Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


Архив российской китаистики. От составителя

 
 
Архив российской китаистикиАрхив российской китаистики«Архив российской китаистики» - новорожденное и законное дитя шеститомной энциклопедии «Духовная культура Китая»,  выпущенной тем же издательством «Восточная литература» в 2006-2010 гг. и увенчанной Государственной премией. Исторически сложилось так, что автор этих строк как один из создателей энциклопедии и лауреат премии, воспользовавшись  церемонией награждения 12.06.2011, передал тогдашнему Президенту России Д.А. Медведеву письмо с проектом модернизации отечественной синологии.
 
Преамбула гласила: «Сфинкс глобализованного XXI в. – Китай, чья Книга книг “И цзин” — предшественница двоичного кода всех компьютерных программ, а иероглифика — перспективный претендент на роль языка международного общения в Интернете. Его великие загадки могут быть решены в России, обладающей беспрецедентными преимуществами: ближайшего географического соседства, длившегося десятилетиями глубокого взаимопроникновения культур и векового взаимного изучения. Российская китаистика — одна из старейших и развитейших в мире, на её счету целый ряд непревзойденных научных и культурных достижений. В соединении с современными цифровыми технологиями она способна стать источником крупнейших интеллектуальных инноваций, сопоставимых с созданием галактики Гуттенберга, истоки которой также восходят к Китаю. К сожалению, богатство её потенциала явно превосходит реализацию. Количество научных кадров сократилось в разы, и в РФ нет ни одного вуза, НИИ, музея, журнала, аудио- или видео-сми, специально и всецело посвящённого Китаю, хотя таковые были в прошлом и асимметричным образом аналогичные институты по изучению России обильно представлены в Китае. Развитие синологии у нас, увы, обратно пропорционально росту значимости Китая, поскольку таковой обусловливает значительно большую выгодность практической работы».
 
Для радикального изменения сложившийся за последние годы неблагоприятной ситуации предлагался ряд конкретных мер, включая, в частности,  полномасштабное продолжение работы над энциклопедией «Духовная культура Китая» и тесно связанное с нею введение в научный оборот лежащих до сих пор, увы, под спудом (главным образом в государственных и частных архивах) огромных накоплений отечественной синологии, а также создание ее документально фундированной истории с максимально полной библиографией. 
       
Ответом стала резолюция Президента «Тема важная, идеи неплохие» и указание своим помощникам (ныне вице-премьерам) С.Э. Приходько и А.В. Дворковичу «проработать» и «доложить». Практическим результатом высочайшего указания явилось экстренное объявление в конце 2011 года в РГНФ целевого гранта «Российское китаеведение: история, современное состояние и перспективы развития».  В свою очередь по одной из его тем  -  «Энциклопедия российского китаеведения» - пишущий эти строки разработал проект и подготовил два первых тома продолжающегося непериодического издания (альманаха) «Архив российского китаеведения», публикация которых в следующем, 2012 г. также была поддержана грантом РГНФ.
     
Переходя от истории к теории вопроса, т.е. освещению основных задач и специфики данного издания, следует прежде всего объяснить его название. В нем использован термин «китаистика» как более широкий, нежели «китаеведение» или «синология». Он охватывает собой не только сугубо научные достижения этой дисциплины, но и результаты любого, в том числе эмпирического и практического, освоения китайской культуры. Соответственно такому расширительному подходу настоящее издание предполагает отказ от педантических ограничений, мотивированных ссылками на «неформат», недостаточную подготовленность или несвоевременность для обнародования. Гораздо более мощные конкурирующие площадки в Интернете, с рождения и по определению не знающие подобных ограничений, а также простой здравый смысл заставляют признать, что сегодня подобное псевдонаучное чистоплюйство бессмысленно и вредно. Информационный век требует максимума информации, и синология должна идти с ним в ногу. Противоположная позиция столь же нелепа, как отказ есть сырую рыбу в японском ресторане. Правда, в первых томах этого большого проекта пока дело не дошло до публикации самоценных «сырых» материалов, более чем хватило академически обработанных. Некоторой «экзотикой» могут считаться только статьи А.И. Кобзева «Логомахия вместо логики, или Сеансы желтой магии с полным разоблачением» о современном варианте лженауки и его же в соавторстве с Н.А. Орловой «В поисках Таинственной Самки» о неожиданно опубликованном в 2013 г. романе талантливейшего синолога Е.А. Торчинова (1956-2003). Таинственна не только давшая название роману Таинственная Самка, но и безвременная смерть его автора 12.7.2003. Через пять лет в тот же Петров день и примерно в таком же, не ассоциирующемся со смертью возрасте она еще драматичнее настигла другого научного лидера своего поколения В.М. Крюкова (1962-2008), которому в т. 2 посвящены «Личные воспоминания» его однокашника А.В. Виноградова.
            
Трагическая история российской китаистики как прошлого, так и настоящего убедительно доказывает, что неисчислимые сокровища творческой мысли и упорного труда пропали втуне только оттого, что не были доведены до печатного станка. Чего  стоит одна лишь история гениального академика В.П. Васильева (1819-1900), большая часть научного наследия которого затерялась в архивах или ушла в печь. Типичное для России небрежение собственными пророками доходило в минуты роковые до фантасмагории их уничтожения, когда «изымались» не только из профессии, но из самого бытия целые научные сообщества, как то, к примеру, случилось с петербургским востоковедением в годы «большого террора». Эта душераздирающая тема – одна из важнейших в истории отечественной синологии, и ей посвящены специальные статьи во 2-м томе – В.М. Алпатова «Репрессии среди советских китаистов» и А.И. Кобзева «Синологи, тамплиеры и антропософы в советском аду: круг Ю.К. Щуцкого».
           
Один из главных героев обеих – крупнейший российский китаист XX в. академик В.М. Алексеев (1881-1951), многострадальная книга которого «Рабочая библиография китаиста» в свою очередь составила основу 1-го тома. Эта, по определению автора, «книга руководств для изучающих язык и культуру Китая», предназначенная быть настольной книгой каждого студента-синолога и профессионального китаиста, была подготовлена к изданию уже в 1934 г. Но в конце года произошло убийство Кирова, после чего начал раскручиваться маховик репрессий и В.М. Алексеев, официально объявленный «лжеученым в звании советского академика», едва избежал ареста и тюрьмы. Весьма символично, что именно книги послужили основанием и для его публичного шельмования, и для чудесного спасения. Для первого – публикация в Париже в 1937 г. его  «Китайской литературы», для второго – работа над «Большим китайско-русским словарем». Однако при жизни В.М. Алексеев не увидел ни русского издания «Китайской литературы», ни «Большого китайско-русского словаря», хотя он был стратегически необходим стране и его макет был издан в 1948 г. Не дождался он и выхода в свет «Рабочей библиографии китаиста», которую 70 с лишним лет пытались издать четырежды и видные ученые, и весомые государственные деятели. С пятой попытки это удалось осуществить Библиотеке РАН в 2010 г. усилиями учеников В.М. Алексеева – Л.Н. Меньшикова (1926-2005) и Б.Л. Рифтина (1932-2012), а также Т.И. Виноградовой, которая в предисловии «От составителя» детально описала тернистый путь книги к читателю. Этот текст под наименованием «Предисловие к первому изданию» воспроизведен ниже, поэтому за подробностями отсылаем к нему. Здесь же надо объяснить причину  переиздания книги через три года. Она предельно проста: подобное пособие для всех изучающих язык и культуру Китая не может иметь формальный тираж 70 экземпляров (реальный, возможно, еще меньше) и стоить 2500 рублей, ибо таковы параметры весьма специфичных библио-раритетов, немногим отличающихся от хорошо размноженных рукописей. Наше издание призвано соответствовать главному замыслу автора – доступности для широкого читателя. Помимо этого его отличает исправление целого ряда неточностей и опечаток, изъятие ценной, но не относящейся к теме факсимильной копии части вышеуказанного макета китайско-русского словаря и, напротив, дополнение значительным комплексом свежих био-библиографических материалов и рецензий на первое издание, размещенных как перед текстом В.М. Алексеева, так и в Приложениях, что позволяет говорить об оригинальной архитектонике и новом произведении  в целом.
     
ХХ век показал, что в России тернист путь китаеведа и дисциплина эта опасна для жизни. В лихие годы на фоне полной гибели всерьез самих авторов было уже не до их рукописей, поэтому многое пропало, но кое-что неисповедимыми путями господними возникло из небытия, иллюстрируя известный литературный тезис о несгораемости рукописей. Призыв другого великого писателя к сбережению народа можно распространить и на рукописи, лучшая форма сбережения которых – обнародование и распространение.  Ведь весьма трудоемкой и уязвимой, научной продукции китаистов грозит всепожирающий огонь не только на аутодафе идеологических фанатиков или  спецслужб, но и в собственной святая святых. Так, четверть века тому назад в культурной столице России загадочно сгорела Библиотека АН СССР, и были навсегда утрачены треть ее газетного фонда и около 300 тысяч книг, не считая миллионы испорченных. Едва ли не более дьявольский пламень сейчас объял всю Академию наук, что автор этого введения неожиданно для самого себя мистически предсказал в опубликованной до начала сокрушительной реформы статье «Игрища бесовские в АН СССР» (Общество и государство в Китае. Т. 43, ч. 2. М., 2013). Этому, как тушение пожара встречным огнем, можно противопоставить пламенное подвижничество в сохранении, обнародовании и распространении  достижений отечественной науки.
      
До сих пор в неприемлемом объеме продолжают оставаться неопубликованными труды многих выдающихся синологов России, творивших и во вполне вегетарианские времена. К примеру, в открывающем т. 2 разделе «Научное наследие» помещены статьи - В.С. Манухина (1926-1974) «Некоторые композиционные особенности романа “Цзинь, Пин, Мэй”», написанная в 1960-е гг., и В.С. Спирина (1929-2002) «Проблема “тождества” (тун 同) в древнем Китае», датированная 25.04.1990, а многие другие их труды еще ждут своей очереди.  
       
После ухода из жизни названных блестящих авторов и многих неназванных отечественная китаистика понесла невосполнимые потери. Особенно вопиющие из-за того, что в последние два десятилетия произошло «вымывание» из науки целых поколений, причём самых работоспособных. Более того, кадровый состав приоритетных для нашего  издания отраслей синологии – архивистики и библиографии стал напоминать отряд царя Леонида после Фермопильского сражения, а новобранцев на этом бранном поле пока тоже не видно.
     
Все это требует самого внимательного отношения к подвижникам отечественной китаистики и плодам их самоотверженной деятельности.  Поэтому много места в предлагаемом издании уделено персоналиям и юбилеям, рецензиям и библиографиям. К сожалению, не удалось построить в нем задуманный иллюстративный ряд. В одном случае - в статье В.С. Спирина  «Рационализм в классической китайской философии» сам доступный оригинал оказался лишенным требуемых схем, в других – негативную роль сыграли формально-технические обстоятельства. Приятной компенсацией этой с горечью осознаваемой составителем недостаточности визуального материала могут служить, во-первых,  сопровождающие  «Краткие заметки об иллюстрациях к “Цзинь, Пин, Мэй”» академика Б.Л. Рифтина копии ценных гравюр XVII в., которые никогда не публиковались в России и свободный доступ к которым в КНР открылся лишь совсем недавно, во-вторых, воспроизведенные на цветной вклейке также во 2-м томе эксклюзивные факсимиле рукописи В.М. Алексеева 1942 г., которая уже стала недоступна публикатору и благодаря которой удалось устранить досадную лакуну в его напечатанном переводе. Становящийся в компьютерную эру раритетным рукописный текст передает не только дух автора и атмосферу эпохи, но и позволяет решать подобные текстологические задачи, на которые  ориентировано настоящее издание.
      
Совмещение у него двух тесно взаимосвязанных целей – исследования Китая и китаистики -  отражает оформление обложки. Придуманный составителем рисунок на ней объединяет обозначающий Китай как Срединное государство иероглиф чжун  («середина, центр») с представляющим Россию черным квадратом внутри него. Круглый элемент иероглифа чжун с квадратом в нем – классический и вездесущий (даже в форме традиционных монет) китайский символ двух главных в мире противоположностей – Неба и Земли, который здесь выражает взаимосвязывающую противоположность Китая и России. Дополнительной ассоциацией с самым знаменитым китайским символом инь-ян, или Великого предела (тай-цзи), означающим такую же противоположность, служит замена черного и белого цветов противоположными на обороте обложки, т.е. выворотка рисунка.  Наконец, главную в архивной работе идею времени призван навеять образ наручных часов, которые напоминает наш рисунок.
     
Составитель первого двухтомника пионерского альманаха «Архив российской китаистики» надеется, что этот «архивный юноша» знатного происхождения будет мужать и крепнуть, принося только радости своим родителям и всем знакомым, т.е. его читателям.
 
Ст. опубл.: Архив российской китаистики. Ин-т востоковедения РАН. - 2013 -  . Т. I / сост. А.И.Кобзев; отв. ред. А.Р.Вяткин. - М.: Наука - Вост. лит., 2013. - 583 с. 3-7.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

Политическая модернизация Китая
Власть, бизнес и коррупция в Китае
Сочинения цинских авторов XIX в. в Корее
Скрытые смыслы Шу-цзина: разговор Цзу И с Чжоу-синем в главе Си-бо кань Ли
Исследование, перевод и комментарий «Предисловий к записям» (Шу-сюй)


Вы можете приобрести книгу от авторов сайта:

Реклама:

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ ГУ-ВШЭ, магистерская программа "Исследование, консультирование и психотерапия личности"
© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.