подчеркивал абсолютность и постоянство мира (гл. 4). Объединял их метод аргументации, основанный на анализе языка. В его разработке Гунсунь Лун продвинулся значительно дальше Хуй Ши, попы­тавшись построить «логико-семантич.» теорию, синкретически соединяю­щую логику и грамматику и призванную, «выправив имена (мин [2]) и реалии (ши [2]), преобразить Поднебесную» (гл. 1). Будучи пацифистом и сторон­ником «всеобщей любви» (цзянь ай), Гунсунь Лун развивал эристич. аспект своей теории, рассчитывая путем доказательного убеждения предотвращать военные конфликты.

Мир, по Гунсунь Луну, состоит из отдельных «вещей» (у [3]), к-рым присущи независимые разнородные качества, воспринимаемые различными органами чувств и синтезируемые «духом» (шэнь [1]) (гл. 5). То, что делает «вещь» таковой, есть ее существование в качестве конкретной реалии, к-рая должна быть однозначно именована (гл. 6). Провозглашенный еще Конфу­цием идеал однозначного соответствия «имен» и «реалий» обусловил появ­ление знаменитого тезиса Гунсунь Луна: «Белая лошадь не есть лошадь» (бай ма фэй ма), выражающего различие «имен» «белая лошадь» и «лошадь» (гл. 2). Согласно традиц. трактовке, идущей от Сюнь-цзы (IV–III вв. до н. э.), это высказывание отрицает отношение принадлежности. Совр. исследова­тели чаще усматривают в нем: а) отрицание тождества (часть не равна целому) и соответственно проблему взаимоотношения единичного и общего; б) ут­верждение нетождественности понятий на основе различия их содержания; в) игнорирование объемов понятий при акцентуации содержания. По-видимому, этот тезис Гунсунь Луна свидетельствует о соотнесении «имен» не по степени общности понятий, а по количественным параметрам денота­тов. Гунсунь Лун рассматривал знаки так же натуралистически, как и пред­ставляемые ими объекты, что отражает его афоризм «У петуха три ноги», подразумевающий две физич. ноги и слово «нога» (гл. 4).

В общем виде проблему референции Гунсунь Лун решал с помощью наи­более оригинальной в его системе категории «чжи [9]» («палец», номина­тивное указание), интерпретируемой исследователями крайне разнообразно: «универсалия», «атрибут», «признак», «определение», «местоимение», «знак», «значение». Гунсунь Лун раскрывал смысл чжи [9] в парадоксальных характеристиках: мир как все множество вещей подлежит чжи [9], поскольку любая вещь доступна номинативному указанию, но этого нельзя сказать о мире как едином целом (Поднебесной); определяя вещи, чжи [9] в то же время определяемы ими, ибо не существуют без них; само номинативное указание не может быть номинативно указано и т. д. (гл. 3). Исследование трактата Гунсунь Луна с помощью совр. логического аппарата (J. Chmielewski, Cheng Chung-ying и R. Swain, Kao Kung-yi и D. Obenchain, F. Rieman, J. Hearne, Фэн Яо-мин, А.А. Крушинский) выявляет важнейшие особенности познавательной методологии древнекит. философии.

Источники:
Тань Цзе-фу. Гунсунь Лун-цзы син мин фа вэй (Раскрытие тонкостей [учения] Гуньсунь Лун-цзы о телесных формах и именах). Пекин, 1963; Чэнь Гуй-мяо. «Гунсунь Лун-цзы» цзинь чжу цзинь и («Гунсунь Лун-цзы» с современным комментарием и переводом). Тайбэй, 1986; Пан Пу. Гунсунь Лун-цзы цзинь и («Гунсунь Лун-цзы» с современным переводом). Чэнду, 1990; Ван Туань. Гунсунь Лун-цзы сюань цзе («Гунсунь Лун-цзы» с предварительными разъяснениями). Пекин, 1996; Гунсунь Лун-цзы, гл. 2, 4, 5 (2, 3, 4) // Древнекитайская философия. Т. 2. М., 1973. С. 59–65; Карапетьянц A.M. Древнекитайская философия и древнекитайский язык // Историко-филологические исследования. М., 1974; Рerleberg M. The Works of Kung-sun Lung-tzu. Hong Kong, 1952; Kou Pao-koh. Deux sophistes chinois Houei Che et Kong-souen Long. P., 1953; Mei Y.P. The Kong-souen Lung tzu with a Translation into English // Harvard Journal of Asiatic Studies. 1953. Vol. 16. № 3–4.

Литература:
Быков Ф.С. Зарождение общественно-политической и философской мысли в Китае. М., 1966. С. 192–201; История логики. Минск, 2001. С. 19–20; Кварталова H.A. Логические идеи трактата «Гунсунь Лун-цзы» // Человек и духовная культура Востока. Вып. 1. М., 2003. С. 164–172; Китайская философия: Энциклопедический словарь. М., 1994. С. 80–81; Крушинский A.A. Онтология «Гунсунь Лун-цзы» // XVI НК ОГК Ч. 1. М., 1985; ; Фэн Юлань. Краткая история китайской философии. СПб., 1998. С. 110–115; Ян Юн-го. История древнекитайской идеологии. М., 1957. С. 311–375; Ван Хун-инь. Байхуа цзеду Гунсунь Лун-цзы (Интерпретация «Гунсунь Лун-цзы» на современном языке). Ухань, 1997; Пан Пу. Гунсунь Лун-цзы яньцзю (Исследование «Гунсунь Лун-цзы»). Пекин, 1979; Тань Цзе-фу. Гунсунь Лун-цзы син мин фа вэй (Раскрытие тонкостей [учения] Гунсунь Лун-цзы о телесных формах и именах). Пекин, 1963; Cheng Chung-ying, Swain R.H. Logic and Ontology in the Chih Wu Lun of Kung-sun Lung Tzu // PEW. 1970, Vol. XX. № 2. Р. 137–154; Forke A. The Chinese Sophists // JNCBRAS. 1901–1902, Vol. 34. № 1. Р. 1–100; Graham A.C. Composition of the Gongsuen Long Tzy // Asia Major. 1957. Vol. 5. Pt. 2; Он же. Disputers of the Tao. Philosophical arguments in Ancient China. La Salle, 1989. Р. 82–95; Hansen CD. Mass Nouns and «A White Horse is not a Horse» // PEW. 1976. Vol. 26. № 2; Kandel ]. Der Philosoph Kung-sun Lung. Bonn, 1979; Reiman F. Kung-sun, Designated Things and Logic // PEW. 1980. Vol. 30. № 3; он же. Kung-sun, White Horses and Logic // PEW. 1981. Vol. 31. № 4.

Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006. Т. 1. Философия / ред. М.Л.Титаренко, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов. - 2006. - 727 с. С.210-211.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.