Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Бицзи

筆記 особая форма авторского сборника, или, по выражению О.Л. Фиш­ман, «наджанровая система». Истоки бицзи следует искать в др.-кит. историч. памятниках, древнейших филос. сочинениях и в памятниках, ныне относи­мых к сюжетной прозе. Прообразы бицзи начали появляться в танское время (618—907), однако подлинный расцвет относится ко времени правления дин. Сун (960—1279), периоду бурного роста всей кит. культуры, и в первую оче­редь письменной; именно к сунскому времени относится и введение в обо­рот самого термина бицзи — и в качестве «родовых» иероглифов для обозна­чения этой формы авторского сборника, и в качестве назв. для целого на­правления в кит. письм. традиции. Изменение формы книги от свитка к бро­шюровке в виде тетради, распространение ксилографии и значит. увели­чение книжной продукции сделали книгу доступной самым широким слоям населения и гораздо более удобной в обращении. Изменения произошли и в отношении к учености, к знаниям, необходимым для сдачи экзаменов на право занятия вакантного поста в аппарате управления страной; более высо­кие требования вызвали к жизни многочисл. систематически организован­ные подборки извлечений из разл. соч. самой широкой тематики — лэйшу («энциклопедии»), также оказавшие определенное влияние на формирова­ние бицзи.
 
Впервые данный термин был употреблен в назв. «Сун Цзин-вэнь гун бицзи» («Записки господина Сун Цзин-вэня») Сун Ци (998—1061). Кажется, каждый крупный сунский литератор и чиновник оставил после себя такой сборник. Бицзи, как правило, датированы последними годами жизни авт. и потому мо­гут рассматриваться как своеобразный итог жизненного пути и лит. изыска­ний; часты случаи, когда автор закончить сборник не успевал и за него это делали потомки. Такова, напр., судьба «Дун-по чжи линь» («Лес записей Дун-по») великого сунского литератора Су Ши. Нек-рые бицзи значительны по объему и потребовали от авт. много времени и усилий; в них, как правило, ца­рит строгая организация материала по разделам; другие, маленькие и хаотич­ные по содержанию, производят впечатление черновой записной книжки ученого, сохранившей мысли, наблюдения, наброски, выписки и сведения, не вошедшие в др. сочинения. Но уже в ранних сунских бицзи заметна тенденция к энциклопедич., а не к узкотематич. охвату материала, и кажущаяся хаотич­ность часто обманчива — такое впечатление возникает оттого, что пока не по­нятны принципы организации этих текстов. Совр. кит. исследователи относительно формы бицзи выдвигают след. характеристич. особенности: а) полная свобода — материал в сб. может быть опре­деленным образом внутренне организован и разделен, скажем, на цзюани, а может быть не организован никак; сб. может быть огромным, как, напр., «Жун-чжай суй би» («Заметки Жун-чжая») Хун Мая (1123-1202), а может быть совсем маленьким, как тот же сб. Сун Ци; наконец, составляющие фрагменты могут быть как довольно значительными по размеру, так и короткими запися­ми в неск. иероглифов; почти непременным компонентом бицзи становятся фрагменты типа шихуа («рассуждения о стихах»); б) спонтанность внутр. по­строения сб., невыраженная структура композиции; это часто декларируют са­ми авторы в предисл. к сборникам. Неск. иначе это сформулировал один из пионеров изучения бицзи — Лю Е-цю: «Я полагаю, что главной характеристи­ческой чертой бицзи в плане содержания будет "разнообразие" (цза): несвязан­ность тематическими рамками, записи того, что слышал сам; в плане формы — "свобода" (сань): длинное и короткое, произвольность компоновки».
 
По содержанию бицзи принято делить на сяошо гуши бицзи, к-рые состоят гл. обр. из фрагментов сюжетного характера, маленьких и коротких; лиши совэнь бицзи, включающие историч. сведения, не вошедшие в офиц. историч. соч. либо дополняющие их, они же — еши цзювэнь бицзи; каоцзюй бяньчжэн бицзи, посвященные разного рода неточностям, ошибкам, трудным местам, словам, понятиям и их исправлению, уточнению, разъяснению; цункао цзабянь бицзи, содержащие наблюдения науч. характера, сделанные при чтении чужих соч., а также археологич., этимологич., текстологич. сведения; цзалу цунтань бицзи, являющиеся собраниями высказываний, шуток, анекдотов и проч., т.е. всего того, чему не нашлось места в др. типах сборников. Приведенная классифи­кация до определенной степени условна, т.к. содержание сб., как правило, не ограничено тематически; отнесение к.-л. бицзи, к примеру, к сяошо гуши бицзи означает лишь, что в нем преобладают фрагменты сюжетного характера. Так, сб. Сун Ци, будучи по своей гл. направленности каоцзюй бяньчжэн бицзи и представляющий собой эссеистич. собрание отд. бессюжетных и не связан­ных общей фабулой законченных записей, коротких и лаконичных, свободно сочетает чисто информац. фрагменты и эстетич. оценки, поэтич. строки, афо­ризмы и сведения автобиографии. характера. В то же время, хотя материал не разделен на четкие тематич. группы, в нем явственным образом прослежива­ются магистральные темы, к-рые составляли гл. интерес Сун Ци и к к-рым он неоднократно возвращался: суждения о гос. управлении, исправление оши­бок, критич. оценка поэтич. произведений.
 
Часто авторы сб. бицзи использовали не только те письменные памятники, что дошли до наших дней, но и утерянные в наст. время, — и именно благодаря их скрупулезной добросовестности сейчас есть возможность судить об этих соч. Напр., в неск. фрагментах из сб. бицзи «Бэймэн со янь» («Краткие речения из Бэймэн») Сунь Гуан-сяня (895?—968) содержится в конце приписка: «слышал от Лю Шань-фу» (вар.: «видел/читал в „Праздных беседах“ Лю Шань-фу», «взято из „Праздных бесед“ Лю Шань-фу») — речь идет об авт. сб. «Цзиньси цзянь тань» («Праздные беседы в Цзиньси»), ныне утерянного, и хотя не во всех случаях ясно, получал ли Сунь Гуан-сянь информацию от Лю Шань-фу изустно или же выписывал ее из его сб., в любом случае отрывки или по крайней мере пересказ сюжетов из «Цзиньси цзянь тань» сохранились лишь в сб. Сунь Гуан-сяня.
 
Поставив перед собой задачу добиться точности знания и излагаемых сведе­ний, авторы бицзи помимо письменных памятников пользовались и устными материалами — рассказами старших современников, как правило родствен­ников, наставников или авторитетных для автора лиц; наконец, собств. разысканиями и впечатлениями, тем, «что видел и слышал», при этом они во всех случаях пытались перепроверить полученную информацию по доступ­ным письменным текстам. Так, сунский Гун Мин-чжи (1091-1182) в предисл. к «Чжун У цзи вэнь» («То, что слышал о Центральном У») написал, что в основу его соч. легли истории, слышанные от деда и его знакомых («Когда я в юности служил деду своему, то всякий раз, заслышав, как кто-то начинал рассуждать о делах предков из нашей местности, обращался в слух и внимал не отрываясь»); расказанное отцом, его коллегами по службе, знакомыми и друзьями, с к-рыми Гун общался, переезжая вместе с отцом от одного места службы к др. («Повзрослев, я путешествовал вместе с отцом и его сослужив­цами, а все они были люди прославленные и ученые выдающиеся»); услышанное Гуном в процессе преподавания и во время бесед с друзьями и коллегами («Получал я знания о том, как было встарь, и от людей, с к-рыми сошелся близко...»). Все данные Гун Мин-чжи сверял по имеющимся в его распоряжении письменным источникам — «Всего этого нет ни в новой, ни в старой „Книге всех земель“ и в „Записях об уских землях“».
 
Т.о., извлекаемые из сб. бицзи сведения во многом уникальны, т.к. являются личными впечатлениями авторов и потому что иных источников просто не сохранилось. В первую очередь это касается самих сочинителей бицзи — реаль­ных персонажей истории, о многих из к-рых известно лишь по их трудам; между тем часто это немаловажные, яркие фигуры в кит. истории. Речь идет также и об их родственниках, в этом случае бицзи становятся единств. источ­ником информации об этих людях. Так, Чжу Юй (1075?-после 1119) весьма обстоятельно сообщает о Ху, своих родичах по материнской линии, пере­числяет их и те гос. посты, к-рые довелось занимать мужским представителям рода Ху (в общей сложности в сб. Чжу Юя такие сведения даются в 28 фраг­ментах); практически все данные о Гун Цзун-юане (X в.) были получены из соч. его правнука Гун Мин-чжи.
 
В бицзи содержатся также эпизоды из жизни известных ист. лиц, не нашедшие отражения в офиц. ист. трудах, раскрывающие подчас неизвестные биографич. факты. Напр., Ван Дэ-чэнь сообщает, что Коу Чжунь еще в молодости прославился тем, что однажды во время засухи не побоялся ответить на во­прос императора, почему долго нет дождя. Коу Чжунь объяснил засуху не­справедливым, корыстным управлением первого министра. Министра отпра­вили в отставку — дождь пошел. Чжу Юй приводит сведения о семейной жизни знаменитого кит. энциклопедиста Шэнь Ко (1029-1093), жена к-рого «била его и таскала за усы по земле так, что вырывала волосы с кровью и мя­сом», всячески тиранила и компрометировала его перед сослуживцами; Шэнь Ко стоически терпел ее поведение, однако кончина супруги настолько его опечалила, что он чуть не утопился.
 
Несомненную ценность представляют мн. фрагменты сб. Чжу Юя, посвящ. установлениям, принятым для совр. ему чиновничества по части форменной одежды в зависимости от ранга, а также правилам наследования должностей родственниками высокопоставленных придворных и чиновничьим атрибутам (напр., подушкам из меха животного жун и правилам относительно того, какого ранга чиновник и начиная с какого времени имеет право сидеть на подобных подушках). Не менее интересны, разнообразны и уникальны сведения о разл. историч. реалиях и обычаях. Ван Дэ-чэнь довольно подробно описывает разные виды совр. ему головных платков, историю и способы изготовления шапок — плетенных из тростника, изготавливаемых из пропитанного лаком флера, травяных головных платков. Тут же приводится описание эволюции памятных дощечек (ху [4]), непременного атрибута чиновника на высочайшей аудиенции. Нередко сведения сб. бицзи носят этнолингвистич. характер. У Сун Ци: «Южане все реки называют цзян [3], а северяне все реки называют хэ [6], из-за диа­лектных различий в названиях рек Хуай и Ци нет полной ясности».
 
Особо важны сведения, посвящ. обычаям и укладу жизни той или иной мест­ности. Такие сведения тем более уникальны, что от сунского времени до нас их дошло чрезвычайно мало. В первую очередь обращают на себя внимание сб., подобные соч. Гун Мин-чжи с красноречивым назв. «То, что слышал о Цент­ральном У»; внимание автора сосредоточено здесь на обычаях, нравах, собы­тиях и ист. лицах, происходивших из его родных мест — р-н Сучжоу и Кунь- шани в совр. пров. Цзянсу. Сб. Гун Мин-чжи — своеобразная энциклопедия этой местности. Наибольший интерес представляют многочисл. биографич. данные о выходцах из У, отсутствующие во всех прочих доступных нам источ­никах. А в упоминавшемся ранее сб. Чжу Юя очень много места уделено уни­кальной информации о юге сунского Китая (цз. 2), в первую очередь о Гуан­чжоу и квартале этого города, где селились иностранцы, о таможенной службе и правилах таможенных сборов, налогообложении для торговцев, о товарах. Авторские сб. бицзи являются самой перспективной группой источников по воссозданию категориальной картины мира сунского об-ва; это документы эпохи, созданные в конкретный ист. период и зафиксировавшие его — начи­ная с незначит. происшествий и заканчивая обширными описаниями обыча­ев, существовавших на то время. Последовательное введение в широкий науч. оборот сунских авторских сб. бицзи подготавливает солидную источниковед­ческую базу для изучения мн. аспектов материальной и духовной жизни Ки­тая: перед исследователями открывается целый пласт богатейшего разнород­ного материала, до сих пор остававшегося невостребованным как в силу своей малоизвестности, так и в силу сложности анализа, определения и классифи­кации; важность такого материала трудно переоценить.
 
Литература:
Алимов И.А. Вслед за кистью. Материалы к истории сунских авторских сборников бицзи. Ч. 1. СПб., 1996; Алимов И.А., Серебряков Е.А. Вслед за кистью. Материалы к истории сунских авторских сборников бицзи. Ч. 2. СПб., 2004; Фишман ОЛ. Три китайских новеллиста XVII—XVIII вв.: Пу Сунлин, Цзи Юнь, Юань Мэй. М., 1980; Лю Е-цю. Лидай бицзи гайшу (Очерк истории бицзи разных эпох). Пекин, 1980; Чжэн Сянь-чунь. Чжунго бицзивэнь ши (История китайских бицзи). Чанша, 2004.
 
Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 3. Литература. Язык и письменность / ред. М.Л.Титаренко и др. – 2008. – 855 с. С. 217-220.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

К истории изучения чуских строф в советском китаеведении: 1950-1980-е годы
Тангутская империя на Шёлковом пути: из пучины забвения
Герои и сокровища нехоженых троп Восточного Туркестана
Ли Сюэ-цинь
Транспортный комплекс КНР превратился в инструмент ускорения социально-экономического развития Китая


© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.