Синология.Ру

Синология.Ру

Тематический раздел


«Быть летописцем современной мысли»: китайская периодика и журнал Дунфан цзачжи накануне и после Синьхайской революции

 
 
Аннотация: Статья[1] выявляет социальную рольновой китайской прессы  в первой четверти ХХ в., на примере Дунфан цзачжи. Этот журнал отобразил на своих страницах очень наглядный, живой и широкий «срез» тех настроений, идей и течений общественной мысли, которые существовали в китайском социуме накануне Синьхайской революции (и идеологически готовили её), а также в бурное, насыщенное драматичными, судьбоносными событиями первое десятилетие республиканского периода.

 
В 1974 году в Синологическую библиотеку АН СССР начал поступать полный комплект журнала Дунфан цзачжи («Восточный альманах»), переизданного в 1971 г. в Тайбэе фотолитографическим способом.[3, c.72] Представляется, что это переиздание восполнило существенный пробел: в 1957 г. в Пекине был издан «Полный перечень статей и заметок Дунфан цзачжи за 1904-1948 гг.». Во вводной редакторской ремарке с сожалением говорилось, что найти полный комплект Дунфан цзачжи уже почти невозможно, и этот «перечень» был выпущен специально для нужд научных работников.[2, c.72][2] В библиотеках СССР имелись к тому времени лишь разрозненные номера этого журнала. Поэтому получение полного комплекта дало возможность подробного и серьёзного ознакомления с ним. Это должно быть интересно уже потому, что Дунфан цзачжи выходил непрерывно 45 лет в континентальном Китае и был продолжен изданием на Тайване после образования в 1949 г. КНР.[3]
        
Китайская периодическая печать современного типа ведёт своё начало всего лишь с конца XIX века. Цинское правительство всячески ограничивало её. После Синьхайской революции 1911 года в Китае была объявлена свобода слова. Количество газет и журналов быстро росло, изменилось их внутреннее содержание. Главное место в них заняли политические события, ознакомление читателей с формами правления, критика этих форм и т.д. Много писали о методах образования, о женском вопросе. Но уже в 1912 г. министерство внутренних дел попыталось ввести правила, ограничивавшие свободу изданий. В 1914 г. был издан закон о предварительной цензуре. Пресса на время пришла в упадок.[8, c.40]
        
Новый расцвет произошёл в 1916-1917 гг., после падения Юань Ши-кая. Число изданий увеличилось, но их общий уровень поднимался медленно. Тем не менее, пресса оказывала всё более сильное воздействие на общественное мнение Китая, несмотря на то, что военные главари Китайской республики могли немедленно укротить любого редактора журнала, осмелившегося затронуть их в открытой критике.[1, c.100]
 
Журналы в это время основывались небольшими издательскими фирмами или группами интеллигенции, которые нуждались в выражении своих идей. Эти группы часто распадались, и тогда издание прекращалось. Издания прекращались и из-за материальных трудностей, хотя их корреспонденты, которые должны были уметь писать обо всём на свете, зачастую получали совершенно нищенскую зарплату.[9, c.98]
 
Дунфан цзачжи, начатый изданием в 1903 г., находился с этой точки зрения в отличных условиях: он издавался крупнейшим китайским издательством Шанъу иньшу гуань (商務印書館 или Commercial Press), имевшим свои отделения в 40 городах Китая. Именно этому обстоятельству он обязан своим ни с чем не сравнимым долголетием и почти не нарушавшейся регулярностью. В 1910х годах тираж Дунфан цзачжи доходил до 15 000 экземпляров, что превосходило тираж любого другого журнала того времени.[6, c.80]
 
С 1904 г. журнал стал наиболее видным и влиятельным органом буржуазно-помещичьей оппозиции Цинскому режиму. Он освещал развитие международных отношений, отводил большое место состоянию современного образования, а также публикации источников и монографий по общественно-политическим наукам. Выступая за проведение реформ сверху, Дунфан цзачжи выдвигал перед правительством в качестве первоочередной задачи создание Конституции, развитие экономики и просвещения, упорядочение внутреннего управления, возвращение Китаю захваченных иностранцами прав. В большинстве случаев журнал выступал с расово-националистических позиций. В общем поддерживал антииностранные бойкоты, но всегда предостерегал против прямых выступлений против иностранцев. В этом сказывалась слабость национальной буржуазии, боязнь широкого антиимпериалистического движения. Эта позиция была характерна для всей буржуазной оппозиции в целом, в то числе для её революционного крыла.[7]
 
Противоречивость позиций журнала отразилась и в оценках его современников. В книге Чжан Цзинь-лу «Материалы по истории современной китайской печати» говорится: «Во времена милитаристов политические статьи в Дунфан цзачжи печатались в «южном варианте» и в «северном варианте». Были они совсем не одинаковы, но сейчас уже мало кто об этом знает».[6, с.80]
 
В 1919 году Ло Цзя-лунь опубликовал в апрельском номере Синь Чао[4] статью «Современные китайские журналы». В ней он так отзывался о Дунфан цзачжи: «Это журнал, пишущий обо всём: то о промышленности то о политике, то о сельском хозяйстве и торговле, то о «духовном учении» 靈學 (лин сюэ). То есть, поистине, обо всём, что попало. Назвать этот журнал старым? Но он похож на новый. Назвать его новым? Но это не соответствует действительности. На второй-третий год Республики, когда главным реактором был  господин Хуан Юнь-шэн, положение было немного лучше. А сейчас, сколько ни читал я этот журнал, так и не понял, что в нём хорошего. Поистине можно сказать, что при таком способе, не имея своей точки зрения, собственной окраски, не имея системы, невозможно оказать никакого влияния на общество, нельзя выполнить и задачу распространения знаний. Я самым честным образом желаю редактирующим этот журнал людям быстрее изменить направление. Нужно понять, что если журнал предназначен для всех, то это всё равно, что ни для кого. Если в нём есть всё, это всё равно, что ничего нет. Я желал бы, чтобы в обществе поменьше было таких журналов, которые не стыдно назвать «мешаниной».[6, c.86]
 
Публикуя эту статью в своём сборнике, Чжан Цзинь-лу делает примечание: в котором говорит, что эта статья, направленная против недостатков нескольких журналов издательства «Шанъу иньшу гуань», сыграла большую роль в преобразовании содержания и направления пяти журналов этого издательства. С журналом Дунфан цзачжи это произошло в 1921 г., когда редактором в нём стал Ху Юй-чжи (Хуа Лу).[6, c.86][5] Но в январе 1923 г., в статье, посвящённой 20-й годовщине журнала, явно в возражение Ло Цзя-луню, говорится: «Журнал с самого создания был чтением для широкого общества. Поэтому мы не можем принять упрёки тех, кто говорит, что в журнале нет единого направления, что мы не можем печатать мнения по политическим вопросам. У нас открыты двери для любых статей по различным отраслям знаний и практической деятельности. Что же касается пустой болтовни и установления пустых теорий, то это традиционная китайская привычка, которой мы не хотим следовать. Мы стараемся расширить кругозор читателя полезными знаниями, острыми статьями, вместо того, чтобы, публикуя незрелые взгляды, заставлять читателя следовать неверным путём. Другими словами, мы считаем себя советчиками общественному мнению, а не руководителями его. Хотя тематика журнала многообразна, но это говорит о том, что мы хотим сделать ассорти из прошлого и будущего, низов и верхов, в котором было бы всё. И это не значит, что мы хотим создать постоялый двор, где стояли бы рядом коровы и лошади. Раз уж время, в которое мы живём, это отмеченный веяниями науки и народовластия ХХ век, то мы, определяя ценность статей, именно эти веяния и сделали критериями. Но у нас вовсе нет колебаний и готовности на всё. Мы считаем, что самая большая задача журнала – быть летописцем современной мысли и делать краткие сообщения для тех людей, которые хотят следить за мировым уровнем знаний, но не имеют времени читать специальные книги».[5]
 
Материалы журнала Дунфан цзачжи в основном соответствовали вышеприведённым редакционным декларациям юбилейной статьи. В то же время они дают полное основание согласиться с ещё одной внешней оценкой журнала, данной примерно в это же время известным советским журналистом и историком А. А. Ивиным.[6] Будучи большим знатоком Китая,  Ивин писал о Дунфан цзачжи так: «Строго определённой физиономии журнал не имеет, ибо издательство преследует исключительно коммерческие цели, даёт всё, что может интересовать читающую публику, т.е. главным образом китайскую интеллигенцию. Эта невыдержанность, отсутствие определённой цели, конечно, большой недостаток, но в то же время недостаток, делающий «Восток» наиболее показательным для широких тенденций китайской общественности».[4, c.72]
 
Согласившись с этой оценкой, мы должны признать, что журнал Дунфан цзачжи в общем выполнил поставленную его редакцией задачу –  «быть летописцем современной мысли» и «советчиком общественному мнению». Правда, нельзя признать, что этот летописец, как и всякий другой, был «надпартиен».
 
Как бы то ни было, на протяжении многих десятилетий Дунфан цзачжи оставался одним из влиятельнейших в Китае журналов-долгожителей панорамно-энциклопедического плана, в котором печатались многие знаменитые авторы. В целом, материалы журнала дают современным читателям и исследователям очень наглядный, живой и широкий «срез» тех настроений, идей и течений общественной мысли, которые существовали в китайском обществе накануне Синьхайской революции (и идеологически готовили её), а также в бурное, насыщенное драматичными, судьбоносными событиями первое десятилетие республиканского периода.
 
Источники и литература
  1. Алексеев В. М. Печать в Китае // Восток, 1922, №1
  2. Дунфан цзачжи цзун му 東方雜志總目(一九〇四年三月 – 一九四八年十二月) (Полный перечень статей и заметок Дунфан цзачжи за 1904-1948 гг.) – Пекин: Саньлянь шу дянь 北京: 三聯書店, 1957
  3. Дунфан цзачжи цюаньбу цзюкань уши цзюань 東方雜志全部舊刊五十卷 (Полный комплект старых номеров Дунфан цзачжи в 50 томах) – Тайбэй: Тайвань шанъу иньшу гуань 台北市:台灣商務印書館, 1971
  4. Ивин А. Китай и Советский Союз. – М., 1924
  5. Цзянь Ху 堅瓠. Бэнь чжи ды эрши нянь 本志的第二十年 (20 лет нашего журнала) // Дунфан цзачжи 東方雜志20卷 1號– 1923, Т.20, №1, С.1-4
  6. Чжан Цзинь-лу. Материалы по истории современной китайской печати. – Пекин, 1956
  7. Чудодеев Ю. В. Программа политических преобразований на страницах шанхайской либеральной печати в 1904-107 гг. // В сб. Доклады, представленные на ХХ Международную конференцию в Праге. – М., 1968
  8. Chou Tse-tsung. The May Forth Movement. – Cambridge, 1960
  9. Lin Yutang. A history of the press and public opinion in China. – Chicago, 1936
Ст. опубл.: Синьхайская революция и республиканский Китай: век революций, эволюции и модернизации. Сборник статей. – М.: Институт востоковедения РАН. – 312 с. С. 160-165.


  1. Эта и вторая статья автора в данном сборнике были написаны в 1975.
  2. Цифровая копия этого каталога доступна через Интернет.
  3. «Восточный альманах» (東方雜志 Дунфан цзачжи) выходил в Китае в 1904-1948. Всего, начиная с 11 марта 1904, вышло около 30 000 статей, 819 номеров в 44 томах.
  4. Первый номер ежемесячника Синьчао 新潮 (Новый прилив) был выпущен в январе 1919 издательством «Новый прилив» при Пекинском университете; Ло Цзя-лунь 羅家倫(1897-1969). Историк, один из студенческих лидеров в Пекинском университете в период «движения 4 мая». Учился в университетах Америки и Европы, был одним из основателей, редактором и наиболее активным автором журнала. Всего вышло 12 номеров «Синьчао»
  5. Ху Юй-чжи 胡愈之(1896-1986) – псевдонимы Ху Юй-чжи 胡芋之, Хуа Лу  化鲁 и др. Общественный деятель, писатель, литератор, переводчик, издатель. В годы «движения 4 мая» и позднее работал редактором Дунфан цзачжи
  6. Иванов Алексей Алексеевич (1885-1942). Псевдоним А. Ивин. Китаевед: педагог, учёный, журналист, дипломат. Окончил Школу восточных языков в Париже. Профессор Пекинского университета в 1917-1927. Позднее – научный сотрудник НИИ по Китаю при университете им. Сунь Ят-сена в Москве. Корреспондент газеты «Правда» в Китае в 1927-1930. Первый советский доктор наук по истории Китая

Автор:
 
© Copyright 2009-2017. Использование материалов по согласованию с администрацией сайта.