Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Гань ин

感應, концепция «восприятия/стимула и реагирования/отклика», «резонанса». Комплекс представлений о связи социума с космосом, лежащий в основании традиции знамений.
 
Истоки концепции гань ин восходят к появившейся еще в начале эпохи Чжоу теории Небесного мандата (тянь мин). Согласно этой теории, Небо (тянь) является высшей социомироустроительной силой, ведающей порядком в общ-ве. Выбирая достойнейшего из людей, обладающего максимальным кол-вом магико-этической силы дэ, оно дарует ему свой «мандат», т.е. право на управление Поднебесной. Постепенно потомки получившего Небесный мандат правителя растрачивают накопленный им запас дэ и династия приходит в упадок. Тогда Небо снова передает свой мандат достойнейшему, к-рый, свергая старую династию, основывает новую.
 
Постепенно из высший силы, определяющей правителя Поднебесной, Небо превратилось в гаранта общемирового порядка. К сер. I тыс. до н.э. оно воспринималось уже не столько как наделяющее властью, сколько как некий эталон, карающий за нарушение принятых морально-этических норм и поощряющий за следование им.
 
На базе этих идей и возникла теория гань ин. О ней упоминается в неск. источниках конца Чжань го (475–221 до н.э.), однако широкую популярность она приобрела уже в эпоху Хань (206 до н.э. — 220 н.э.).
 
В основе этой теории лежали представления о неразрывной связи между Небом и людьми и о его «ответах» (бао ) на их действия. Взаимодействие Неба и человека воспринималось по аналогии с двумя настроенными в унисон муз. инструментами, в результате звучания первого из них резонировал второй. Таким образом, согласно теории гань ин, каждое действие человека, является стимулом (гань), вызывающим появление того или иного отклика (ин) Неба. Часто такое взаимодействие сравнивалось с отношениями между звуком и эхом или телом и тенью.
 
Концепция стимула и отклика была тесно связана с характерным для коррелятивного мышления эпохи Хань представлением о «роде» (лэй). Согласно им, вещи одного рода (тун лэй) взаимно притягивались друг к другу, в то время как вещи разного рода (бу лэй) взаимно друг от друга отдалялись. Считалось, что и действие человека, и ответ Неба на него одного рода, поэтому хорошие отклики приходят в ответ на добро, а плохие в ответ на зло.
 
Значительное внимание теории гань ин уделял знаменитый ханьский мыслитель, один из создателей имперской идеологии Дун Чжун-шу (II в. до н.э.). В приписываемом ему трактате «Чунь цю фань лу» («Обильная роса „Весен и осеней“») есть специально посвященные ей разделы (цз. 14, гл. 64). Дун Чжун-шу, как и большинство его последователей, в первую очередь интересовали плохие отклики, случавшиеся в ответ на проступки правителя. Именно им и следовало уделять особое внимание, поскольку, поняв, какими поступками они были вызваны, и вовремя исправившись, правитель мог избежать серьезных бедствий. Дун Чжун-шу объяснял, какие действия служат причиной тех или иных дурных откликов:
 
Использовалась теория гань ин и для того, чтобы предостеречь правителя от совершения тех или иных действий. В ряде случаев Дун Чжун-шу заранее предупреждает, к чему может привести нарушение мировой гармонии. Рассказывая о том, какие политич. акции необходимо предпринимать в то или иное время года, философ упоминает и о дурных откликах, к-рые вызывает отклонение от излагаемых им норм.
 
В конф. традиции внимание уделялось не только дурным, но и благим откликам. Они символизировали удовлетворение Неба поведением правителя и, в отличие от откликов дурных, побуждали не к переменам в поведении и политическом курсе, но к их дальнейшему развитию в том же русле. Об этом говоритсяв официальном историографич. соч. «Сун Шу» («Книга [об эпохе] Сун») Шэнь Юэ (441–513).
 
Теория гань ин оказывала очень сильное влияние на восприятие мира в традиц. Китае. Однако далеко не все мыслители безоговорочно принимали ее. Так ярым противником был, напр., ханьский философ Ван Чун (I в. н.э.), в трактате к-рого «Лунь хэн» («Взвешивание суждений») эта теория неоднократно подвергается резкой критике. Тем не менее, рассуждения Ван Чуна и приведенные им фактич. сведения позволяют лучше понять, в каком виде теория стимула и отклика бытовала в то время. Так, Ван Чун сообщает о том, что его современники считали нападение тигров на людей откликом на преступления, совершенные чиновниками в должности гунн цао. В ханьскую эпоху чиновников сравнивали с вредными насекомыми: «то, что насекомые поедают злаки, вызывается мелкими чиновниками. Если же наложить на чиновников, к-рым уподобляются насекомые, взыскание, то насекомые исчезнут и больше не появятся» («Лунь хэн», цз. 16, гл. 49). Очевидно, что теория гань ин в I в. н.э. глубоко проникла в простонар. верования, послужив щедрым источником для различных суеверий. Однако хотя философы иногда заявляли о своем скептическом отношении к этой теории, на самом деле она оказывала заметное воздействие на их мировоззренческие позиции, что отчетливо видно и на примере теоретических разработок того же Ван Чуна.
 
Источники:
Ван Чун Лунь хэн («Весы суждений») // Чжу-цзы цзи-чэн. Т. 5. Шанхай, 1988, гл. 48–49, с. 159–162; Су Юй. Чунь цю фань лу и чжэн («Чунь цю фань лу» в обоснованном осмыслении). Пекин, 1996.
 
Литература:
Ткаченко Г.А. Космос, музыка, ритуал: миф и эстетика в «Люйши чуньцю». М., 1990, с. 77–84; Хуань Куань. Спор о соли и железе (Ян те лунь) / Пер. Ю.Л. Кроля. Т. 1. М., 2001, с. 72–28.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. - 2007. - 869 с. С. 415-416.

Автор:
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.