Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Би-и-няо

比翼鸟 Би-и-няоБи-и-няо «птицы с сомкнутыми крыльями», «птицы с соединенными крыльями», «двухголовая птица»  — мифическое существо, называемое также цзянь(-цзянь) и мань(-мань) , представляемое в виде обитающей на юге (в горах Шэнь/Цань/Саньюй 参隅 или Чунъу 崇吾, вар.: на западе) сдвоенной птицы, или пары птиц – зелено-синей (цин [4] ) и красной (чи [4] ), каждая из которых имеет один глаз, одно крыло, одну ногу и не способна летать без другой. Старые комментаторы Го Пу (276–324) и Сыма Чжэнь (713–742) уподобили ее дикой утке (фу, Anas boschas), с чем согласился современный исследователь Юань Кэ (рус. пер.: 1965, 1985). Однако в «Полном китайско-русском словаре» под ред. епископа Иннокентия (1909), имеющий прозрачную этимологию «двойная (цзянь ) птица (няо)», термин «цзянь» («цзянь-цзянь») идентифицирован с обитающей на Тайване, т.е. на юге, колпицей из семейства ибисов (Platales majorа, ср. со священной птицей древнего Египта), у которой клюв напоминает утиный. Би-и-няо на воспроизведенном Юань Кэ изображении из подземной гробницы в уезде Инань (пров. Шаньдун), предположительно датируемой II в., и на рис. Чэн Хо-иня 成或因 в ксилографическом издании «Шань хай цзина» («Канон гор и морей», рус. пер.: Э.М. Яншина, 1977) 1884 скорее ассоциируется с чибисом (Vanellus vanellus, ср. с древнеегипетской птицей рехит), отличающимся таким же направленным вперед хохолком и четырехпалостью, как у Чэн Хо-иня, а кроме того зелено-синим опереньем. На приведенной А.П. Терентьевым-Катанским (2004) иллюстрации из другого ксилографа «Шань хай цзина», повторяющей рисунок из энциклопедии «Сань цай ту хуй» 三才图会 («Собрание иллюстраций трех основ: [Неба, Земли и Человека]», 1609) Ван Ци 王圻 (ок. 1535 — ок. 1614), она напоминает кукушку. На всех картинках Би-и-няо выглядит единым целым, поэтому А.П. Терентьев-Катанский назвал это существо «двухголовой птицей», рассматривая в общем ряду многоголовых птиц «Шань хай цзина». По определению Чжан Хуа 张华 (III в.) в «Бо у чжи» («Трактат обо всех вещах», раздел «И няо» — «Странные птицы»), цзянь-цзянь имеет по одной ноге, крылу и глазу и предвещает потоп, а мань — благовещие птицы, предвещающие долголетие, что, видимо, связано с воплощением Би-и-няо в образе «фениксов с сомкнутыми крыльями» (би-и-фэн), которые также обитают на юге, никогда не расстаются и, даже умерев, возрождаются вместе. В частично сохранившемся у Ма Го-ханя 马国翰 (1794 – 1857) в «Юй-хань-шань-фан цзи и шу» 玉函山房辑佚书 («Восстановленные книги из Кабинета с яшмовыми футлярами [для книг]») трактате Сунь Жоу-чжи 孙柔之 (VI в.) «Сунь-ши жуй ин ту» 孙氏瑞应图 («Иллюстрации благовещих знамений господина Суня») отражено представление древних прорицателей, полагавших, что появление Би-и-няо знаменует высшую благодать (дэ [1]) и высшую добродетель сыновней почтительности (сяо [1]) у государя (ван [1]).

Би-и-няо — представитель целой категории соединившихся мифических существ, демонстрирующих образец теснейшего контакта, доходящего до телесного срастания. Таковы впервые встречающиеся в письменных памятниках III — нач. I в. до н.э., прежде всего в древнейшем толковом словаре «Эр я» («Приближение к классике»), мифологической энциклопедии «Шань хай цзин» и исторической энциклопедии «Ши цзи» (рус. пер.: Р.В. Вяткин, 1986) Сыма Цяня, помимо Би-и-няо (птицы с сомкнутыми крыльями), би-му-юй (рыбы с сомкнутыми глазами), би-цзянь()-шоу (звери с сомкнутыми лопатками) и би-цзянь()-минь (народ с сомкнутыми плечами). В «Эр я» (гл. 9) они даже представлены специфическими символами четырех стран света: «На Востоке имеются би-му-юй. Не сомкнувшись (би [6]), не двигаются (син [3]), имя им — де [камбала/палтус]. На Юге имеются Би-и-няо. Не сомкнувшись, не летают, имя им — цзянь-цзянь. На Западе имеются би-цзянь-шоу… На Севере — би-цзянь-минь». В «Шань хай цзине» (цз. 6) Би-и-няо описываются в разделе «Канон Заморья Юга» («Хай вай нань цзин»), т.е. обитающими на юге, чему соответствует обозначение «мань» (букв.: «южные варвары») и красный цвет (символ юга) в окрасе, в соседстве с людьми-духами (шэнь жэнь), у которых также «соединяются предплечья» (连臂 лянь би/бэй), а в «Ши цзи» (цз. 28) они связываются с другой стороной света — Западным морем.

Используемый в качестве их общего определения иероглиф би [6] охватывает широкий круг значений от телесного прилегания и физического слияния до духовного сплочения, логического сопоставления, аналогии, например, у моистов (см. Мо-цзя), и математического отношения, литературной метафоры и поэтической аллегории. Сам иероглиф би [6] как в форме архаической пиктограммы на гадательных костях эпохи Шан-Инь (2-й пол. II тыс. до н.э.), так и в современном виде наглядно демонстрирует изображение двух подобных и соположенных предметов (ложек или ковшей, но этимологически — людей, точнее женских предков). Именно о двоице (лян [2]) птиц или двойной птице сказано в определении Би-и-няо в «Шань хай цзине» (цз. 6).

Поэтому уже в древнейших текстах би [6] совмещал и два значения, сходным образом присутствующие в русском слове «сопоставление», — «соединение» и «сравнение», как в экзамене на чиновничью должность, называемом «большим сравнением/состязанием» (да би).

В афоризмах Конфуция присутствует эта двойственность. С одной стороны, благородный муж (цзюнь цзы) «смыкается с должной справедливостью (и [1])», с другой — он «всеохватен (чжоу [3]), но не смыкаем» («Лунь юй», IV, 10; II, 14). Примечательны буддийские термины «би-цю» и «би-цю-ни», фонетически транскрибирующие санскритские обозначения монаха и монахини — «бхикшу» и «бхикшуни», но в то же время семантически указывающие на «состязание» (би [6]) с Конфуцием, рожденным у холма Ни-цю (инверсия «цю-ни») и именуемым знаками цю и ни [3], а потому имеющие букв. смысл «состязающиеся с Конфуцием». В «Чжоу и» би [6] — название «женской» гексаграммы № 8 (в переводе Ю.К. Щуцкого «Приближение»), парной с «мужской» гексаграммой № 7 ши [13] «Войско», что в целом также обнаруживает образ соединения как результата борьбы двух противоположных начал.

Хотя «сомкнутость» указанных мифических существ описывалась вполне натуралистично, у трех из них (рыб, птиц и народа) подчеркивалось соединение одиночных глаз (му [6]), которые суть зеркало души. Тут был заложен потенциал превращения подобной близости из физической сначала в физиологическую, а затем и в духовную. От Цао Чжи (192–232) («Сун Ин-ши» — «Провожая господ Ин», стих. 2; рус. пер.: Л.Е. Черкасский, 1973) до Лу Синя Би-и-няо — символ крепкой дружеской связи. Бóльшую близость стал выражать аналогичный термин «би-цзянь-жэнь» («люди с сомкнутыми плечами»), которым в «Шу и цзи» 述異记 («Записки с изложением странного») Жэнь Фана 任昉 (460–508) охарактеризованы неразлучные супруги, как Би-и-няо, «смыкавшие крылья» (би-и), не смогшие жить друг без друга и вместе похороненные. На их общей могиле из одного корня выросли два ствола катальпы яйцевидной (цзы [6] ), на которых обычно сидели парочки гусей-гуменников (хун [3] 鸿). Эту тему запечатлел Бо Цзюй-и (772–846) в завершении знаменитой «Песни о бесконечной тоске/бесконечной печали» («Чан хэнь гэ», 806; рус. пер.: Б.А. Васильев, 1935; Л.З. Эйдлин, 1965), где в параллельных строках сопоставляются Би-и-няо в небе и сплетающиеся ветви дерева на земле.

В ту же эпоху Тан в эротологических трактатах образ «сомкнувшихся» живых существ стал стандартной метафорой совокупления. Так, в классическом сочинении этого жанра «Дун-сюань-цзы» («[Трактат] Учителя Проникшего в таинственную тьму», V–VII вв.; рус. пер.: А.И. Кобзев, 1993, см. Дун-сюань) приведен список имеющих соответствующую иконографию 30 поз и способов соития, в котором присутствуют «рыбы, смыкающие глаза» (юй би му, № 7; см. там же, илл. 26, 73) и еще десять позиций, в которых фигурируют разные, включая фениксов, птицы (№ 8–10, 12, 15–17, 24–26), что также свидетельствует об особом сексуальном статусе последних (ср. с отеч. символикой голубей и аистов).

В современном китайском языке слово «би-и-няо» сохранило идею двоичности, метафорически прилагаясь к любящим супругам и неразлучным друзьям, а «би-му-юй» превратилось в обозначение единого существа — паралихта (ложного палтуса) или камбалы.

Источники:
Шань хай цзин хуй ту гуан чжу («Канон гор и морей» с собранием иллюстраций и обширными комментариями) / Ред. Го Пу, комм. У Чжи-и, илл. Чэн Хо-инь. Изд. Сунь Си из Саманно-лиственного кабинета (Со-е-шань-фан). Кн. 1 – 4 [Б.м.], 1884. Цз. 3, л. 2, 9; Эр я (Приближение к классике) // Ши сань цзин (Тринадцатиканоние). Пекин, 1957. Кн. 38, с. 268; Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Т. IV / Пер. Р.В. Вяткина. М., 1986, с. 157, 295; Каталог гор и морей (Шань хай цзин) / Пер. Э.М. Яншиной. М., 2004, с. 123.

Литература:
Китайский эрос / Сост. А.И.Кобзев. М., 1993, с. 66, 191 – 195, 230; Куликов Д.Е. Орнитологические мотивы в культуре Шан-Инь и их связь с древнекитайской мифологией // XXXII НК ОГК. М., 2002, с. 30 – 31; Терентьев-Катанский А.П. Иллюстрации и китайскому бестиарию. СПб., 2004, с. 86 – 87; Юань Кэ. Мифы древнего Китая. М., 1985, с. 198 – 199, указ.; Чжунхуа шэньми вэньхуа цыдянь (Словарь китайской мистической культуры) / Гл. ред. У Кан. Хайкоу, 2002, с. 350 – 351; Юань Кэ. Чжунго шэньхуа чуаньшо цыдянь (Словарь китайских мифов и легенд). Шанхай, 1985, с. 50 – 51.

Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. - 2007. - 869 с. С. 377-379.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения
Герои и сокровища нехоженых троп Восточного Туркестана
Ли Сюэ-цинь
Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.