Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Ван Хай

王亥, Ван ХайВан ХайКнязь Хай, Правитель Хай. В древнекитайской мифологии герой — легендарный правитель племен иньцев. Его имя встречается в древнейших надписях на гадательных костях. В «Шань хай цзине» («Канон гор и морей») говорится, что Ван-Xай в каждой руке сжимал по птице. Как предполагает кит. исследователь Ху Хоу-сюань, иероглиф хай [2], к-рым записывается имя героя, означает «рука, держащая птицу». Птица, здесь, видимо, — тотемный знак, поскольку тотемом иньцев была птица. Согласно реконструкции Юань Кэ, Ван-Xай вместе с братом Ван-Хэном разводил коров и овец и отправился на север в страну Ю-и/И. Бог реки Хуанхэ — Хэ-бо помог им со стадами переправиться через реку. Ван-Xай с братом остались гостить у тамошнего правителя Мянь-чэна, где вкусно ели и развлекались с женой престарелого Мянь-чэна. Впоследствии Ван Xай был зарублен молодым воином, а Ван Хэн выслан из страны Ю-и/И.
 
Литература:
Юань Кэ. Мифы древнего Китая. М., 1987, указ.; Xу Хоу-сюань. Цзягувэньсоцзянь шанцзу няо тутэн-ды синь чжэнцзюй (Новые доказательства по материалам гадательных костей о птичьих тотемах племен шан) // Вэньу. 1977, № 2, с. 84–87.
 
Автор: Рифтин Б.Л.

 
В древнекитайских текстах III – I вв. до н.э. Ван Хай (Цзы Хай) фигурирует в двух ипостасях: с одной стороны, как мифический герой, пожирающий птичьи головы и общающийся с водным божеством Хэ-бо («Шань хай цзин», цз. 14; Цюй Юань. «Тянь вэнь» - «Вопросы к небу»), с другой стороны, как исторический или полуисторический персонаж, что подтверждается присутствием его имени в шан-иньской эпиграфике на гадательных костях. В «Чжу шу цзи нянь» («Летопись бамбуковых письмен» / «Бамбуковые анналы») он представлен иньским наследником (цзы [3]) или царем (ван [1]) при правлении Се – 10-го первопредка/императора (ди [1]) династии Ся. Некоторыми учеными отождествляется с Се – родоначальником следующей династии Шан-Инь. В последовательности шан-иньских правителей, сообщаемой Сыма Цянем в «Ши цзи» («Исторические записки», цз. 3), Ван Хай отсутствует, но Ван Го-вэй его идентифицировал с сыном присутствующего там 6-го царя Мина. Поэтому имя Ван Хая переводится и интерпретируется по-разному: Вождь Хай (Э.М.Яншина), князь Хай (Юань Кэ), высочайший (великий, священный) [предок] Хай (Д.Е.Куликов) или царь Двенадцать (А.И.Кобзев), поскольку хай [2] – 12-й знак в цикле «земных ветвей» (ди чжи, см. Гань чжи).

В надписях на гадательных костях запечатлены свидетельства культа Ван-Хая, которому приносились жертвы (коровы и иноплеменники) и который величался «высоким предком» (гао цзу). Согласно Д.Е.Куликову, образ Ван Хая носит орнитоморфные черты и связан с практиковавшимся шан-иньцами культом «таинственно-темной/черной птицы» (сюань няо, см. Сюань-нюй), от яйца которой якобы произошел их первопредок Се («Ши цзи», цз. 3). «В имени Ван Хай содержится указание на божество (предка) в облике царственной (шаманской) птицы, известной в традиционной мифологии как филин куан няо», что подтверждается, в частности, «одним из вариантов начертания знака хай, в котором верхняя часть представляет собой пиктографическое изображение “рогатой” птицы, напоминающее знак гуань [4] (“сова”)» (Д.Е.Куликов, 2002). Со считавшегося сыном Ван Хая 8-го (по данным Сыма Цяня) правителя Шан-Инь – Вэй Шан-цзя началось фундаментальное для этой культуры использование знаков десятеричного цикла «небесных стволов» (тянь гань, см. Гань чжи) в именах правителей, что «символизирует собой черту между мифологическими (далекими) и историческими (ближними) предками царя» (Д.Е.Куликов, 2004), т.е. между антропозооморфными существами и реальными людьми.

Гу Цзе-ган (1931) установил, и с ним согласились ведущие специалисты, что в «Чжоу и» отражены пять исторических эпизодов (3 шан-иньских и 2 чжоуских), по которым можно датировать этот главный канон (цзин [1], см. «Ши сань цзин») китайской культуры. Одним из них является случай с потерей Ван-Хаем быков и баранов во владении И (Юи) или у племени и [4] (гексагр. № 34, черта V, гексагр. № 56, черта VI). Этот изначально топоним или этноним определил само название «Чжоу и», для установления исходного и аутентичного смысла которого важную роль играет анализ архаического употребления «и [4]» в связи с образом Ван Хая.

Источники:
Цюй Юань. Стихи. М., 1954, с. 74; Щуцкий Ю.К. Китайская классическая «Книга перемен» / Сост. А.И.Кобзев. М., 2003, с. 376, 433, 495; Каталог гор и морей (Шань хай цзин) / Пер.Э.М.Яншиной. М., 2004, с. 144, 277; Бамбуковые анналы: древний текст / Пер. М.Ю.Ульянова. М., 2005, с. 106, 146.

Литература:
Куликов Д.Е. Орнитологические мотивы в культуре Шан-Инь и их связь с древнекитайской мифологией // XXXII НК ОГК. М., 2002, с. 34 – 38; он же. О солярных элементах в иньских религиозно-мифологических представлениях // XXXIV НК ОГК. М., 2004, с. 39; Юань Кэ. Чжунго шэньхуа чуаньшо цыдянь (Словарь китайских мифов и легенд). Шанхай, 1985, с. 55 – 56; Legge J. The Chinese Classics. Vol. III, pt 1. Hongkong, 1939, p. 122.
 
Автор: Кобзев А.И.
 
Интернет-источники:
Щуцкий Ю.К. Китайская классическая «Книга перемен». М., 1993.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. - 2007. - 869 с. С. 403-404.

Авторы: ,
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.