Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Бай-ху

白虎, Бо-ху (Белый тигр/Белая тигрица).

Бай/Бо-хуБай/Бо-хуВ древнекитайской мифологии один из духов четырех стран света (наряду с Цин-луном, Чжу-няо, Сюань-у), зверь — покровитель Запада, где находится страна мертвых. Появление Бай-ху устрашало всякую нечисть и одновременно рассматривалось как знак прогресса мирных наук. Согласно легенде, в 61 г. до н.э. был пойман Белый тигр, император счел это за подарок неба, и в его честь воздвигли храм. Бай-ху часто изображали на стенах погребальных сооружений, на знаменах, к-рые в походах несли позади войска (впереди несли знамя с зеленым драконом — Цин-луном). Бай-ху считался благовещим животным, которое, не смотря на свирепый нрав, не трогает людей и других тварей. В ср.-век. Китае Бай-ху рисовали наряду с Цин-луном на воротах даос. храмов в функции стража. На поздних нар. лубках Бай-ху выступает уже в человеческом облике. Как дух семи созвездий западной части небосвода. Бай-ху выведен в фантастич. романе XVI в. «Фэн шэнь яньи» («Возведение в ранг духов») под именем Инь Чэн-сю. По другой версии Бай-ху — злой дух, появление которого предвещает смерть и всякие беды, отсюда его прозвание в народе «санмэнь Бай-ху» («зловещий Белый тигр») или «туй цай Бай-ху» («Белый тигр, отнимающий богатство»).
 
Автор: Рифтин Б.Л.
 
Бай-хуБай-хуБай-ху, согласно древнекитайской астрономии и астрологии, соответствует «Западный дворец» (си-гун) Неба, включающий в себя семь осн. созвездий: Куй («Скипетр»), Лоу («Оковы»), Вэй («Желудок»), Мао («Утиное гнездо»), Би («Вилы»), Шэнь («Заслуги») и Цзуй («Морда»). Кроме того, в этот сектор включается и ряд малых созвездий. Символом самого Белого тигра выступает созвездие Шэнь, соответствующее трем звездам пояса Ориона. Согласно «Трактату о небесных явлениях» («Тянь-гуань шу») из «Ши цзи» Сыма Цяня, состояние звездного неба отражает положение дел в гос-ве, состояние войны или мира.

Автор: Анашина М.В.

Древнейшее изображение Бай-ху как астрально-зооморфного символа западного квадранта небосвода, примерно охватывающего созвездия Возничего, Ориона, Тельца, Овна, Андромеды, Рыб, Зайца, Эридана, Большого Пса и Киля, было обнаружено летом 1978 в уезде Суйсянь пров. Хубэй на вырытой из захоронения ок. 433 до н.э. крышке лакового ларца. Вместе с Цин-луном, но без двух других символов небесных квадрантов (Чжу-няо и Сюань-у), что, видимо, воспроизводит архаическое деление пространства и времени надвое (восток–запад: дун-си; весна–осень: чунь-цю), он соотнесен с обозначениями 28 кругообразно расположенных зодиакальных созвездий, представляющих лунные «станции»/«дома» (сю [2], шэ [2]), и центрального созвездия Доу (Ковш ), т.е. Бэй-доу (Северный Ковш). Позднее, в эпоху Хань парные Бай-ху и Цин-лун стали изображаться (особенно на бронзовых зеркалах) держащими соответственно луну и солнце, что свидетельствует об их мифологической корреляции с другой парой антропозооморфных космических символов Нюй-ва и Фу-си, наделенных теми же небесными атрибутами, а также в сочетании с Си-ван-му (Владычица Запада) и Дун-ван-гуном (Владыка Востока) соответственно. Как коррелят запада, осени и элемента металл (эквивалента «младшей инь» — «шао инь», см. У син) Бай-ху представляет женское начало инь (см. Инь–ян), вполне отвечающее женским образам Нюй-ва и Си-ван-му, поэтому более точный перевод данного бинома — «Белая тигрица».

В контексте этих ассоциаций с темным женским началом, осенним увяданием, западом как местоположением страны мертвых и траурной символикой белого цвета образ Бай-ху в средние века породил негативные ипостаси в виде предвещающего несчастья одного из «двенадцати небесных воевод» (ши-эр тянь цзян ) в мантико-астрологической системе лю жэнь («шесть [бинарных сочетаний 60-ричного цикла с девятым “небесным стволом”] жэнь [3]»), а также злого духа, приносящего гибель и пребывающего на звезде Суй (Юпитер) или близких к ней четырех небесных телах, именуемых Траурными вратами (Сан-мэнь). Сообщение об этом со ссылкой на «Жэнь юань ми шу цзин» («Канон тайного стержня человеческой первоосновы») содержится в опубликованном в 1741 по высочайшему соизволению мантико-астрологическом своде «Се цзи бянь фан шу» («Книга основ соответствия и различающих методов»).

С другой стороны, Бай-ху выступал как позитивный астролого-алхимический символ и воплощение гуманности (жэнь [2]) и долга/справедливости (и [1]). Согласно «Бао-пу-цзы» («[Трактат] Мудреца, Объемлющего Первозданную простоту», цз. 4, 15) Гэ Хуна, Изначальный государь (Юань цзюнь 元君) «управляет колесницей с 9 драконами (лун) и 12 белыми тигрицами», а его ученик Лао-цзы сопровождается свитой из 12 зелено-синих драконов (Цин-лун) слева (на востоке), 26 белых тигриц справа (на западе), 24 красных птиц (Чжу-цяо) спереди (на юге) и 72 таинственных воинов (Сюань-у) сзади (на севере).

Гадатели и прорицатели считали появление Бай-ху признаком «гуманного правления» (жэнь чжэн, см. Мэн-цзы). Так, в частично сохранившемся у Ма Го-ханя 马国翰 (1794–1857) в «Юйхань шань фан цзи и шу» 玉函山房辑佚书 («Восстановленные книги из Жилища в горах Юйхань») трактате Сунь Жоу-чжи 孙柔之 (VI в.) «Сунь-ши жуй ин ту» 孙氏瑞应图 («Иллюстрации благовещих знамений господина Суня») сказано: «Белая тигрица гуманна и безвредна. Когда государь (ван [1]) [распространяет] не насилие и жестокость, а безграничную милость, тогда она появляется». Поэтому его изображение с сер. I тыс. стало атрибутом ритуального облачения императора и высших сановников, как это видно по свитку Янь Ли-бэня 阎立本 (600–683) с северочжоуским У-ди (прав. 560–578) и настенной живописи VII в. в Дуньхуане (пещера № 220)( реконструкция: Л.П. и В.Л.Сычевы, 1975).

Трактовки образа тигра в чжоуском искусстве. Нефритовые подвескиТрактовки образа тигра в чжоуском искусстве. Нефритовые подвескиВ качестве такого благовещего животного Бай-ху отождествлялся с цзоу-юй 驺虞/吾 (букв. «рысистый ловец/охранник»), или цзоу-я 驺牙 (букв. «рысистые клыки»), хотя в «Хуайнань-цзы» («[Трактат] Учителя из Хуайнани», цз. 12) они различаются как разные «драгоценные диковины», отданные последнему правителю династии Шан-Инь злодею Чжоу Синю в качестве выкупа за освобождение из Юли культурного героя и основателя династии Чжоу - Вэнь-вана (XII/XI в. до н.э.). Цзоу-юю посвящена одна из напоминающих заговор или заклинание «южных [песен]» (нань) «Ши цзина» («Канон стихов», рус. пер.: А.А.Штукин, 1957), входящая в раздел «Го фэн» («Нравы царств», I, II, 14), датируемый VIII–VII вв. до н.э. В ней в соответствии с букв. смыслом своего имени, связанным с обозначением верховой и ловчей прислуги правителя, он представлен грозным духом охоты и идентифицирующимся с ним охотником. В мифологич. энциклопедии III–II вв. до н.э. «Шань хай цзин» («Канон гор и морей», рус. пер.: Э.М.Яншина, 1977, цз. 12) цзоу-юй уже не просто назван, а описан как «диковинный зверь величиною с тигра, весь пятицветный/пестрый, с хвостом (втрое) длиннее туловища, на колеснице с которым можно за день проехать тысячу ли». По прошествии еще нескольких веков его образ совсем идеализировался, что отразил Сюй Шэнь (I–II вв.) в «У цзин и и» 异义 («Особые смыслы Пятиканония»): «Цзоу-юй – зверь должной справедливости, являющийся белой тигрицей с черным узором (вэнь) и хвостом длиннее туловища, питающийся мясом неубитых и не едящий живых существ».

В древнейшем толковом словаре «Эр я» («Приближение к классике», III–II вв. до н.э., гл. 18) «Бай-ху» выступает определением иероглифа «хань» [1], совмещающего значения «белый тигр» и «свирепость». В комментарии Го Пу (276–324) к этой глоссе сообщается: «Во времена ханьского Сюань-ди [74–49 до н.э.] в Южном округе поймали Белую тигрицу и приподнесли [государю] ее шкуру, кости, когти и зубы». Впоследствии в 79 н.э. при другом ханьском императоре Чжан-ди (75–88) в Зале Белой тигрицы (Бай/Бо-ху гуань ) состоялась знаменитая конфуцианская дискуссия о «Пятиканонии» («У цзин», см. «Ши сань цзин»), запечатленная Бань Гу в энциклопедическом трактате «Бай/Бо-ху тун» («Отчет [о дискуссии в Зале] Белого тигра/Белой тигрицы»).

Совмещение в семантике Бай-ху женственности с мужественностью, гуманности с жестокостью, благостности со злостностью объясняется принадлежностью более общей категории «ху» [3] («тигр, тигрица») к противоположному символическому ряду. В зодиакальном цикле 12 животных, коррелятивных «земным ветвям» (ди чжи, см. Гань чжи) он занимает третью позицию, соотносясь с деревом из «пяти элементов», востоком и весной. Этим характеристикам соответствует традиционный образ тигра как свирепого и воплощающего в себе грубую (мужскую) силу царя наземных зверей, несущего на лбу знак «ван» [1] («царь»). По поверьям, отраженным Гэ Хуном в «Бао-пу-цзы» (цз. 3), живя до 1000 лет он становится белым после 500-летия, т.е. в старости, приносящей утрату жестокости и обретение гуманности. В целом, образ Бай-ху принципиально амбивалентен, соединяя в себе противоположные начала инь и ян, женское и мужское, западное и восточное, осеннее и весеннее, доброе и злое.

Источники:
Шань хай цзин хуй ту гуан чжу («Канон гор и морей» с собранием иллюстраций и обширными комментариями) / Ред. Го Пу, комм. У Чжи-и, илл. Чэн Хо-инь. Изд. Сунь Си из Саманно-лиственного кабинета (Со-е-шань-фан). Кн. 1–4 [Б.м.], 1884. Цз. 4, л. 4; Эр я (Приближение к классике) // Ши сань цзин (Тринадцатиканоние). Пекин, 1957. Кн. 38, с. 455; Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Т. IV / Пер. Р.В. Вяткина. М., 1986, с. 119, 269; Шицзин. Книга песен и гимнов / Пер. А.А.Штукина. М., 1987, с. 36, 316; Гэ Хун. Баопу-цзы / Пер. Е.А.Торчинова. СПб., 1999, с. 50, 69, 245; Каталог гор и морей (Шань хай цзин) / Пер. Э.М. Яншиной. М., 2004, с. 138, 267; Хуайнаньцзы (Философы из Хуайнани) / Пер. Л.Е.Померанцевой. М., 2004, с. 53, 227, 342, указ.

Литература:
Вильямс К.А. Энциклопедия кит. символов. М., 2001, с. 349–351; Китайская геомантия / Сост. М.Е.Ермакова. СПб., 1998, указ.; Кобзев А.И. Учение о символах и числах в китайской классической философию М., 1994, с. 239–241; Терентьев-Катанский А.П. Иллюстрации и китайскому бестиарию. СПб., 2004, с. 95–98; Сычев Л.П., Сычев В.Л. Китайский костюм. М., 1975, с. 28, 47, 109, табл. I, II, XII; Юань Кэ. Мифы древнего Китая. М., 1987, с. 232, 347, илл. с. 10, 22, 81, 90; Ван Цзянь-минь, Лян Чжу, Ван Шэн-ли. Цзэн-хоу и му чуту ды эр-ши-ба сю Цин-лун Бай-ху тусян (Изображения 28 [зодиакальных] «станций», Цин-луна и Бай-ху, вырытые из могилы II Цзэн-хоу) // Вэнь у. 1979, № 7, с. 40–45; Чжунхуа шэньми вэньхуа цыдянь (Словарь китайской мистической культуры) / Гл. ред. У Кан. Хайкоу, 2002, с. 352; Юань Кэ. Чжунго шэньхуа чуаньшо цыдянь (Словарь китайских мифов и легенд). Шанхай, 1985, с. 131, 256.

Автор: Кобзев А.И.

Ст. опубл.: Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л.Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 – . Т. 2. Мифология. Религия / ред. М.Л.Титаренко, Б.Л.Рифтин, А.И.Кобзев, А.Е.Лукьянов, Д.Г.Главева, С.М.Аникеева. - 2007. - 869 с. С. 366-368.

Авторы: , ,
 

Новые публикации на Синологии.Ру

История основных историко-культурных зон Восточной Азии в Х–I тыс. до н.э. в первом томе «Истории Китая»: подходы и концепции
О статье Е.Ф. Баялиевой «Правовые аспекты обращения бумажных денег в юаньском Китае»
Частотный иероглифический словарь классических китайских текстов и его использование в тематическом и жанровом анализе
Дневники В.М. Алексеева в «Синологической картотеке» учёного
История перевода Нового Завета на китайский язык свт. Гурием Карповым


© Copyright 2009-2018. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.