Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Взаимоотношения между КНР и Тайванем

 
 
Цель национального возрождения Китая как великой мировой и региональной державы в настоящее время является главным приоритетом китайского руководства. В этой связи возвращение Тайваня рассматривается в Китае в качестве очень важного шага на пути ее реализации, поскольку оно не только завершит национальное воссоединение, без которого трудно представить возрождение великой нации, но и даст новый импульс для модернизации страны.
    
Китай старается решить Тайваньскую проблему, так же как и другие проблемы своего развития, постепенно и поэтапно, не делая резких шагов, но последовательно продвигаясь к намеченной цели. Сначала КНР добилась дипломатической изоляции Тайваня на мировой арене, когда он был выведен из Совета Безопасности ООН и многих других международных организаций.
 
В последние десятилетия прошлого века, негласно поощряя непрямые экономические связи, Китаю удалось крепко привязать экономику острова к экономике материка. На настоящем этапе Китай готов  решительно выступить против внешних оппонентов воссоединения,  нейтрализуя их  либо путем перетягивания на свою сторону, либо в худшем случае путем устрашения.
     
Опросы общественного мнения отмечают, что большинство населения Тайваня предпочитают сохранение существующего статус-кво.  В 1998 году 46% населения Тайваня поддерживали принцип сохранения статус-кво, 20% выступали за независимость, 16% выступали за объединение и 18% не имели своего мнения по этому вопросу. [7, c. 111] В 90-е годы прошлого века существовала тенденция снижения числа тайваньцев, поддерживающих воссоединение, и увеличения числа вступающих за независимость. Эта тенденция и нашла отражение в результатах президентских выборов на Тайване в 2000 и в 2004  годах.     
         
Тайвань фактически является самостоятельным. Однако его самоуправление основывается на поддержке США. США с 50-х годов прошлого века оказались глубоко втянутыми в тайваньскую проблему. США сыграли важную роль в становлении Тайваня, обеспечив своей помощью его успехи в индустриализации и демократизации. 
       
Если проследить историю отношений между островом и материком, то можно отметить, что их связи никогда не были очень тесными. Во времена китайской империи в силу отдаленности острова влияние центральной китайской власти и китайской  бюрократии было достаточно слабым. С 1895 года до конца II Мировой войны Тайвань находился под японской оккупацией.   
     
      После поражения в гражданской войне гоминьдановское правительство Китая спаслось бегством на Тайване. Американское присутствие в Тайваньском проливе было важным элементом  китайской гражданской войны, оно не позволяло изменить сложившееся соотношение сил между китайскими партиями, несмотря на то, что между ними иногда продолжались небольшие военные действия, особенно из-за мелких прибрежных островов.
            
Продолжающееся вовлечение США в решение проблемы Тайваня, являющееся наследием «холодной войны», и участие правящей партии на острове в этом вопросе,  стало одним из факторов, создающих дополнительную эмоциональную  напряженность в споре вокруг Тайваня.
    
Китай постоянно высказывает озабоченность по поводу американских поставок оружия Тайваню. Американское присутствие в Восточной Азии является препятствием на пути китайских устремлений к доминированию в регионе. Политика США не давала возможности КНР осуществить, как интеграцию с Тайванем, так  и  другие китайские цели в Азии. 
      
В 1979 году в США был принят «Закон об отношениях с Тайванем», предоставляющий Вашингтону право продавать оружие острову. В соответствии с этим законом американцы считают себя обязанными защищать остров от возможной агрессии со стороны КНР, несмотря на то, что США имеют дипломатические отношения с КНР и признают принцип «одного Китая», то есть формально выступают против независимости Тайваня. В Пекине это расценивается как вмешательство во внутренние дела. Власти КНР обращались к США с призывом аннулировать этот закон. В апреле 2004 года накануне визита в КНР вице-президента США Дика Чейни представитель МИД КНР заявил, что США не следует «придерживаться так называемого закона об отношениях с Тайванем и посылать неверные сигналы силам, выступающим за «независимость Тайваня», чтобы не повредить миру в районе Тайваньского пролива и стабильному развитию китайско-американских отношений». Однако представитель госдепартамента США в связи с 25-летием принятия этого закона в апреле нынешнего года сказал, что именно «Закон об отношениях с Тайванем» внес «жизненно важный вклад» в обеспечение мира и стабильности в зоне Тайваньского пролива, подчеркнув, что США «выполнят свои обязательства по закону».[5,13.04.04]      
       
Изменения политики Китая в отношении Тайваня от миролюбивой до угрожающей всегда определялись тактическими соображениями.
 
В конце 70-х годов прошлого века политика «освобождения силой» уступила дорогу «мирному воссоединению». Эта политика соответствовала новой стратегии мира и развития, которая была взята на вооружение в КНР после окончания «культурной революции». В 1981 году Е Цзяньин выдвинул 9 пунктов  объединения с Тайванем, которые должны были «значительно устранить антагонизм между двумя сторонами и усилить взаимное понимание». В 1984 году Дэн Сяопин продолжил эту тему, дав свои рекомендации по поводу предложенной  в качестве модели объединения схемы  «одна страна, две системы». В 1995 году Цзян Цзэминь выдвинул свои предложения из 8 пунктов по этому  вопросу.  Во всех предложениях КНР по решению тайваньской проблемы главным всегда оставался принцип «одного Китая» с центральным правительством в Пекине.
            
Китай неоднократно заявлял, что предпочитает мирный путь воссоединения с Тайванем, однако не отвергает и применение военной силы. Последний вариант возможен в трех случаях: 1) если Тайвань подвергнется  иностранному вторжению, 2)если он провозгласит независимость, 3) если в течение длительного времени данная проблема не будет решена и Тайвань откажется от принципа одного Китая и постарается отделиться от его территории.[1, c. 327]
     
Никогда не отказываясь от возможности использования силы в отношении Тайваня, КНР настаивает, что этот вопрос является внутренним делом, поскольку Тайвань – это часть Китая. В 1998 году Госсовет КНР выпустил специальный документ, в котором излагалась позиция Пекина по Тайваньскому вопросу. В нем говорится, что « Тайвань – это неотъемлемая часть китайской территории. Высшая задача и общее чаяние всего китайского народа  положить конец разъединению между двумя сторонами Тайваньского пролива  и осуществить воссоединение с родиной. Проблема Тайваня – это целиком внутреннее дело Китая. Китайское правительство стремится достигнуть воссоединения страны мирными методами, но оно не запрещает себе и прибегнуть к силе. Каждое суверенное государство имеет право использовать все средства, чтобы гарантировать собственный суверенитет и территориальную целостность».[7, c. 117]
       
Запуски китайских ракет в сторону Тайваня, произведенные КНР в июле 1995 года и в марте 1996 года, стали самой масштабной демонстрацией силы после «холодной войны». Ответом на них со стороны США стало направление авианосцев в район Тайваньского пролива. Такая реакция Пекина была вызвана сочетанием ряда факторов. Одним из них явился визит на высшем уровне в мае 1995 года  тогдашнего президента Тайваня Ли Дэнхуя в США. Этот визит и стал формальным предлогом для осуществления запусков ракет летом 1995 года. В марте 1996 года запуск ракет был приурочен к очередным президентским выборам на Тайване и был вызван осознанием изменений в тайваньской политике.  Эти изменения характеризовались  усилением стремления к независимости и отражали успех новой демократической и открытой политики тайваньской «эластичной дипломатии», пользующейся своими преимуществами и получившей поддержку в мире, особенно в США. Кроме того, новое руководство Тайваня  отказалось от уважения к лозунгу «один Китай».
     
В КНР после начала осуществления политики  реформ и открытости в  конце прошлого века  произошли значительные изменения. Они нашли отражение в материалах последнего ХVI съезда КПК, прошедшего в ноябре 2002 года. Решения съезда оказали влияние на происходящие в настоящее время в Китае процессы глобализации  китайской экономики, внутренней и внешней политики.  Хотя ряд исследователей и назвали съезд «историческим» и «эпохальным», однако   уже осуществляемая стратегия экономического и политического развития КНР после него не претерпела кардинального изменения. Это относится и к позиции Китая по Тайваньскому вопросу.
     
Несмотря на то, что после начала проведения реформ произошла значительная децентрализация Китая. КНР по-прежнему является унитарным государством, в котором провинции зависят от центральной власти в Пекине по наиболее значительным вопросам.  В связи с этим КНР решительно выступает против проведения каких бы то ни было референдумов по вопросам самоопределения на Тайване. В Пекине считают, что «нет предпосылок использовать референдум для решения какой бы то ни было проблемы самоопределения». В этой связи выдвигается аргумент, что «демократизация в КНР является ключом к воссоединению Китая». Один высокопоставленный китайский военный объяснил это так, что важно не мнение населения Тайваня, а мнение всей страны. [7, c.118]
    
Весной нынешнего года тайваньская проблема вновь обострилась в связи с победой на выборах действующего главы администрации Тайваня, которого Пекин подозревает в намерении провозгласить независимость.  Выборы президента на Тайване состоялись 20 марта 2004 года. Им снова стал Чэнь Шуйбянь, кандидат от правящей Демократической прогрессивной партии (ДПП), считающийся поборником независимости острова,  который одержал победу с минимальным перевесом. Он набрал всего на 30 тыс. или на 0,2% голосов больше, чем его соперник, кандидат от партии Гоминьдан Лэнь Чань. Оппозиция потребовала тщательного пересчета голосов, требование которой было удовлетворено, на пересчет голосов согласился и сам Чэнь Шуйбянь. Чтобы снизить накал страстей в обществе, ДПП подала в парламент проект закона, разрешающего пересчитывать голоса по итогам выборов, если разрыв между главными соперниками составляет менее 1% от числа поданных голосов.  Представители оппозиции заподозрили, что покушение на жизнь Чэнь Шуйбяня  накануне выборов, в результате которого президент и сопровождавшая его вице-президент Аннет Лу были только легко ранены, было инсценировкой, запланированной самим Чэнь Шуйбянем. Однако полиция исключает такую возможность, поскольку, по мнению экспертов, никакой снайпер не мог бы гарантировать, что выстрел по человеку в движущемся автомобиле не стал бы смертельным. [5, 24.03.04]
    
Параллельно с выборами президента на острове проводился референдум, на котором тайваньцы должны были ответить на вопрос, поддерживают ли они наращивание военного потенциала Тайваня или нет. Итоги референдума сочли недействительными, поскольку на этот вопрос ответили только 45% избирателей. Всего на выборы пришло 80%. Реакция Китая на проведение референдума была однозначной. Официальные лица КНР заявили, что попытка провести референдум на острове является не чем иным, как стремлением внести раскол в отношения между родственными Китаем и Тайванем. Китай также насторожил повышенный накал страстей вокруг президентских выборов, так как власти Пекина опасались, что это могло привести к тому, что ситуация окончательно выйдет из-под контроля.  Воинские части в провинциях Гуандун, Фуцзянь и Чжэзцян были приведены в боевую готовность и подготовлены к переброске на остров. Однако затем боеготовность была отменена, и правительство КНР решило предоставить властям Тайваня возможность самим разобраться в происходящем.
           
Накануне инаугурации президента Чэнь Шуйбяня, переизбранного на второй срок,  Пекин выступил с  жестким предупреждением в адрес главы тайваньской администрации, охарактеризовав его как человека, «нарушающего обещания и не заслуживающего доверия». Намекнув тем самым на то, что Чэнь Шуйбянь нарушил данное им после первой победы на президентских выборах в 2000 году обещание отказаться от курса на провозглашение независимости.[5,18.05.04]
      
По мнению Пекина, Чэнь Шуйбянь может попытаться принять в 2008 году новую конституцию, которая провозгласит остров независимым государством. Поэтому китайский комитет по делам Тайваня в переданном агентством «Синьхуа» заявлении пригрозил, что КНР «твердо и целиком» подавит любые движения Тайваня к провозглашению независимости. В заявлении говорится, что «перед лидерами Тайваня сейчас два пути. Первый – это немедленно отказаться от опасного движения к независимости. И второй – продолжить деятельность по отделению Тайваня от остального Китая и, в конце концов, подвергнуться уничтожению из-за этих игр с огнем».  
      
В ответ на это представитель правящей Демократической прогрессивной партии Тайваня Цай Хаунлян сказал, что это заявление Пекина «в полной мере демонстрирует гегемонистский менталитет» китайского руководства. А глава выступающей за независимость Тайваньской ассоциации университетских профессоров сказал, что  « Тайвань не является ни провинцией Китая, ни штатом Америки. Мы не нуждаемся в том, чтобы другие страны учили нас, что говорить и чего не говорить.  Чэнь Шуйбянь должен помнить, что Тайвань и Китай являются странами, расположенными по разные стороны Тайваньского пролива».[5, 18.05.04.]
    
Тайваньская проблема была одной из тем обсуждения   в ходе поездки премьер-министра КНР Вэнь Цзябао по странам Европы, состоявшейся в мае 2004 года. Выступая перед сотрудниками посольства КНР в Лондоне, он заявил, что внесет в китайский парламент закон о воссоединении материкового Китая и Тайваня. Такой закон фактически обяжет китайское руководство отдать приказ армии КНР, численностью 2,5 млн. человек, вторгнуться на Тайвань, если администрация острова провозгласит независимость.
    
В Пекине высказывание Вэнь Цзябао было воспринято как руководство к действию. Официальный представитель комитета по делам Тайваня заявил на пресс-конференции в этой связи, что если закон об объединении будет предложен парламенту, то он его рассмотрит, поскольку воссоединение является «общим желанием всего китайского народа, включая народ Тайваня». [5, 13.05.04]  В тот же день Пекин выступил против попыток Тайваня получить место наблюдателя во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и предложил делегации Тайваня присоединиться к делегации КНР.
     
В будущем  КНР будет продолжать свою политику в отношении Тайваня, а именно: 1) пытаться изолировать Тайвань на международной арене, 2) угрожать Тайваню силой при определенных условиях, 3) относиться  к Тайваню как к  провинции – ренегату. Однако, возможно, решение тайваньской проблемы лежит не в политической плоскости, а в экономической. В настоящее время происходит активное наращивание экономических связей между Тайванем и  материком, переориентация тайваньских экспортных отраслей на перспективный рынок КНР, которая носит долгосрочный характер.  Несмотря на настойчивые призывы тайваньской администрации к местным бизнесменам диверсифицировать направления своих инвестиций, чтобы не допустить чрезмерной зависимости экономики острова от материка, выправить формирующийся перекос в сторону КНР не удалось. Это связано, прежде всего, с нарастанием хозяйственных трудностей на самом Тайване, а также спадом в  американской экономике и в других развитых странах, что привело к сокращению заказов на тайваньские экспортные товары, и, в первую очередь, на продукцию электроники и информатики. Чтобы не создавать дополнительные риски для своих бизнесменов, тайваньским властям пришлось приглушить свою риторику в пользу независимости после предыдущих президентских выборов в 2000 году.
     
Таким образом,  быстро расширяющиеся экономические связи оказывают стабилизирующее воздействие на ситуацию в Тайваньском проливе.  Они работают не на окончательное политическое решение проблемы, а на сохранение статус-кво, что вполне устраивает Тайвань, и дают Пекину надежду на то, что в будущем вопрос о воссоединении будет поставлен на повестку дня.  
 
Литература:
  1. Глобализация экономики Китая. М., 2003.
  2. Принцип одного Китая и тайваньский вопрос. Пекин, 2000.
  3. Современный Тайвань. Иркутск, 1994.
  4. Тайвань на рубеже веков: новые условия и новые вызовы. М., 2001.
  5. «Коммерсант».
  6. «Политика».
  7. China. An international journal. V. 2, March 2004, № 1. 
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XXXV научная конференция / Ин-т востоковедения; сост. и отв. ред. Н.П.Свистунова. – М.: Вост. лит., 2005. – 311 с. – ISBN 5-02-018484-5 (в обл.). С. 193-198.
 
 

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

28 июля 2020 года ушел из жизни патриарх российского и польского китаеведения Станислав Роберт Кучера
Причины неудачной политики Цинской империи в Синьцзяне 1884 – 1912 гг.
Интернет-канал по истории Китая С.В. Дмитриева
Интервью с А.М. Карапетьянцем, ч.1
Интернет-литература в Китае как воплощение кибер-эпохи


© Copyright 2009-2020. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.