Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


«Духовной жаждою томим…» (К 80-летию З.Г. Лапиной)

 
 
Зинаида Григорьевна ЛапинаЗинаида Григорьевна ЛапинаЗаслуженный профессор МГУ, доктор исторических наук, китаевед Зинаида Григорьевна Лапина отметила 27 декабря 2014 года своё 80-летие. Полвека радений профессора Лапиной в университетских стенах на почве преподавания и науки вспоминают сегодня с теплотой и благодарностью её многочисленные коллеги и ещё более многочисленные ученики. Пользуясь случаем хочется кратко напомнить про самые значимые вехи профессиональной биографии и научные взгляды юбиляра, используя для этого отрывки из интервью 2009 г., вошедшего в 1-й том сборника «Российское китаеведение — устная история»[1].
 
В отличие от многих сверстников-китаеведов, вдохновлённых на выбор экзотичной профессии победами китайских коммунистов и созданием в 1949 году КНР, З.Г. Лапина сделала свой жизненный выбор почти случайно. Не собираясь связывать свою жизнь с далёким Китаем, она окончила среднюю школу с золотой медалью и хотела поступить на химический факультет МГУ. Но, преуспевая в точных науках, однажды со страхом подумала, что жизнь может пройти мимо наук гуманитарных. В итоге, подав в 1952 г. документы в приёмную комиссию МГУ, она выбрала Китай и, пройдя собеседование (медалистов тогда принимали в вузы без экзаменов), поступила на 1-й курс истфака, на кафедру истории Дальнего Востока, которой заведовала известный китаевед Л.В. Симоновская.
 
Изучение Китая и китайского языка давалось совсем нелегко. В те годы советские студенты не имели ни хороших учебников и словарей, ни языковой практики, ни преподавателей-носителей китайского языка. Но все трудности были преодолимы и оправданы. Как вспоминает З.Г. Лапина:
 
Я стала китаеведом и не пожалела об этом. Вся прелесть изучения культуры и истории Китая состоит в том, что оно даёт ответы на фундаментальные вопросы мировоззренческого характера. Соприкосновение с Китаем, с Востоком очень обогащает человека, но только если человек к этому готов… Это была не «хладная», по выражению  А.С. Пушкина, наука, а отношение любви и уважения к китайскому народу, к его культуре!
 
Настоящая удача улыбнулась молодому китаеведу в 1957 году, когда, сразу после окончания ИВЯ МГУ, З.Г. Лапину послали в Китай, где она снова оказалась в роли студентки и проучилась 3 года на историческом факультете Пекинского университета. Первый приезд и обучение в Китае оказались незабываемыми и судьбоносными:
 
Осенью 1957 г. я поехала в Китай, нас пришли провожать не только наши друзья-студенты, но и все преподаватели. У нас даже не спрашивали, на какой срок мы едем, потому что мы были готовы на всё! Вот такое было романтичное отношение к Китаю! Было счастье от того, что мы едем в страну изучения… Такое доброжелательное отношение к Китаю сохранялось даже когда испортились отношения двух стран… Что я ещё могу сказать о пребывании в Китае? В первый год я ощущала, что постоянно нахожусь в состоянии счастья! Я приехала в страну изучения, которую пыталась уже как-то понять. И я не разочаровалась… Первый год, несмотря на большую учебную загруженность, прошёл как праздник! Впечатления от страны древней культуры, особенно гостеприимной тогда к «старшему брату», были ярки и незабываемы.
 
Трёхгодичный визит стал прекрасной возможностью для живого приобщения к истории и культуре древней страны. Помимо живописных парковых ансамблей, богатейших исторических музеев, могил императоров и буддийских храмов, путешествий по стране, а также учёбы и общения с китайскими профессорами, были в этой жизни и повседневные бытовые проблемы, работы на субботниках, посещения «народных коммун», наблюдение массовой эйфории и горьких последствий «большого скачка».
 
Вернувшись в СССР в 1960 г., З.Г. Лапина устроилась работать младшим техническим сотрудником в Институте китаеведения АН СССР, поступила в аспирантуру при ИВЯ, защитила в 1964 г. кандидатскую диссертацию по теме «Политическая борьба в Китае в связи с проведением реформ в XI в.», после чего перешла работать на кафедру истории Китая в МГУ. Там, в стенах родного университета, З.Г. Лапина работает уже целые полвека, лишь с одним перерывом в 1972–1974 гг. для выезда на стажировку в Наньянский университет (Сингапур).
 
За пять десятилетий из стен альма-матер вышло несколько поколений китаеведов, многие из которых стали известными учёными, преподавателями, дипломатами, журналистами, политиками и бизнесменами. Большинству из них З.Г. Лапина читала курсы по истории древнего и средневекового Китая, по китайской историографии в древности, средние века и в новое время. Помимо обучения студентов-китаистов была ещё и работа «колхозом», в виде лекций по истории Китая и Японии в рамках общеинститутского курса по истории стран Азии в средние века, а также курсы лекций на истфаке МГУ. Все минувшие годы юбиляр читала различные спецкурсы, руководила курсовыми и дипломными работами студентов, а потом и кандидатскими работами. Параллельно с преподавательской работой были опубликованы несколько монографий, десятки статей, учебники по истории Китая и истории стран Азии и Африки в средние века.
 
В 1986 г. З.Г. Лапина защитила докторскую диссертацию по теме «Учение об управлении государством в средневековом Китае: Трактат «План обогащения государства, план усиления армии, план успокоения народа» Ли Гоу» (М., 1985. 383 с.), в 1990 г. получила звание профессора, в 1989–1993 гг. заведовала кафедрой Истории Китая ИСАА, а затем возглавила лабораторию «Экологии культуры Востока» (1993–2010). За долгую и успешную работу в 2002 г. З.Г. Лапина удостоена звания «Заслуженный профессор МГУ».
 
С годами неизбежно менялось и востоковедческое амплуа юбиляра. В 1980-х гг. она перешла от истории на другую, более широкую стезю — культурологию, и теперь идентифицирует себя как культуролога.
 
Как справедливо утверждает З.Г. Лапина, изучение Китая даёт хорошую базу для познания всей мировой культуры вообще. В своей докторской диссертации она, в частности, писала о краеугольном понятии цзин ши цзи минь 經世濟民 — «упорядочивание-гармонизация мира ради вспомоществования народу». Данный термин подводит к фундаментальному понятию китайской социально-политической мысли, которое получило наиболее яркое выражение в экзаменационном сочинении Ли Гоу (1009–1059). В основе этого мировоззрения лежал тезис о высоком предназначении человека, в данном случае монарха, призванного творить жизнь в сотрудничестве с Небом и Землёй.
 
В современном китайском языке термин цзин цзи значит «экономика». Но, в отличие от английского economy, бином цзин цзи охватывал комплекс единого целостного знания, включая экономический аспект лишь в качестве его составляющего. Генезис этого учения и само бытование термина цзин цзи в политической культуре Поднебесной даёт основание поразмышлять о причинах успехов современного Китая. Как полагает З.Г. Лапина, проводя реформы и обсуждая проблемы экономики уже в современном значении этого термина, представители китайской политической элиты решают чисто «экономические» проблемы в традиционно более широком контексте жизни. Генетическая память, заложенная предками в традиционную культуру, ограждает их от всякого рода крайностей, не позволяя проводить эксперименты над собственным народом — ведь цзин цзи означает ещё и бережливость, экономность в самом высоком смысле, как соблюдение меры в потреблении природных ресурсов и жизненной энергии самого социума и индивидуумов, его составляющих. Традиционная китайская культура очень экологична в своих образах и призывает к экономии средств и энергии. Вместе с тем, китайский термин цзин цзи универсален и приложим к политической культуре других стран Востока, в частности, как это ни странно, к Индии, — утверждает заслуженный профессор МГУ.
 
В 1991 г. З.Г. Лапина возглавила творческий коллектив по изучению экологии культуры, который в 1993 г. был преобразован в Лабораторию Экология культуры Востока, новое научно-исследователь-ское подразделение ИСАА МГУ. В самом названии лаборатории органически соединились три важнейших направления гуманитарных исследований: экология, культура и Восток. Работа по этим направлениям базируется на глубинном понимании экологии как, прежде всего, целостного экологического сознания. Культура в таком контексте понимается как самая широкая система общения человека с природой. Именно такова культура Востока, ориентирующая человека на духовное совершенствование. С учётом этого, общая стратегическая цель лаборатории — формирование экофильного сознания на основе обогащения экологических потенций культуры Востока и мира в целом. Конечно, при этом очень важен особый акцент на русской, российской культуре, которая, в силу геополитического положения России, исторически служит мостом между Востоком и Западом.
 
По утверждению З.Г. Лапиной, осознание гибельности конфронтации общества с природой требует коренной смены мировоззренческих координат, создания подлинной системы ценностей. Оно подразумевает необходимость сущностных перемен в науке и в образовании посредством интеграции лучших достижений культуры, науки, религии. Поскольку восточная философия (а точнее, её экософия, или экологическая мудрость) построена на интегральном подходе к природе, к проблемам человека как её части, необходимо освоение не только цельного, или живого, знания, но и тесно связанной с ним живой этики восточных культур, исключающих конфронтацию человека с природой. Едва ли кто-то сегодня посмеет не согласиться с этим мудрым утверждением.
 
«Узловая» идея научных разработок З.Г. Лапиной и её творческих соратников заключается в том, что структуры разных сфер — культуры личности, труда, производства, учебно-научного знания и, наконец, природы — аналогичны, подобны и логически тождественны друг другу. Благодаря этому возможно, меняя структуру знания, изменять и структуры всей «цепи». Здесь в латентном виде дана идея возможного снятия угрозы всеобщей эко-катастрофы, посредством гармонизации господствующих ныне формальной логики, гносеологии, диалектики, философии, цивилизационной (рационалистической) личности и видов деятельности, имеющих свои ограничения.
 
Разумеется, З.Г. Лапина и сегодня продолжает работать как профессиональный китаевед. Например, ею написаны главы для «Истории Китая» под общей редакцией А.В. Меликсетова [2]. Пишется раздел по истории Сунской династии для десятитомной «Истории Китая» под общей редакцией С.Л. Тихвинского. Написана глава «Конфуцианство» в учебном пособии «История религий»[3]. З.Г. Лапина продолжает заниматься и Конфуцием — опытом его личного совершенствования. Но оставаясь китаеведом, она всё-таки расширила рамки своих исследований. По собственному признанию, со временем её перестали занимать определённые сюжеты лишь какого-то одного исторического периода — Сун, Тан и др. Ведь история — это концентрированный опыт самопознания. Как отвечает З.Г. Лапина, в китайской культуре не существует прошлого, настоящего и будущего, которые составляют один (непрерывный) поток вечности. Удивительно, что многие китайцы относятся к древнему учению Конфуция так, как будто Конфуций — это их современник. В то время как в России мы как бы более оторваны от своих предков и от своих корней.
 
Как утверждает юбиляр, именно на примере Конфуция она поняла структуру «откровений» во всех культурах. По той же гексаграмме, образованной из 6 строк, построены «Молитва» М.Ю. Лермонтова («В минуту жизни трудную…»), а также «Пророк» Пушкина, откровения суфиев — туркменского поэта Махтумкули и перса Хафиза. И все они основаны на матрице из Шуцзина. Получается, что всё то, что содержится в Шуцзине — это не только китайская, но и общечеловеческая мудрость. Суть её, по Шуцзину, сводится к пяти аспектам совершенствования человека. Это, прежде всего, покоряющая речь (言 янь), вызывающий уважение облик (貌 мао), духовное зрение (視 ши), духовный слух (聼 тин) и, наконец — как синтез всего этого — проницательное мышление (思 сы). И этой «пятерице» соответствует 5 первоэлементов (стихий) или 5 аспектов движения духа…
 
Главным фокусом своих нынешних исследований З.Г. Лапина считает тему совершенствования человека. Человеку следует осознать, зачем он приходит в этот мир. Китайская культура ясно отвечает на этот вопрос. Человек должен совершенствоваться. То есть, в итоге сжечь своё «эго» и из простой личности стать творческой индивидуальностью. Китайская культура в принципе отличается от культуры западной тем, что в китайской культуре личность и «государство» не конфликтуют — ведь у них одна цель. В идеале, государство в китайской культуре рассматривается как инструмент для обеспечения жизни человека, а задача каждого подданного — совершенствоваться, возвышаясь духовно над своим «эго».
 
Кроме того, З.Г. Лапина стремится развивать тему искусства, как высшей формы культуры. В книге «Экологическое воспитание»[4] ею написан материал об искусстве езды на колеснице. Там чётко показано, как, буквально, преобразуется сущность («семь тел») человека. Как Конфуций стремился к единению с Небом, стремился быть на одной вертикали с Небом, подобно душе и телу возничего, который мчится на колеснице. Это означает быть способным «взять бразды в свои руки» и успешно осуществить все свои планы. В этом случае человек обретает силу, которая дана ему Богом, Высшим Разумом или Небом. И у него тогда появляются неограниченные возможности. Но большинство людей ведёт «приземлённый» образ жизни. Они и не помышляют, какая энергия заключена в каждом человеке. Поэтому культура — единственное спасение.
 
Хочется напомнить, что в 2001 г. З.Г. Лапина выпустила книгу «Искусство властвовать»[5], где помещены её перевод экзаменационного сочинения Ли Гоу и текст трактата Лю Шао «О сущности человека» (Жэньу чжи) в переводе её ученика, ныне известного дипломата Г.В. Зиновьева. Профессор Лапина написала предисловие к этой книге, в котором концентрированно изложена суть её научных изысканий.
 
Как говорили ученики Конфуция: «Учитель расширял нас с помощью вэнь и ограничивал посредством ритуала» (博我以文,約我以禮). Иначе говоря, человек должен расширять своё сознание, духовно расти и сливаться с природой и Небом. Тем самым, он обретает великую силу. Поэтому понятие «культура» является ключевым. В трудах и речах политических деятелей Китая профессор Лапина тоже усматривает язык, который хранит эту мудрость предков, пусть даже уже в современном изложении.
 
Времена меняются стремительно и необратимо. По убеждению З.Г. Лапиной, будущее остаётся за Востоком, что видно и на примере Конфуция. Как говорил Учитель: «Надо каждый день быть новым» (日日新). Конфуций — учитель будущих поколений, и сейчас наступило его время. Но почему Конфуций считается одним из Учителей человечества? Потому что он говорил, что нужно обращаться вспять к истории, ради счастья десяти тысяч поколений! То есть, он думал о будущем и работал для будущего. Он не был оценён, не нашёл себе применения на службе, но он стал Учителем. И как сказал один из учеников Конфуция: «Он будет колоколом будущего»…
 
Сегодня весь мир идёт к единению. А, по сути, именно к этому и призывал Конфуций. Символом единения во всех культурах является община. В том числе, в России и в Китае. Дух единого творчества, создания единого пространства в рамках равноправной и справедливой общины является наиболее перспективным. Синтез на уровне личности и на уровне общества должен идти непрерывно. И этот синтез должен идти на самом высоком уровне культуры. Носителями этого синтеза должны стать самые совершенные люди в обеих культурах. А они уже подтягивают за собой к этому единению остальных. И это не нивелирование культур. Потому что, как говорят китайцы: «Благородные мужи объединяются, не растворяясь» (君子不同而和 цзюньцзы бу тун эр хэ). То есть, каждый благородный муж индивидуален. Но он сливается (хэ) с себе подобными на уровне духа, движимый высокой мыслью. В противовес этому корыстные мелкие люди (сяо жэнь) «растворяются, но не объединяются» (同而不和 тун эр бу хэ). То есть, действуют только ради выгоды, ради низкой цели. Многое тут зависит от качества партнёров. Если есть китайцы, которые знают и любят Россию, и если есть россияне, которые знают и любят Китай, то они всегда стремятся постичь культуру друг друга. Для этого нужна любовь. А любовь рождает новую энергию. Нужно, чтобы представители двух культур лучше понимали друг друга.
 
Наконец, как отмечает З.Г. Лапина, сегодня появляется много книг с откровениями, которые указывают, что современный кризис создан специально для того, чтобы человек вернулся к истинным, самым элементарным ценностям жизни. Многие люди меняют своё мировоззрение, переходят в другие сферы творчества. Начинают понимать, что деньги — призрачная ценность. Чтобы создать лучшее будущее, человек должен стать лучше. Всё зависит от расширения сознания на уровне каждого индивида... Но расширить или развить можно только то, что у человека есть хотя бы в зародыше. С другой стороны, в человеке заложено многое. К счастью, русский человек, несмотря на все свои недостатки, не потерял способность творческого горения…
 
Если говорить о российских студентах-востоковедах, то главное для них в период обучения, как считает заслуженный профессор МГУ — по-настоящему прикоснуться к культуре Востока, которая должна стать для них источником совершенствования. Обрести способность к различению добра и зла, способность к различению сути, образов и особенностей вещей, которые мы видим и слышим. Нужно развивать интуицию, обрести способность заглянуть в себя, осознать свои недостатки, расширить своё сознание выйти за рамки предметного изучения, научиться воплощать в жизнь свои знания и применить к себе мудрость прошлого. Мудрость прошлого — это и личный опыт Конфуция, и, безусловно, наследие Пушкина. Как известно, русский гений запечатлел смысл духовного подвига и восхождения в знаменитом стихотворении «Пророк» (1826).
 
Что касается современного сближения Китая и России, то, как подчёркивает З.Г. Лапина, Китай долгое время с разной долей успеха строил своё общество, беря за образец западные мерки (капитализм, марксизм и т.д.), а свою традицию, восходившую к культивированию жизни, сводил лишь к специфике. Теперь же настало время сменить основание и поменять местами общее и особенное. В контексте мировой культуры китайская (восточная) специфика неминуемо должна быть осознана, по своему типу, как общий фундамент. В этом деле свой весомый вклад может внести Россия, с её классической культурой, находящейся на перекрёстке двух влияний и потому обладающая бесценным историческим опытом диалога и гармонического синтеза культур своих восточных и западных соседей. Взаимодействие культур Китая и России — конкретное воплощение процесса синтеза культур как реального средства «нормативного прогноза» желательного будущего культуры. Две культуры, нуждаясь друг в друге, гармонично взаимодействуя (как инь-ян) гармонично дополняют друг друга. В этом контексте выявляется самоценность каждой из культур, расширяется сознание участников культурного синтеза. В этом же контексте российские китаеведы и китайские русисты должны осознать личную ответственность за судьбы России и Китая, мыслить позитивно, вдохновенно работать на духовное единение двух стран.
 
Солидаризируясь со всеми этими мудрыми мыслями и пожеланиями, российские китаеведы, в свою очередь, от всей души поздравляют профессора Лапину с замечательным юбилеем, желают ей крепкого здоровья и творческого долголетия, а также новых путешествий в Китай, которые позволят, «обходя моря и земли», утолять духовную жажду и «глаголом жечь сердца» коллег-востоковедов, учеников и всех соотечественников.
 
Головачёв В.Ц.
(в 1987–1991 — аспирант З.Г. Лапиной)
 
Опубл.: Общество и государство в Китае. Т. XLV, ч. 1 / Редколл.: А.И. Кобзев и др. – М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения Российской академии наук (ИВ РАН), 2015. – [718] стр. (Ученые записки ИВ РАН. Отдела Китая. Вып. 17 / Редколл.: А.И.Кобзев и др.). С. 7-15.




  1. Российское китаеведение — устная история. М.: ИВ РАН, Крафт+, 2014, С. 258–289.
  2. История Китая. Учебник. Под редакцией А.В. Меликсетова. 2-е изд., испр. и доп. М.: Изд-во МГУ, Изд-во «Высшая школа», 2002. 736 с.
  3. Лапина З.Г., Винокуров В.В., Забияко А.П. История религий. Учебник. М.: Изд-во «Высшая школа», 2002. 463 с.
  4. Лапина З.Г., Чжоу Хун, Шилин К.И. Экологическое воспитание — творческая индивидуальность будущего // Энциклопедия Живого знания. Т. 6. М., 2002. 256 с.
  5. Лапина З.Г. Искусство властвовать. Каноны (2 китайских канона: III и XI вв., первая публикация). М.: Изд-во «Белые альвы», 2001, 288 с.

Автор:
 

Новые публикации на Синологии.Ру

«Духовной жаждою томим…» (К 80-летию З.Г. Лапиной)
Сценарии развития Китая до 2050 г.
Проблемы социальной истории Тюркского каганата в работах китайских учёных: опыт историографического обзора
Мифология Китая. Час истины. Выпуск 769
Об особенностях интерпретации в идентификации исторических персонажей в истории ойратов XV в.


© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.