Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


«Павильоны плывущих чарок» в храмах и парках Пекина

 
Работа выполнена по гранту РГНФ № 14-01-00507. 
 
АННОТАЦИЯ: Анализируются строения китайской архитектуры, известные как «павильоны плывущих чарок», которые первоначально предназначались для проведения сезонных очистительных обрядов, а впоследствии превратились в светские развлечения аристократов. Павильоны являются выдающимися памятниками прошлого и важной частью игровой культуры Китая. Состязательные формы досуга на фоне ритуального винопития представляли самостоятельное направление деятельности интеллектуалов, сыгравшее важную роль в развитии культуры стран синоиероглифического региона.
 
******************************
 
Обычай ритуального винопития у воды зародился в Китае ещё в древности. Источники утверждают, что такие церемонии проводил ханьский император Чжан-ди (75–88), а истоки восходят к очистительным ритуалам легендарного Чжоу-гуна (XI в. до н.э.). Первый «павильон плывущих чарок» связан с вэйским императором Мин-ди (203–238), который повелел построить в саду каменный жёлоб-ручей для проведения весенних обрядов. Постепенно ритуалы превратились в игры цюйшуй люшан («плывущая по изогнутой воде чарка»), для которых создавались сады с извилистыми каналами, где происходили поэтические состязания (Рис. 1). Участники сочиняли экспромт на заданную тему, и кто успевал завершить стихотворение до того, как чарка доплывет до него, имел право выпить вино. Сугубо светский неофициальный вариант встреч «у изогнутой воды» разработал великий каллиграф Ван Сичжи (321–379). Организованный им в 353 г. «праздник 3-го дня 3-го месяца» в местечке Ланьтин близ г. Шаосин (в пров. Чжэцзян) стал образцом для таких состязаний (см.: [Кравцова, 2008; Войтишек, 2011]). По мнению С.Т. Кожанова [2014, с. 109], Ван Сичжи использовал древний обряд очищения ланьшан. Не случайно этот день играл большую роль в календарных праздниках многих народов Южного Китая (а также корейцев и японцев).
 
Рис. 1. Праздник поэзии и каллиграфии у Павильона Ланьтин, г. Шаосин, пров. Чжэцзян. Фото Е.Э. ВойтишекРис. 1. Праздник поэзии и каллиграфии у Павильона Ланьтин, г. Шаосин, пров. Чжэцзян. Фото Е.Э. ВойтишекРис. 1. Праздник поэзии и каллиграфии у Павильона Ланьтин (г. Шаосин, пров. Чжэцзян), где в 353 г. впервые состоялся грандиозный пир «людей культуры» у изогнутого ручья с поэтическими декламациями и ритуальным винопитием (фото Е.Э. Войтишек; материалы научной командировки в г. Шаосин в апреле 2010 г.).
 
Новый подъём интереса к «пирам у изогнутой воды» и трансляция связанного с ними ритуального комплекса на Север Китая произошли благодаря императору Сюанье (правил в 1662–1722 гг. под девизом Канси) и, особенно, императору Хунли (правил в 1711–1795 гг. под девизом Цяньлун). Эти государи собирали произведения искусства, приглашали ко двору учёных и «людей культуры», предавались изысканным забавам. Именно таким правителем-меценатом предстаёт Хунли, совершивший несколько поездок на Юг, в т.ч. шесть раз в Чжэцзян. Он просто не мог обойти вниманием Ланьтин и по возвращению в Пекин велел восстановить старые и построить новые «павильоны». Поскольку император считался посредником между Небом и Поднебесной, то всё происходившее с ним и его семьёй, влияло на благополучие страны. «Павильоны плывущих чарок» служили не только для развлечений, но и для ритуалов очищения от скверны и изгнания злых сил.
 
«Павильоны» представляли собой небольшие беседки, остроконечная крыша которых защищала не только от дождя и ветра, но и, по народным поверьям, от разных напастей и нечисти. Колонны по углам играли роль несущей конструкции и гармонизировали пространство. Четырёх-, шести- или восьмиугольная форма беседок и соответствующее число колонн имели благопожелательное значение, выраженное в нумерологической формуле, ставшей популярной поговоркой: «Благие дела образуют пары, четыре умиротворения и восемь спокойствий, шестью шесть — полное благополучие». Объединял их извилистый канал, высеченный в мраморных плитах пола. Если поблизости не было естественных источников, то строились колодцы, вода из которых поступала в каналы через искусственные водопады или каменные трубы.
 
К настоящему времени в Пекине сохранилось четыре «павильона плывущих чарок»: Иганьтин в храме Таньчжэсы, Люшуйиньтин в парке Чжуннаньхай, Синшантин в парке Гугуна и Циньцютин в музее Резиденция князя Гуна, — а также фрагменты двух беседок из парка Юаньминъюань. Авторам статьи удалось их осмотреть, зафиксировать и сравнить полученную информацию с письменными источниками [Цзинчэн..., 2005].
 
Храм горы Таньчжэ основан при династии Цзинь (265–420). В XVIII в. там построили «Императорский павильон плывущих чарок». Постройка деревянная, квадратной формы, крытая зелёной черепицей, пол из белого мрамора, в котором вырезан изогнутый желоб-ручей, 10 см шириной и глубиной. Вода втекает в беседку с востока и после многих извивов вытекает на западе. Император Хунли любил бывать здесь, создал табличку-вывеску с надписью Игань («Прекрасный нефрит») и сложил стихотворение о «павильоне плывущих чарок», назвав его «Нефритовая беседка» (Иганьтин).
 
Беседка Люшуйинь («Звук струящейся воды») находится в парке Чжуннаньхай на островке в Южном озере (Наньхай). Её возвели на фундаменте павильона эпохи Мин. При императоре Сюанье беседку перестроили и увенчали табличкой с надписью Цюйцзянь фухуа («Цветы, плывущие по изогнутому ручью»). Император Хунли её реконструировал, добавил искусственный водопад и поменял табличку, на которой собственноручно написал Люшуйинь. В наши дни от беседки осталось квадратное основание с извилистым каналом на полу. Сзади находится искусственная горка с водопадом, откуда вода поступала в канал, а затем обратно в озеро.
 
Беседка Сишантин («Павильон омовения и дарения») построена в 1772 или 1776 г. в западной части сада дворца Ниншоугун («Дворец спокойного долголетия»). Название беседки отсылает к «Предисловию к сборнику Павильона Орхидей», написанному Ван Сичжи в ходе весеннего обряда очищения (сюси, чуньси). С тех времён понятия Ланьтин и сюси стали обозначать «павильоны плывущих чарок» и «пиры у изогнутой воды». Расположена она на каменном цоколе, с крытой галереей спереди. Остроконечная крыша с поднятыми углами выложена жёлтой (по краю — зелёной) глазурованной черепицей, балки перекрытий расписаны цветным рисунком. В задней части беседки устроены многостворчатые двери из чёрного лака с узором «дракон в облаках». С северной стороны она соединяется галереей с «Павильоном сияющей зари».
 
Рис. 2. Павильон плывущих чарок в Саду императора Цяньлуна, дворцовый комплекс Гугун в Пекине. Фото Е.Э. ВойтишекРис. 2. Павильон плывущих чарок в Саду императора Цяньлуна, дворцовый комплекс Гугун в Пекине. Фото Е.Э. ВойтишекРис. 2. «Павильон плывущих чарок» в Саду императора Цяньлуна, дворцовый комплекс Гугун в Пекине (фото Е.Э. Войтишек; материалы научной командировки авторов статьи в Китай в июле 2014 г.).
 
В каменном полу передней галереи выдолблен канал длиной 27 м для проведения «пиров у изогнутой воды» (рис. 2). Наполнялся он из колодца, спрятанного под искусственной горкой к югу от беседки. Воду набирали в чан на вершине горки и по подземному жёлобу направляли в канал, через который она вновь попадала в колодец.
 
Всё внутреннее и наружное убранство призвано было вызывать ассоциации с образами из «Предисловия» Ван Сичжи: «А местность здесь: высокие горы, крутые холмы; роскошные рощи и длинный бамбук» [Шедевры.., 2006, с. 232, 233]. Поэтому перед входом выложены декоративные горки из камней, а в отделке преобладает бамбуковый узор, который вырезан также на мраморной балюстраде вокруг здания [Лю Хунъу, б.г.].
 
Беседка Циньцютин (Павильон погружения в осень) находится в резиденции князя Гуна (Гун-ван фу), построенной в 1776–1777 гг. Небольшое восьмиугольное здание было возведено недалеко от главного входа в сад. На полу вырезан канал для проведения «пиров», который заполнялся из колодца, расположенного за искусственной горкой позади здания. Внутри имеются росписи на сюжеты трактата «24 примера сыновней почтительности», легенды о Белой змейке и др. [Циньцютин.., 2014].
 
До наших дней сохранились отдельные элементы «павильонов плывущих чарок» из дворцово-паркового комплекса Юаньминъюань. В юго-западной части парка Чжуншань сейчас находится «Беседка над стелой из Павильона Орхидей», где установлены также восемь колонн. Изначально стела и колонны находились в Павильоне Ланьтин, возведённом в центральной части Юаньминъюань в 1727 г. в подражание знаменитому Павильону Орхидей из Шаосина. Вывеску для него с иероглифами Цзоши линьлю («Сидя на камнях, взирать на поток») написал император Хунли. В 1779 г. павильон перестроили в восьмиугольную беседку с остроконечной крышей под синей черепицей. Крышу поддерживали массивные каменные колонны с выгравированными строками из «Предисловия к сборнику Павильона Орхидей», причём надписи сделали разные авторы в разных стилях. Общее название этого собрания — «Каллиграфия из Павильона Орхидей на восьми колоннах» [Цзоши…, б.г.]. В центре павильона стояла каменная стела, на лицевой стороне которой выгравирована картина «Пир у изогнутой воды во время весеннего праздника очищения в Ланьтине», а на обороте — стихи императора Хунли, посвящённые Павильону Орхидей. В 1860 г. в ходе Второй опиумной войны Юаньминъюань был полностью разрушен англо-французскими войсками. Стелу и колонны перенесли в парк Чжуншань в 1917 и 1941 гг. соответственно. В 1971 г. для них специально построили «Беседку над стелой» [Ланьтин…, б.г.].
 
В парке Юаньминъюань имелся ещё один «павильон плывущих чарок». Он находился в северо-западной части «Сада прекрасной весны» и представлял собой квадратную беседку с двойной крышей, под которой была табличка с надписью«Свободное выражение чувств». После разгрома сохранилось только мраморное основание с изогнутым каналом, найденное археологами в 1981 г. [Цичуньюань…, б.г.].
 
Изученные беседки и павильоны в парках и храмах Пекина являются не только архитектурными памятниками эпохи позднего Средневековья, но и важными палеоэтнологическими источниками по игровой культуре Китая. Состязательно-игровые формы поведения на фоне ритуального винопития представляют самостоятельное направление в деятельности «человека культуры», сыгравшей важную роль в развитии традиционного мировоззрения в странах синоиероглифического региона.
 
Литература
Войтишек, 2011 — Войтишек Е.Э. Пир у изогнутой воды как элемент культуры винных приказов в Китае, Корее и Японии // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: История, филология. 2011. Т. 10, вып. 4: Востоковедение. С. 119–129.
Кожанов, 2014 — Кожанов С.Т. Пять прогулок по Пекину: Материалы к лекциям: 2-е изд-е, перераб. и доп. Новосибирск: РИЦ НГУ, 2014.
Кравцова, 2008 — Кравцова М.Е. Лань-тин ши // Духовная культура Китая: энцикл. в 5 т. М.: Вост. лит., 2008. Т. 3. Литература. Язык и письменность. С. 320–322.
Шедевры…, 2006 — Шедевры китайской классической прозы в переводах акад. В.М. Алексеева: в 2 т. М.: Вост. лит., 2006. Т. 1.
Ланьтин…, б.г. — Ланьтин бачжутин [Беседка с восьмью колоннами Павильона Орхидей] // Сайт парка Чжуншань.
Лю Хунъу, б.г. — Лю Хунъу. Сишантин [Беседка «Павильон омовения и дарения»] // Сайт Музея Гугун  (дата обращения 21.08.2014).
Цзинчэн..., 2005 — Цзинчэн любэйтин юй «Ланьтин цзисюй» [Столичные «павильоны плывущих чарок» и «Предисловие к сборнику Павильона Орхидей»] // Сайт газеты «Жэньминь жибао». 23.08.2005 (дата обращения 22.08.2014).
Цзоши…, б.г. — Цзоши линьлю [Сидя на камнях, взирать на поток] // Сайт парка Юаньминъюань (дата обращения 25.08.2014).
Циньцютин..., 2014 — Циньцютин [Беседка «Павильон погружения в осень»] // Сайт Музея Гун-ван фу. 03.03.2014.
Цичуньюань…, б.г. — Цичуньюань любэйтин цзо [Основание «беседки плывущих чарок» из Сада Прекрасной весны] // Сайт парка Юаньминъюань (дата обращения 25.08.2014).
 
Elena E. Voytishek, Maria A. Kudinova,Sergey A. Komissarov
 
«Pavilions of Floating Cups» in Beijing Temples and Parks
 
ABSTRACT: The paper analyzes the specific buildings of traditional Chinese landscape architecture that since the ancient times were known as the “pavilions of floating cups”. Originally, these pavilions had been intended to perform seasonal purification ceremonies with ritual wine-drinking, and later they became mundane entertainments of aristocrats. Temple and park constructions are not only the outstanding monuments, but also the evidences of the game culture of China. The study of competitive game forms of leisure behavior with ritual wine-drinking is an independent aspect of the activities of “man of culture” which had played an important role in the development of traditional ideology in the countries within so called Sino-hieroglyphic region.
 
Ст. опубл.: Общество и государство в Китае. Т. XLV, ч. 2 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2015. – [1031] стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 18 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 247-253.

Авторы: , ,
 
© Copyright 2009-2019. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.